UA
про новости компаний
25.07.2021, 18:00

Как создать выдающийся продукт по определению плагиата. История Phase One Karma

"Из небольшого офиса на периферии глобального IT-рынка хотели выстрелить в мир". Интервью сооснователя Phase One Karma

Основанная украинцами IT-компания Phase One Karma (Р1К) больше известна в США, чем в Украине. Благодаря американскому рынку ей удалось сделать Unicheck – один из лучших продуктов по определению плагиата, который стал известен во всем мире. Система, построенная на основе сложного алгоритма анализа текста, ищет совпадение через Интернет или в документах из библиотеки пользователя. В 2020 году P1K успешно продала Unicheck американскому конкуренту и занялась развитием еще более амбициозного проекта для рынка США. Loio – это программа, которая трансформирует рутинную работу юристов с цифровыми документами и делает процесс составления договоров простым, быстрым и точным. Вокруг Loio основатели компании планируют сделать целую юридическую экосистему. 

Кто и как создавал компанию, почему ее продукты так популярны и востребованы в США и в чем секрет успеха P1K рассказал Chief Operating Officer & Co-Founder компании Артем Феньковский.

– Как все начиналось?

– В 2014 году. Из небольшого офиса на периферии глобального IT-рынка хотели "выстрелить в мир" (смеется). Было страшновато. Революция достоинства, начало войны и неизвестность впереди. Все понимали, что нужно как можно быстрее сделать хотя бы минимальную рабочую версию продукта, чтобы понять, стоит ли продолжать. В том же году был создан наш первый продукт Unplag (известный с 2017 года как Unicheck). Идея возникла у главного инвестора и вдохновителя компании – Богдана Пола (сегодня он глава совета директоров Р1К). Богдан очень увлечен созданием продуктов на основе искусственного интеллекта.

– Почему именно борьба с плагиатом?

– Мы все когда-то были студентами. Не секрет, что много научных работ в вузах списываются. К сожалению, часто даже преподаватели пишут на заказ. Хотелось сделать максимально полезный продукт, чтобы как-то повлиять на ситуацию и побудить студентов не копировать чужие идеи, а создавать свои, уникальные, и учиться мыслить критически.

Мы примерно понимали, как работает плагиат checker и были уверены, что сможем создать доступный и качественный продукт. Бизнес с самого начала строили на людях, которым "не все равно" и нам действительно было интересно то, чем мы занимаемся.

– Вы понимали, что этот продукт вряд ли станет массовым? 

– Это очень сложная ниша. Если бы тогда знали, что это такое, вряд ли зашли (смеется). Сначала мы делали B2C-продукт, рассчитывали, что пользоваться им будут не только вузы, преподаватели, но и студенты. Казалось, запустим продукт по $10, "нальем" рекламы и будем зарабатывать. Но все случилось не так как предполагалось. Понадобилось три года, чтобы понять, как должна работать наша модель. Пришлось полностью изменить подход и перейти на модель В2В, то есть продавать университетам. Начали участвовать в выставках, регулярно ездить в Европу, США. В процессе общения с потенциальными клиентами получали фидбэк. К слову, были приятно удивлены отношением иностранных преподавателей к своей работе. Например, они ходят на выставки в поисках чего-то нового, что может улучшить учебный процесс и помочь его диджитализировать. К сожалению, в Украине трудно такое представить. Два абсолютно разных мира.

– Вы пробовали начать с Украины?

– Можно сказать мы натолкнулись на стену сопротивления в нашей системе образования. Ведь, давайте говорить честно, у нас проблема плагиата остро не стояла. Но мы не опускали руки, приходили в наши вузы и говорили, что нам не нужны деньги, ничего не нужно, мы поставим сервера, установим систему, пользуйтесь. Так, шаг за шагом, и в Украине начала приживаться идея борьбы за академическую добропорядочность. Сейчас украинские вузы охотно покупают Unicheck.

– Сколько прошло времени от начала реализации идеи до готового продукта?

– Вся история тянулась около пяти лет. Первые три года мы создавали команду, перестреливались, настраивали процессы, ошибались. Следующие два года, когда уже "поставили паровоз на рельсы", начали продавать продукт. 

– Ваши основные клиенты были в США? 

– Да. Американские университеты – наш основной потребитель.

– Почему США, а не Европа?

– Преимущества США в сравнении с Европой для нашего продукта были очевидны. Во-первых, это масштабы рынка IT-технологий. Во-вторых, уровень развития системы высшего образования. В США более 4 000 высших учебных заведений и вопрос борьбы с плагиатом там стоит на очень серьезном уровне. В образовательном процессе США проверка на плагиат является обязательной опцией.  

– Как вы к ним достучались? 

– Поначалу никто не верил, что мы сможем построить один из лучших продуктов по определению плагиата в мире. Мы, украинцы, придумали продукт, который хотели продавать американским государственным университетам. Представляете? То есть сложнее не придумаешь. Можно сказать, что мы часто сталкивались с дискриминацией, но, несмотря на это, мы находили единомышленников. Следующий этап – убедить потенциальных клиентов заменить их действующую систему нашим продуктом. Это очень сложно технически, ведь для этого нужно было перестроить все алгоритмы, не сорвав учебный процесс. 

Есть важный момент. Для нас продажи – это в основном оффлайн история. Для того, чтобы заработать доверие, мы лично встречались с клиентами и смотрели им в глаза. Нанимали максимально профессиональных сейлов, людей с горящими глазами и с которыми просто приятно общаться. Нам это удавалось.

– Решение продать Unicheck далось тяжело?

– Это было буквально больно. Мы срослись с Unicheck, ведь столько сил и души было вложено в работу над продуктом, поиск клиентов и его раскрутку. Понимание того, что с его продажей уйдет целая эпоха, не давало возможности принять это решение быстро.

– Phase One Karma продала свой главный проект. Что дальше? Вы же не собирались останавливаться на достигнутом?

– На тот момент у нас был один главный продукт – Unicheck. Никто не знал о P1K, хоть и она владела проектом. После продажи с Unicheck осталась вся команда из 72 человек. Ведь продукт без команды никому не нужен. После этого мы наняли эйчара, арендовали офис и начали строить новую команду.

– Идея создать Loio появилась до продажи Unicheck или после?

– В процессе создания Unicheck одной из наших задач было построить систему, которая бы определяла автора текста. Например, мы искали плагиат в Интернете. Но если его там нет? Если работа делается на заказ, текст будет уникальным. Над решением этой проблемы у нас работала отдельная R&D команда: ребята занимались решением нетривиальных задач. Был создан алгоритм определения авторства – EMMA. Этот алгоритм построен на основе технологии понимания естественных языков, который анализирует авторство через верификацию стиля письма. Он способен с вероятностью 92% определить авторство работы с помощью всего трех текстов объемом от 300 до 1000 слов каждый. В дальнейшем EMMA интегрировали в Unicheck. 

Эта команда параллельно, в качестве факультатива, делала для нас систему, которая работает с юридическими документами. Поначалу это было мобильное приложение для внутреннего пользования. Наводишь камеру на договор, программа его считывает и выдает отчет, в котором только самое главное, без воды, только то, что нужно знать. Мы не развивали это приложение, потому что шла активная разработка над Unicheck и все силы были брошены туда. Но эта история осталась. И мы решили ее продолжить, когда сделка по Unicheck была почти закрыта. Так началась работа над новым проектом и абсолютно новым юридическим направлением.

– Что такое Loio?

– Это приложение в рамках Microsoft Word для работы с контрактами, в котором используются технологии машинного обучения. Оно помогает юристам ускорить редактирование и составление контрактов и минимизировать ошибки за счет ряда функций. Loio умеет выделять ключевых термины, такие как даты, деньги, стороны, умеет обнаруживать возможные ошибки и несоответствия (например, сумма прописанная словами не соответствует сумме в цифрах). Приложение отображает структуру документа, c помощью которой пользователь может быстро найти нужный раздел, заметить ошибки нумерации и проверить корректность ссылок внутри документа. Помимо этого, оно помогает устранить стилистические ошибки.

– Что общего между двумя проектами?

– Работа с текстом. Мы знаем, как работать с текстом, как определять слова, цитаты, как строить предложения, как находить контекст.

– Как создать эффективный бизнес? В чем ваш секрет?

– С самого начала в своей работе мы используем одни и те же подходы. Во-первых, скорость разработки. Мы гибкие, быстрые и независимые. Нам не нужно 100500 совещаний, согласований и одобрений для того, чтобы начать что-то делать. Во-вторых, у нас классная служба поддержки. Она живая, настоящая. Приоритет – клиентоориентированность. Если человек обращается за помощью, мы обязательно ему ответим и решим конкретную проблему. Никаких роботов, исключительно живое общение. В-третьих, мы слушаем наших клиентов, которые сами формируют продукт. Наши продакт менеджеры не только знают все о продукте, они знают все о конкурентах, они в тренде всего юридического софта в США. Это люди с опытом, но если его не хватает, помогают наши пользователи. Они сами нам говорят, что нужно, чего не хватает для более комфортной работы. Есть пользователи, которые готовы регулярно давать фидбек, чтобы мы создавали качественный продукт. Ведь мы помогаем им не ошибаться, экономить время и деньги.

– Как вы подходите к подбору специалистов? 

– В рекрутинге очень большое внимание мы уделяем софт скилам потенциальных кандидатов. Для нас важно, чтобы специалист был не только профессионалом своего дела, но и чтоб был командным игроком, умеющим выстраивать эффективную коммуникацию со своими коллегами. Стараемся формировать команду из таких людей, для которых работа чуть-чуть больше, чем работа. Это как хобби. Именно такой подход. Культура компании – механизм сам определит, подходит человек или нет.

– Пандемия кардинально изменила подходы к работе. Как вам удаленка? 

– Мне кажется, удаленная работа менее эффективна офисной. Именно поэтому в Р1К мы внедрили гибридную систему работы, когда на ряду с обязательными рабочими днями из офиса есть и дни удаленной работы. Уверен, мы были бы намного быстрее и продуктивнее, если бы не пандемия. На удаленке самый простой вопрос может решаться часами. Учтите, что мы именно строим и создаем свою компанию в пандемию. Не всегда удается наладить процессы, в команде часто люди даже ни разу не видели друг друга. Достаточно сложно. Но мы справляемся. Очень хочется, чтобы все это побыстрее закончилось. 

– Какой вы видите компанию через пару лет?

– Хотелось бы построить несколько независимых друг от друга проектов, которые в случае неудач поддерживали бы друг друга. Но пока мы сфокусированы на одной сфере – юридической. Планируем создавать разные продукты в этом направлении. Чтобы это было не только Loio, а целая юридическая экосистема.

 

 

 

 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ