22.01.2019, 08:49

Глава Huawei: Я все еще верю, что Трамп - отличный президент

Жень Чженфэй (фото - ЕРА)

Huawei стал главным IT-врагом США. Возможно, это подтолкнуло ее основателя Жень Чженфэя к непривычной откровенности со СМИ. Тезисы пресс-конференции

Китайский IT-гигант Huawei сейчас переживает непростые времена. Ряд стран отказался от 5G-оборудования китайского производителя, считая его небезопасным и подозревая компанию в шпионаже. Федеральная прокуратура США начала расследование в отношении Huawei якобы из-за хищения разработки компании T-Mobile. А родную дочь основателя компании Мэн Ваньчжоу в декабре арестовали в Канаде, а потом освободили под залог без права выезда из страны по подозрению в денежных переводах в государства, находящиеся под санкциями США – Иран, Судан, Ливию.

15 января, на пресс-конференции с журналистами западных изданий Жень Чженфэй, основатель и президент Huawei, одной из крупнейших технологических компаний в мире, разоткровенничался.
  
Чженфэй старался выглядеть перед журналистами максимально открытым и рассказал о том, о чем никогда много не говорил. Он поведал, как попал в технологический мир, какие отношения у него с дочерью и семьей, как он основал Huawei, как устроена корпорация и каким он видит ее будущее.
 
LIGA.net публикует резюме из его беседы с западными СМИ.
 

Как была создана компания Huawei 

В то время, когда я хотел основать Huawei, мне не хватало денег. Когда меня демобилизовали из армии, мы с женой получили в общей сложности 3000 юаней в качестве компенсации от военных.
В то время для регистрации компании в Шэньчжэне требовалось минимум 20 000 юаней. Объединив средства разных людей, мне удалось получить 21 000 юаней на регистрацию Huawei.
Сегодня общее количество акций, которые я лично имею в Huawei, составляет 1,14%, а доля, которую Стив Джобс имел в Apple, составляла 0,58%. Это означает, что у меня еще есть потенциал для дальнейшего ослабления моей доли.

В чем еще основатель Huawei подражает Apple


Apple является примером, к которому мы обращаемся с точки зрения защиты конфиденциальности. Мы будем учиться у Apple. Мы бы предпочли закрыть Huawei, чем делать что-либо, что могло бы нанести ущерб интересам наших клиентов в стремлении к нашим собственным выгодам.

Во-вторых, министерство иностранных дел Китая официально пояснило, что ни один закон в Китае не требует от какой-либо компании устанавливать бекдоры. Ни Huawei, ни я лично никогда не получали запросов от какого-либо правительства на предоставление недостоверной информации.
 

Об отношениях Huawei с правительством США

У нас нет каналов для общения с правительством США, и, честно говоря, мы мало знаем друг о друге.
 

О том, почему Huawei не хочет стать публичной компанией и как распределены акции

Наши ежегодные инвестиции в исследования и разработки достигли $15-20 млрд.
В течение следующих пяти лет мы планируем инвестировать в исследования и разработки более $100 млрд. Публичные компании вряд ли такое сделают, потому что они сосредоточены на том, чтобы их балансы выглядели хорошо.
Для Huawei важна будущая структура отрасли. Наша система принятия решений отличается от публичных компаний.
 
У нас 96 768 сотрудников, владеющих акциями. Всего несколько дней назад мы завершили выборы новых представителей работников, владеющих акциями, на 416 избирательных участках в более чем 170 странах и регионах.
 
Мы выдвигали кандидатов на разных уровнях нашей организации. Затем все кандидаты сделали несколько презентаций, чтобы заручиться поддержкой избирательного округа. В то время они были только назначены, но еще не избраны.

После предварительных отборов получился список примерно из 200 человек. Он был опубликован на нашей внутренней платформе обмена информацией для сбора отзывов сотрудников, после чего список кандидатов был окончательно доработан.
 
12 января мы завершили голосование - выборы - представителей наших акционеров по всему миру. Мы собираемся подсчитать голоса на нашей электронной платформе и проверить подлинность этих голосов. В конце концов у нас будет 115 представителей для всех акционеров. Комиссия, состоящая из этих сотрудников, является высшим органом принятия решений в Huawei.
 
Наши сотрудники, владеющие акциями, в настоящее время работают в Huawei или являются бывшими сотрудниками в отставке, которые работали в Huawei в течение многих лет.
Нет ни одного человека, который бы владел хотя бы одним процентом акций Huawei, не работая в Huawei. Нет ни одного внешнего учреждения или государственного департамента, который бы владел нашими акциями, даже ценой в один цент.
У нас есть реестр, в котором перечислены акции, которыми владеют наши сотрудники.
 

Об отношениях с дочерью, которая сейчас под присмотром спецслужб в Канаде. О семье

 
Что касается отношений между мной и Мэн как отцом и дочерью, я бы сказал, это близкие отношения в одних аспектах и ​​не такие близкие в других.
 
Почему я говорю, что это не так близко?
На протяжении всего ее детства я был в армии, что означает, что каждый год я отсутствовал в течение 11 месяцев, проводя один месяц со своей семьей. Мэн должна была ходить в школу, а после школы - делать уроки.
Поэтому наша связь в детстве и юности была не такой сильной. Кроме того, когда я основал Huawei, мне пришлось бороться за выживание этой компании, проводя по 16 часов в день в офисе.

У меня есть один сын и две дочери, и я не думаю, что мои отношения с ними были очень близки. Как отец, я чувствую себя обязанным им. Однажды я поговорил со всеми из них, спрашивая, не предпочтут ли они, чтобы мы проводили больше времени вместе как семья. Альтернатива, которую я им дал, состояла в том, что я построю платформу, на которой они могли бы расти. Их ответ был: “Хорошо, мы бы выбрали платформу для нашего профессионального развития”.
 
Я непосредственно не контролирую обязанности Мэн в Huawei, поэтому у нас также нет сильной связи на рабочем месте. Конечно, возможно, после моей отставки в будущем, я сделаю все возможное, чтобы компенсировать эти вещи.

Об экономической войне 

Некоторые страны решили не покупать оборудование у Huawei. Таким образом, мы можем сместить наше внимание, чтобы лучше обслуживать страны, которые приветствуют Huawei. Мы можем построить качественные сети в этих странах, чтобы доказать, что мы заслуживаем доверия.
 
Если нам не разрешат продавать нашу продукцию на определенных рынках, мы бы предпочли немного подужаться. Пока мы можем накормить наших сотрудников, я верю, что у Huawei всегда будет будущее.
 
Торговый конфликт между Китаем и США не оказал серьезного влияния на наш бизнес. Ожидается, что мы продолжим наш рост в 2019 году, но этот рост не превысит 20%.
 
Наш годовой доход составит около $125 млрд.
Мы не будем использовать трудности, с которыми сталкиваются наши коллеги, такие как Nokia и Ericsson, чтобы захватить долю рынка.
Я также думаю, что макросреда в их пользу, потому что в некоторых странах есть ограничения для Huawei, но нет ограничений для этих компаний.
Некоторые люди на Западе считают, что в оборудовании Huawei вшита какая-то идеология. Это так же глупо, как люди, ломающие текстильные станки во время промышленной революции, поскольку они думали, что современные текстильные машины разрушат мир.
Мы предоставляем оборудование только операторам связи, и у этого оборудования нет идеологии. Оно контролируется операторами связи, а не Huawei. Поэтому я определенно надеюсь, что люди не вернутся в старые времена промышленной революции, когда ломали текстильные машины.
 

О контрсанкциях против Apple

Страна не должна закрывать свои двери просто из-за одной компании, Huawei. Когда произошли неожиданные серьезные инциденты, например, американские компании, которые внезапно решили прекратить покупать смартфоны Huawei, некоторые люди в Китае сказали, что мы должны сделать то же самое с iPhone Apple.

Мое мнение заключалось в том, что китайское правительство не должно принимать аналогичные меры против Apple в Китае. Национальные интересы или политика не могут быть принесены в жертву в интересах Huawei. 

Даже в свете недавних неудач, с которыми мы столкнулись в некоторых западных странах, мы по-прежнему поддерживаем Китай как страну, которая стала еще более открытой.

О том, сколько у Huawei патентов

В общей сложности мы получили 87 805 патентов. В Соединенных Штатах мы зарегистрировали 11 152 патента на основные технологии.
 

О спросе на 5G

Что касается 5G, сегодня мы подписали более 30 коммерческих контрактов и уже отгрузили 25 000 базовых станций 5G. У нас 2570 патентов 5G.
 
В мире только несколько компаний работают над оборудованием инфраструктуры 5G. Huawei - единственная компания в мире, которая может интегрировать базовые станции 5G с самой передовой технологией беспроводной передачи данных.
Наши базовые станции 5G даже не нуждаются в оптоволоконных подключениях. Вместо этого они могут использовать сверхбыструю микроволновую связь для поддержки транзитных соединений с очень широкой полосой пропускания.
 

Что Жень Чженфэй хочет сказать президенту Трампу через журналистов

Сообщение, которое я хочу донести до США, - это сотрудничество и общий успех. В нашем высокотехнологичном мире ни одна компания, ни одна отдельная страна не может делать все это целиком.

В эпоху индустриализации, возможно, одна нация имела бы все возможности, необходимые для производства своей текстильной машины, готового поезда или готового корабля.

Мы находимся в мире информации. В информационном обществе взаимозависимость очень важна. И именно эти взаимозависимости заставляют человеческое общество прогрессировать еще быстрее. Информационное общество, которое мы увидим, будет массовым. И оно не может быть с какой-либо одной компанией. Вместо этого оно требует совместных усилий тысяч или даже десятков тысяч компаний, работающих вместе.
 
Что касается президента Трампа как человека - я все еще верю, что он отличный президент, в том смысле, что он набрался смелости, чтобы сократить налоги. Я думаю, что это способствует развитию промышленности в США.
С ростом применения искусственного интеллекта в промышленности, а также в управлении компаниями могут быть смягчены традиционные проблемы, такие как профсоюзы, вопросы социального обеспечения и возможные забастовки.
Снижение налогов способствует стимулированию инвестиций. Это похоже на рытье траншеи в земле, которая облегчает попадание воды.


Взгляд в историю: как основатель Huawei познакомился с технологиями

Я вступил в армию во время Культурной революции в Китае. В то время хаос был почти везде, в том числе в сельском хозяйстве и промышленности. Страна переживала очень трудные времена. Эти трудности отразились на еде и ​​одежде людей.
Я помню, что тогда, в самые трудные времена, каждому китайцу выделяли только треть метра ткани. Это количество может быть использовано только для того, чтобы что-то заштопать. Поэтому я никогда не носил одежду без заплаток, когда был молодым.
Центральное правительство надеялось, что каждый китаец сможет получить хотя бы один приличный предмет одежды в год, поэтому они решили взять самое современное оборудование французской компании Technip Speichim и построить крупную фабрику по производству синтетической ткани.
 
Завод был расположен в северо-восточном городе под названием Ляоян. Условия там были очень суровые. Тогда Китай был в полном хаосе, и центральное правительство пыталось мобилизовать местные инженерные команды для строительства этого завода.

Однако ни одна команда не ответила на запрос. Поэтому правительству пришлось мобилизовать военные команды для строительства завода.

Это было очень продвинутое оборудование, и инженерные возможности военных не были на таком уровне. Я был в колледже, и такие люди, как я, могли сыграть свою роль.
 
Когда мы только прибыли на место, это были десятки квадратных километров, и жилья не было вообще. Так что все спали на траве.
Позже фабрика получила определенное финансирование и построила ветхие жилые помещения, которые обеспечили небольшое укрытие от дождя и ветра. На улице было минус 20 с лишним градусов по Цельсию.

Если вы спросите меня, что я чувствовал тогда, я бы сказал: во-первых, нам был предоставлен доступ к самым передовым технологиям в мире. Эта французская компания имела очень высокий уровень автоматизированного контроля, которого не было ни в одной китайской компании. Впервые я узнал, как выглядят самые передовые технологии в мире.
 
Во-вторых, мы научились терпеть трудности. Наше жилье было очень ветхим, поэтому нам постоянно было холодно, потому что оно не могло защитить нас от ветра. Китай столкнулся с огромными экономическими проблемами в то время. Поставки мяса и растительного масла были очень ограничены.
Для обычных людей, живущих в северо-восточном Китае, ежемесячная норма растительного масла составляла около 150 г.
Не было никаких свежих овощей вообще, поэтому нам пришлось мариновать некоторые овощи, такие как капуста и редька, которые мы получали осенью, в больших бетонных горшках, и полагаться на маринованные продукты в течение шести месяцев подряд.

Нашей основной пищей был сорго. Это было далеко не вкусно. Итак, вкратце, мы извлекли уроки из самых передовых технологий в мире, живя жизнью, которую можно было бы считать примитивной. Вот как я тогда чувствовал.
 
Но тогда я был счастлив, потому что, если читать слишком много книг в других местах в Китае, вас могли бы подвергнуть критике. Фабрика была, вероятно, одним из немногих мест, где люди могли читать. Нам пришлось читать, чтобы понять, как работает это современное оборудование.

В то время я был техником военной компании, а затем стал заместителем директора небольшого строительного научно-исследовательского института, в котором работало всего двадцать с лишним человек. Тогда я мечтал достичь воинского звания подполковника. К сожалению, этого не произошло. Так что я просто ветеран без воинского звания.
 

Как Жень Чженфэй попал в коммунистическую партию

Когда мы строили фабрику по производству синтетических тканей, у нас не хватало инструмента для тестирования современного оборудования. Один техник из Научно-исследовательского института автоматизации Шэньяна сказал мне, что он видел подобные инструменты, когда путешествовал за границей, и он рассказал мне, как они выглядели.

Благодаря математическому расчету я смог создать чертеж нужного инструмента. Но я не был уверен на 100%, верен ли мой математический вывод, поэтому я пошел посоветоваться с профессором в Северо-Восточном университете Китая. Его звали Ли Шицзю. Я хотел подтвердить, имел ли смысл этот вывод. Профессор подтвердил его. В конце концов, я изобрел этот инструмент.

Тогда страна пыталась найти легкодоступные примеры, демонстрирующие ценность науки и техники. Мое маленькое изобретение было преувеличено во что-то действительно большое, и его продвигали в различных средствах массовой информации, включая газеты, журналы, фильмы. И благодаря такой массовой рекламе, к счастью, меня выбрали в качестве члена Национальной научной конференции.
 
В то время вы должны были стать членом КПК, даже чтобы стать главным по кухне в армии.
Я был выбран для участия в Национальной научной конференции, но я не был членом КПК. Мой руководитель чувствовал, что это действительно странно, поэтому с помощью партийных организаций я таки стал им. Причина, по которой я не был партийным членом, была не в том, что я недостаточно хорошо выполнял свою работу. Причина крылась в моей семье.
 
Мой отец был назван «капиталистическим роудером». За это его фактически заперли в коровнике в какой-то момент времени. Он находился в сложной ситуации более 10 лет, прежде чем его имя было оправдано.

После того, как я вступил в партию в 1978 году, Китай искал лидеров, которые имеют «четыре качества»: молодые, профессиональные, образованные и революционные. Мне довелось соответствовать требованиям, и меня порекомендовали стать членом 12-го Национального конгресса Коммунистической партии Китая. И в итоге меня выбрали.

К сожалению, я был слишком молод, чтобы по-настоящему понять, как проходила большая реформа в тот исторический момент. Тогда я был исключительно техническим специалистом. Сегодня я все еще люблю свою страну. Я поддерживаю Коммунистическую партию Китая. Но я никогда не сделаю ничего, что могло бы навредить какой-либо другой стране.

редактор ЛІГА.Tech
Стас Юрасов
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ