Когда мы увидим Spotify в Украине. История Ани Рувинской, покорившей музыкальный сервис

Когда мы увидим Spotify в Украине. История Ани Рувинской, покорившей музыкальный сервис - Фото
Аня Рувинская. Фото - IT Arena
03.10.2019, 12:01

В свои 34 Аня Рувинская из Киева успела поработать на NASA, финансовых и tech-гигантов. Как ей удалось? И почему Spotify до сих пор не зашел к нам?


Для Украины такие эмигрантские истории привычны. Уехать в детстве с родителями, ищущими лучшей жизни на Западе. Избавиться от постсоветских страхов. Записать в свою копилку исследования рака мозга, социальные проекты в Африке, степень MBA. Отметиться на топ-должностях в таких техногигантах, как Microsoft и Spotify. И не потерять способность резко менять свою жизнь, если к этому есть внутренний порыв.

С такой собеседницей журналиста Liga.Tech свела львовская IT Arena. Аня Рувинская - экс-продакт лид популярного аудиопотокового сервиса Spotify. Когда-то маленькая украинская девочка, а теперь уважаемая в tech-кругах американка.

Ее темой на конференции были пивоты - когда проект резко меняет курс движения, чтобы попробовать новое направление развития и увидеть новые ниши. Оказалось, пивоты стали для Ани красной линией не только работы, но и жизни. 

И, конечно, мы узнали у нее, почему Spotify сложно зайти в Украину и пободаться с Apple Music и YouTube Music.

Spotify - сервис потокового аудио, основанный в 2006 году в Стокгольме Даниэлем Эком и Мартином Лорентсоном. Придуман, как удобная и доступная легальная альтернатива пиратскому скачиванию музыки. Работает по подписке за $9,99 в месяц. Spotify присутствует во многих странах Европы, Южной Америки, на севере и юге Африки, на Среднем Востоке, в Австралии. Но не работает, например, в Украине, Беларуси, Молдове, России. Весной этого года сервис перешагнул отметку в 100 млн платных пользователей (при более 220 млн всего). Apple Music, например, сильно отстает от шведского проекта по количеству пользователей в мире, однако занимает лидирующую позицию в США. 

 

Хорошо там

“Hi, everyone! Привіт!” - приветствовала слушателей своего доклада Аня. Она говорит на превосходном английском, русский еще помнит, а украинский знает плохо. Переезд из Украины в США называет первым и главным пивотом. 

Аня Рувинская родилась в Киеве, в раннем детстве застала СССР, а в в начале 90-х - все “прелести” тогдашней украинской экономики. 

“Я помню, как мой отец приносил домой что-то около миллиона долларов - ну, рублей - с какой-то случайной работы, а этого едва хватало на покупку хлеба”, - вспоминала она в одном интервью.

Отец девочки - украинский еврей - смог поучаствовать в программе еврейских беженцев. Так что в 1994 году семья выехала в США и обосновалась в Нью-Йорке.

В подростковом возрасте Аня интересовалась биомедицинской инженерией и даже думала сделать это делом жизни. В 20 лет девушка уже работала научным сотрудником одной из лабораторий NASA в рамках специальной стипендии - изучала, как радиация влияет на рак. Но путь исследователя оказался коротким. Аня попала в “Школу развития бизнеса для молодежи”. После чего - на стажировку в роли бизнес-аналитика в JP Morgan Chase. Это был первый резкий профессиональный поворот.

От разливов нефти к детищу Гейтса

На этом девушка не остановилась. Через несколько лет она перешла в Nonprofit Finance Fund - консультировала по финансам американские некоммерческие организации. А в 2008 году вдруг укатила на год в Намибию по стипендиальной программе. Там была директором фонда трудно произносимого имени Lazarus Shinyemba Inpangelwa и вела молодежную программу по бизнес-лидерству.

По возвращению в США Аня Рувинская вернулась в аспирантуру, где получила степень MBA, чтобы вернуться в бизнес. Но уже в 2012-м устроилась в правительственную организацию AmeriCorps. Ее задачей было управлять командой из 12 человек, которая реализовывала проекты, связанные с устранением бедствий в США - например, разливов нефти в океане. 

В 2013 году девушка пришла в Microsoft. 

“Мне повезло попасть в одну из лучших программ MBA в США и мире - в университете Wharton, Пенсильвания, - вспоминает Аня. - У университета хорошие отношения с крупными корпорациями, которые нанимают людей прямо с учебы”. 

По ее словам, она не целилась работать именно в IT. Хотелось поработать в крупной корпорации, но на такой позиции, где можно было бы делать вещи, оказывающие социальное влияние. Все это сошлось воедино в образовательной команде Microsoft. Подразделение Ани занималось студенческим направлением. Например, внедряло по всему миру tech-инструменты для образования или разработало комплексную студенческую стратегию для базового и высшего образования.

В Швецию, не покидая США

В рамках техногиганта Рувинская тоже не удержалась и “пивотнулась”. “Мне стало интересно, как строятся продукты компании, как они развиваются, упаковываются и доставляются клиентам”, - говорит она. 

Так девушка стала частью команды Minecraft - культовой шведской видеоигры про блочных пиксельных человечков, которую Microsoft купила в 2014 году за $2,5 млрд. Аня в качестве продуктового менеджера вела мобильную и PC-версию игры, отвечала за вовлечение и продажи. С ее участием в игре появился свой маркетплейс - это был один из рискованных, но давших хороший выхлоп пивотов. 

Microsoft удалось удержать Аню на целых четыре года. Но даже такой суперпроект не смог перебить внутренний порыв к движению и смене обстановки. Осенью 2017-го она подала резюме в Spotify и перебралась из Сиэтла в Нью-Йорк - главную западную штаб-квартиру шведской компании. 

“Это забавно, ведь и Minecraft, и Spotify - из Швеции. Но я все время находилась в США, просто часто летала в Стокгольм”, - говорит девушка.

На вопрос журналиста, специально ли Аня целилась в шведские компании, отвечает - нет. “Мне просто нравится пробовать разные вещи и иметь новые вызовы. Мне было отлично в Minecraft, и уйти оттуда было очень трудным решением. Но хотелось поработать над чем-то новым, сменить обстановку, переехать в другой город”, - объясняет Аня Рувинская. 

Но с Нью-Йорком, говорит, просто так совпало. Потому что до выбора позиции в Spotify она проходила интервью на должность в Люксембурге, Тайланде и даже в Уганде и в целом была готова укатить и туда.

Кстати, в обеих технокомпаниях Аня встречала немало украинцев и вообще людей из Восточной Европы. “В Сиэтле довольно хорошее сообщество восточных европейцев, и многие из них работают в Boeing или Microsoft”, - смеется она. 

А однажды ее разыскал коллега-украинец из главного офиса Spotify в Стокгольме. Уже на второй день работы он решил найти земляков и объединил их в Slack-чате. По словам Ани, там было порядка 50 человек. 

Редакция не могла не уточнить, когда же сервис уже будет доступен в Украине официально, без того, чтобы притворяться пользователем из США. Аня ответила, что не знает. Однако ответила на смежные вопросы.

Какие препятствия есть для захода Spotify в ту или иную страну?

В потоковой передаче музыки - не только в случае Spotify, но и многих других потоковых сервисов - вы не являетесь владельцем контента, который опубликован на платформе. Мы не владеем музыкой. Мы лицензируем ее от множества других сторон. 

Первое, что нам нужно, - это разрешение на потоковую передачу, чтобы сделать эту музыку доступной, где бы мы ни находились. Зачастую контракты, которые вы изначально заключали с правообладателями, очень конкретны. Они охватывают конкретный регион. Если вы, например, решите стартовать в какой-то новой стране, о котором много лет назад даже не думали, вам придется вернуться и изменить все эти соглашения с правообладателями и заново получить от них разрешения. 

Чьи интересы нужно учесть?

Музыкальная индустрия очень сложна. Есть много разных владельцев песни. Это авторское право, право исполнителя, множество различных лицензионных платежей и инструкций. Вам нужно разрешение от всех. Вы должны убедиться, что справедливо делаете выплаты всем. 

В каждой стране есть свои законы и правила, музыкальные сообщества для всего этого. Вы должны иметь отношения с каждым из них в каждой новой стране. Знать юридические нормы в музыкальной индустрии и другие общие правила, если вы хотите запустить местное представительство в стране. 

Где проблему удалось решить?

Один из примеров - Африка. Это растущий рынок, на котором рано или поздно все хотят оказаться. Но он действительно сложный и там много препятствий. В некоторых странах не так много инфраструктуры и процессов, чтобы делать все с соблюдением нормативных требований и точно законно. Но в Южной Африке таких структур исторически немного больше. Поэтому мы смогли запуститься там легче, чем в некоторых других странах 

Возможно, украинский рынок просто неинтересен для Spotify? У нас ведь такая большая склонность слушать пиратскую музыку.

Нет, не думаю, что это так. Есть разные команды, которые, например, анализируют, какова окупаемость инвестиций, какие возможности получения дохода для определенного рынка и населения. Но я не знакома с их приоритетами. 

Что до пиратской музыки, то именно так начиналась наша компания. Даниэль Эк, основатель компании, решил начать Spotify, потому что в то время было очень много нелегального скачивания музыки. Он хотел дать людям гораздо более простой и легальный вариант. Так что, думаю, вам просто нужен доступный хороший вариант. 

Что скажете о вашей конкуренции с аналогичными сервисами Apple и Google? Где вы обгоняете "яблочную" компанию?

Небольшим компаниям трудно конкурировать с крупными корпорациями вроде Apple или Google. Потому что они уже присутствуют повсюду, у них уже есть официальное юридическое лицо во всех странах. У нас этого часто нет. 

Когда у крупных компаний появляется сервис музыки, видео или любой другой имеющейся у них услуги, они могут легко ее добавить. Но для небольшой компании сначала необходимо организовать свое присутствие. И это занимает очень много работы.

На мой взгляд, есть много стран, где мы впереди Apple. Думаю, что это в основном в странах Европы и, возможно, странах Южной Америки. Но вообще я всегда работала на креативной стороне Spotify, а наша “конкуренция” и повседневные заботы немного отличались от борьбы за потребителя. Так что не знаю, для нас это не было такой горячей темой.

Планируются ли новые модели монетизации в Spotify?

Речь не только о монетизации. Мы постоянно думаем о том, как сохранить наших пользователей, потому что знаем, что мы на пике. Для нас постоянный вопрос, как удерживать имеющихся пользователей, привлекать новых с учетом всей конкуренции, как дать людям ценность за их лояльность.

Из того, что у нас есть в США, - это бандлы. Например, вы можете купить общую подписку на Spotify и сервис потокового видео Hulu за меньшую цену, чем если бы покупали по отдельности. 

 

На новом пороге, или Вернуться в Украину

Привычный для Ани Рувинской двухлетний профессиональный цикл подошел к концу. На IT Arena она еще выступила как Product Lead Spotify. Но совсем недавно она уже попрощалась с командой, чтобы сделать перерыв и подумать над дальнейшими шагами. 

“Я всегда думаю о мире как о большой возможности. Мне повезло, что я могу делать все это. И я понимаю, что не всем это доступно, поэтому пытаюсь дать людям такие возможности”, - говорит девушка.

Что может побудить Аню вернуться в Украину? Например, возглавить здесь какой-нибудь R&D-центр западной tech-компании?

Она думает об этом давно, ведь уже не раз приезжала ранее в Киев и посещала разные компании. Ей интересно поработать на развивающихся рынках вроде нашего, Юго-Восточной Азии или Африки. Но пока трудно решить. Поэтому Аня уходит в некий творческий отпуск на несколько месяцев, чтобы почувствовать, куда тянет ее нутро.

Есть, правда, и забавное препятствие для возвращения в Украину.

“Я немного боюсь зимы. В Нью-Йорке, конечно, тоже холодно, но однажды подростком я приезжала сюда зимой. Бегала от дома к дому, ужасно мерзла и при этом видела, как на детской площадке спокойно играли дети. Наверное, мне нужно будет просто одеваться соответствующе”, - смеется Аня. 

В США ей не хватает нашего способа отмечать Новый год - с вечеринками до утра, встречами с семьей. Говорит, что Рождество этого не заменяет. Но есть все та же проблемка - Новый год-то здесь зимой. 

Так что если желание приключений все же победит страх холода, бывшая украинка вернется. “Никогда ведь не знаешь, как будет - улыбается она. - 5-10 лет назад я и подумать не могла, где буду сегодня и чем буду заниматься”.


Последние новости