14.02.2019, 10:20

Роялти или суд! Как бары заставляют платить по 200 000 за песню

Фото - Сушия

И что стоит проверить, прежде чем оплачивать такой штраф

Начинается съемка видео. В кадре видно старый кнопочный телефон, на экране - дата и время. Голос за кадром сообщает название ресторана, киевский адрес и говорит, что фиксация началась. Камера опускается на ноги, делающего фиксацию, эти ноги становятся главным героем 30 минутного видео. У этого "искусства" есть дорогое продолжение.

Через несколько недель ресторан "Сушия" получит диск с этим видео, а вместе с ним и иск о нарушении авторских прав на 223 000 грн. 

Из иска следует, что в "Сушия" приходил проверяющий "Организации коллективного управления авторскими и смежными правами" (ОКУАСП). Его цель - зафиксировать на видео факт того, что ресторан использует  музыку, на которую у заведения якобы нет лицензии.

Сушия - не единственное заведение, которому “прилетел” такой иск. В судебном реестре можно найти множество других дел с самыми разными суммами “компенсации за нарушение прав”: 16 000 грн, 32 000 грн, 104 000 грн или 246 000 грн. Как правило, “счет” выставляют за одну песню. 

С 2013 года, согласно данным системы Contr Agent, с упоминанием ОКУАСП накопилось около 400 дел. С начала 2019 года появилось 11. 

Некоторые “нарушители” борются, как Сушия, а кто-то платит. 

LIGA.net разобралась, за что ОКУАСП наказывает заведения, откуда берутся суммы компенсаций и стоит ли заведениям платить этой организации.

Что такое ОКУАСП

ОКУАСП - одна из организаций коллективного управления (ОКУ) в Украине, которые представляют интересы правообладателей, вроде Warner Music, Moon Records, Best Music и других. Поскольку самостоятельно правообладатели не могут взаимодействовать со всеми пользователями, то поручают это дело посредникам, в том числе ОКУ в разных странах. И те управляют авторскими правами, собирают и выплачивают вознаграждения за их использование, а также фиксируют факты их нарушения.

До июля прошлого года в Украине действовали 19 ОКУ, которые занимались разными направлениями авторских прав. Затем у нас приняли поправки в закон об авторском праве и в этом году в стране должны определить единую ОКУ по каждому направлению: музыка, видео и т.д. Но пока этого не случилось, все существующие ОКУ продолжают работать.

ОКУАСП работает в связке с другой организацией - УЛАСП. По сути, это одно и то же, но если сильно упростить, то, как говорят юристы, УЛАСП выдает лицензии и собирает роялти, а ОКУАСП фиксирует нарушения и судится за них.

Как это работает

Руководитель юридического отдела УЛАСП/ОКУАСП Александр Никин заявляет, что сегодня единственной организацией, у которой есть все права на популярную музыку всех правообладателей является именно УЛАСП. По его словам, правообладатели сами отозвали права у других ОКУ и оставили их только им еще полтора года назад. В Best Music, которая представляет интересы Warner Music Ukraine, и Moon Records подтвердили, что передали все права этой ОКУ.

У организации есть представители во всех регионах страны. А в Киеве работает 5-6 человек и каждый из них должен делать минимум 15 рейдов по заведениям в месяц.

По словам Никитина, процесс фиксации происходит следующим образом.

Сотрудник ОКУАСП приходит в заведение, где играют “нелегальные” треки. Уведомляет хозяина заведения о том, что у этой музыки есть собственник и предлагает “договориться о стоимости, за которую предприниматель может продолжать использовать эту собственность”.

Если владелец заведения отказывается, проверяющий привселюдно делает получасовую видеозапись того, как в заведении играет краденая музыка, потом ОКУАСП собирает на нее документы у правообладателей и подает в суд.

Перед этим, правда, говорит Никитин, хозяину заведения отправляют еще два письма: с предложением урегулировать конфликт, а затем с предупреждением о готовности обратиться в суд. “Две трети ситуаций заканчиваются подписанием договора”, - отмечает юрист.

Доказательства из-под полы

LIGA.net связалась с несколькими “нарушителями” и спросила, как на самом деле происходил описанный Никиным процесс. Предприниматель Лахтин Вадим, которого суд обязал выплатить 16 000 грн, уверяет, что фиксация делалась тайно и он узнал обо всем уже в суде.

Адвокат Сушия Анна Антонова также рассказала, что фиксация была тайной. Видео с ногами - это история не только Сушия. Антонова говорит, что вела около 50 похожих дел. И по ее опыту фиксацию чаще всего делают из-под полы. Видеозапись часто имеет признаки то ли монтажа, то ли повреждений. Но ни технические средства, ни оригиналы записей не были представлены истцом ни разу.

Камера 20 минут снимает стол или стул. А в конце видео показывают чек из заведения с датой и временем. При этом источник звучания музыки не установлен по видео определить его невозможно. И никаких вопросов, бесед с представителями ресторана, запросов показать документы. К иску, как правило, приложен "Акт о фиксации", но где, кем и когда он составлен, установить не удается.

Юрист практики интеллектуальной собственности ЮФ Evris Сергей Бригинец также вспоминает, что за свою практику не видел ни одного видео, записанного в открытую представителями УЛАСП/ОКУАСП. Он говорит, что на этих видео не видно источник звука, зачастую не видно вывеску заведения и даже не всегда есть чек и не производится идентификация песни.

“У меня вообще был случай, когда проверяющий записывал все на ноутбук, хотя реально музыка в заведении не играла, потому что у клиента было сломано оборудование. Озвучиванием клиента занималась тогда компания-конкурент. В суде для клиента тогда вынесли положительное решение, так как истец не смог доказать источник звука”, - рассказывает юрист.

Тем не менее, все эти видео доходят до суда в качестве доказательств вместе с исками на сотни тысяч гривень.

Полсотни тысяч за песню

В судебном реестре можно найти дела с очень разными штрафами (юридически правильно - “компенсация нарушенных прав”). Да и сама организация публикует выигранные против заведений дела на своем сайте. Кто-то получает штраф в 16 000 грн, кто-то в 104 000 грн, а кто-то - все 223 000 грн.

Почему такой разброс?

Никин говорит, что размер штрафа зависит от многих факторов:

  • повторность. “Если суд уже трижды взыскал компенсацию с одного ресторана, то он полностью с нами соглашается, что заведение достойно большего наказания”, - поясняет юрист. Отсюда, мол, суммы более 200 000 грн.

  • количество зафиксированных треков. За полчаса видеозаписи их может быть 8-10 штук, говорит Никин.

  • время подачи иска. “Лет 5 назад у нас были суммы в районе 17 000 грн. До июля прошлого года за один трек был установлен минимум в 10 минимальных зарплат (около 37 000 грн - Ред.). Сейчас эти нормы отменили и особой практики нет. Мы можем запросить, сколько посчитаем нужным”, - продолжает специалист.

Управляющий партнер ЮК Jurimex Юрий Крайняк также отмечает, что если раньше были установлены минимальный и максимальный размеры штрафов от 10 до 50 000 минимальных зарплат, то сейчас четкого правила определения размера компенсации нет и решение полностью отдано на усмотрение суда.

По словам Никина, сейчас средний штраф организации за одну песню составляет 50 000 - 60 000 грн. Такую сумму он обосновывает тем, что судебное разбирательство от момента видеофиксации нарушения до взыскания денег занимает в среднем полтора-два года. И организация насчитывает лицензионный сбор, который заведение должно было бы платить все это время.

Однако Сергей Бригинец отмечает один момент.

Правда в том, что права они предоставляют не на одну песню, а на определенное количество по факту. Назовем это каталог. Предположим, что в среднем пользователь покупает 100 треков в месяц, то есть 1200 в год. За два года - 2400. Делим сумму лицензионного договора с аналогичным клиентом на количество песен и получаем стоимость одной песни. Умножаем полученную сумму на два (если не докажут, что нарушение умышленное) или на 3 – если умышленное нарушение, в соответствии со ст. 52 Закона об авторском праве, и получаем цену одной песни. Все

ОКУАСП также берет свой процент, которым покрывает расходы на адвоката, час которого стоит от 1000 грн, и видеофиксацию. Последнее, по его словам, обходится в около 500 грн - оплата проверяющему и “что-то заказать” в заведении, чтобы получить тот самый чек.

Он добавляет, что в новом году процент организации можно будет уменьшить, так как упростилась система взыскания затрат на адвокатское обслуживание и в случае выигранного дела адвоката ОКУАСП будет оплачивать ответчик.

Что не так

В беседе с журналистом LIGA.net Александр Никин сказал, что в организации всегда говорят предпринимателям проверять у ОКУ все права и договоры с правообладателями. А свои ОКУАСП, мол, всегда показывает.

Но что конректно показывает?

Анна Антонова объяснила, что в данной категории споров истец должен доказать наличие у него прав на музыкальное произведение. И не каких-нибудь прав, а очень конкретных: исключительных авторских имущественных. 

ОКУАСП представляет интересы правообладателей и компаний-издателей, таких как Warner Music Ukraine или "Мировая музыка". При этом, как говорит Антонова, во время судебных разбирательств по музыкальным произведениям западных исполнителей в интересах Warner Music Ukraine или "Мировая музыка", ОКУАСПом предоставляются только договоры на управление правами издателей, а не на передачу исключительных авторских прав.

Договоры на управление неисключительными правами разрешают субиздателям тиражировать, публиковать, давать разрешение на использование, собирать роялти за использование музыки, находящейся в управлении. “Но это не авторские договоры, и исключительные авторские права у истца в этом случае не возникают. Другими словами, пользователь не может нарушить право того, у кого такого права нет” - подчеркивает адвокат.  

Сергей Бригинец также упомянул этот момент. И добавил, что случалось, когда ОКУ предлагала “нарушителю” урегулировать конфликт до суда, а тот просил посмотреть сначала документы на права (всю цепочку договоров от автора), ОКУ же отказывалась и сразу подавала в суд.

“Я участвовал в процессе, в котором ОКУАСП, в качестве представителя правообладателя подала иск на пользователя после очередной фиксации. Иск касался неправомерного использования нескольких песен. Когда я обратился к иностранному правообладателю, который якобы передал через несколько юридических лиц права представителю в Украине, то узнал, что прав на такую же, как в материалах фиксации, песню у него нет, хотя песня в его каталоге с похожим названием указана. Откровенно и в протоколе фиксации там так же были ошибки, поэтому ОКУАСП по отношению к данной песне отказалась от исковых требований”, - вспоминает юрист.

Специалисты говорят, что многие не понимают разницы между правами. Антонова рассказала, что раньше и сами судьи путали авторское право с издательским.

А рестораны просто пугаются огромным суммам в исках ОКУАСП и идут на мировую, подписывая договор с УЛАСП на получение лицензии на использование музыки. На судебную борьбу решаются немногие.


корреспондент ЛІГА.Tech
Маша Ксендзик
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ