Бессмертие в виртуальной реальности. Когда научатся делать наши вечные цифровые копии

Бессмертие в виртуальной реальности. Когда научатся делать наши вечные цифровые копии  - Фото
Виртуальная реальность уже давно служит не только для объемного кино и игр. Фото: depositphotos.com
16.02.2020, 10:08

Технологии добрались до мертвых. Алгоритмы и гаджеты создают их в нашей фантазии - как в лучших сюжетах Черного Зеркала. Но что при этом с психикой?


Обычная семейная сцена. Мама и семилетняя дочь сидят за столом в парке, вокруг качели, скамейки, приятная погода. Они играют, хлопают в ладоши и задувают свечи на праздничном торте. Девочка загадывает: “Пожалуйста, пусть мой папа бросит курить. Пожалуйста, пусть моя мама никогда не плачет”. Хотя мама плачет именно в этот самый момент. 

Вот только все это - нарисовано. Реальна здесь только мать - кореянка Чан Цзи-Сун. На ее глазах очки виртуальной реальности, на руках - специальные перчатки, которые передают коже ощущения прикосновений из VR. 

Внешние наблюдатели видят Чан, которая ходит по зеленой комнате, гладит пустоту и не сдерживает слезы. Сама женщина в это время проживает в VR очень непростую встречу. Ведь ее дочери нет в живых уже три года.

Liga.Tech впечатлилась историей виртуального воссоединения с умершим ребенком. Мы вспомнили еще несколько фантастических сюжетов, которые уже стали или становятся реальностью. Поговорили с экспертами по VR. Также вы узнаете мнение психологов о подобных затеях.

Спойлер: как всегда, технологии сами по себе не виноваты. 

Оживить в VR

У Чан Цзи-Сун было четверо детей. Третья из них - Найон - скончалась в 2016 году от редкой неизлечимой болезни - гемохроматоза. Тело девочки кремировали. Часть пепла Чан поместила в кулон, который до сих пор носит с собой. 

В 2020-м телевизионщики корейского канала MBC и новые технологии позволили маме и дочери снова встретиться. 

Восемь месяцев команда разработчиков создавала виртуальный образ Найон. Чтобы движения выглядели реалистичными, использовали ребенка-актера и технологию Motion Capture. Голос девочки воссоздали с помощью сохранившихся видео- и аудиозаписей. Нарисовали парк, в котором любила гулять Найон. Тактильные перчатки позволили маме “прикоснуться” к ребенку.

Виртуальную встречу показали по ТВ, а фрагмент выложили в YouTube. На момент написания статьи у него уже более 11 млн просмотров. Мнения в комментариях и многочисленных репостах неоднородны. Одни сочувствуют женщине. Другие сомневаются - ведь такой способ общения с ушедшими может стать зависимостью. Третьи осуждают телевизионщиков за “танец на костях”. 

Техническая и денежная сторона

Чисто технически в реализации нет ничего необычного. VR давно используется для игр, культурных, медицинских, образовательных проектов. Без технологий захвата движений мы бы не увидели множество знаковых фильмов вроде Аватара или Хоббита. 

Минимальный бюджет стартует от $20 000 - 30 000. А верхняя граница определяется степенью реалистичности эмоций и движений.

Во сколько же могло обойтись “оживление” Найон? По словам Кирилла Покутного, сооснователя Sensorama Lab, подобный проект мог стоить в районе $10 000. Работа над нюансами могла поднять стоимость и до $30 000. Основная сложность - это как раз модель персонажа: анимации тела, лица, мимика, волосы.

Несколько другого мнения Михаил Дементий, CEO ARVI Lab.“Минимальный бюджет стартует от $20 000 - 30 000. А верхняя граница определяется степенью реалистичности эмоций и движений”, - считает разработчик. Он говорит, что копирование человеческого лица - крайне сложная задача, которая может стоить и $1-2 млн. Иначе это будет больше похоже на пародию.

Однако речь не просто об игре или фильме, а о куда более эмоциональном проекте. Михаил признает, что психологическое состояние Цзи-Сун могло сильно повлиять на восприятие даже не слишком качественно прорисованного образа дочери - и это дало свой эффект. 

Кореянка так и говорила: виртуальная девочка действительно не похожа на ее дочь. Однако мать чувствовала, что видела именно Найон.

Возродить близких через... секс-аватары

Корейский проект - далеко не новичок. Технологии по созданию реалистичных 3D-аватаров уже вовсю используются. Хотя их цели иногда спорные.

Кирилл Покутный из Sensorama Lab вспоминает проект Virt-A-Mate (VaM). Это программное обеспечение для создания 3D-контента виртуальной реальности для взрослых. С его помощью люди создают персонажей, с которыми потом могут заниматься сексом в VR. 

Есть у ПО и такой сервис как Foto2VaM. Он использует фотографию лица реального человека для генерации 3D-модели. Соответственно, пользователи могут заняться виртуальным сексом с цифровой копией селебрити, бывшими женой или мужем - да вообще с кем угодно.

Но и здесь нашлось место чувствам. 

Значит, есть спрос на упрощенное решение, где люди смогут сами делать подобные корейскому проекты.

Кирилл Покутный рассказывает, как на реддите VaM нашел интересное обсуждение. Один пользователь рассказал, что создал аватар своего прадеда с помощью Foto2VaM - чтобы просто побыть с ним, провести время. И, мол, собирается “скопировать” маленькую дочь, пока она не выросла. Пользователя забросали гневными комментами - ведь на платформе традиционно делают модели именно для VR-секса. 

“Суть в том, что платформу, которую сделали для одних задач, человек применил для своих душевных. Просто потому что там легче получить результат. Значит, есть спрос на упрощенное решение, где люди смогут сами делать подобные корейскому проекты”, - объясняет сооснователь Sensorama Lab. 

Душевные машины

Цифровые копии людей делают, конечно, и для других целей. К примеру, новозеландский стартап Soul Machines (основанный обладателем Оскара за спецэффекты к "Аватару") с 2016 года создает реалистичных бизнес-ассистентов. Это видеоперсонажи с живой мимикой и речью. Они реагируют не только на голос или текст, но и на мимику говорящего с ним через веб-камеру человека. 

Компания, похоже, неплохо стоит на ногах, потому что буквально месяц назад привлекла очередной раунд инвестирования в $40 млн. В их армии уже несколько виртуальных ассистентов, которыми пользуется крупный розничный бизнес, медицина и даже полиция т.д.

Soul Machines и подобные ему проекты не работают над двойниками умерших. Но их технологии для такого точно подходят..

“Сейчас намечается интересный новый продукт - виртуальные гуру. Некая фотокопия, с которой можно будет пообщаться, как по Skype. Если вам нужно, чтобы кто-то авторитетный перед выступлением на стадионе сказал “не бойся, я с тобой”, такой гуру в этом поможет. Первые уже могут появиться в 2020 году”, - говорит Владимир Бандура, CEO Innolytics Group.

Если вам нужно, чтобы кто-то авторитетный перед выступлением на стадионе сказал “не бойся, я с тобой”, такой гуру в этом поможет.

По его словам, так сейчас по книгам и видео создают цифровую персону американского оратора-мотиватора Тони Роббинса. По задумке виртуальный Роббинс сможет поддерживать разговор и давать советы. Но, говорит Бандура, так можно будет воссоздать и персону любого ушедшего в мир иной - по его работам, видео и прочему. 

Мнения специалистов по душам

Психологи на корейский проект и подобные смотрят довольно единогласно. Хотя и видят в нем несколько сторон. 

По мнению психотерапевта Юлии Кучерук, существуют психотерапевтические техники в которых точно так же используются образы близких людей и которые воспринимаются психикой как реальные. 

“Но подчеркну - это приемлемо именно для прощания как финального акта взаимодействия с ушедшим человеком. В таком случае это может принести утешение и ощущение завершенности, так необходимое для прохождения процесса горевания”, - акцентирует эксперт.

Солидарен с этим и психотерапевт Виталий Жданов. “Я слышал, что в некоторых обществах мать погибшего ребенка чуть ли не силой заставляют увидеть его тело и похороны. Чтобы мать осознала, что произошло. Иначе для мамы ребенок продолжает жить в ее фантазийном мире”, - объясняет он. 

Если же VR-образ используется, чтобы контактировать с ребенком каждый день и поддерживать невроз, это провоцирует страдания и зависимость от воображаемого 3D-мира.

“Сама по себе технология не определяет результаты воздействия на человека, - уверен психолог Дмитрий Шевченко. - Посмотрите на количество времени, проводимое в смартфоне. Кто мог 20 лет назад предсказать такое?” (об этом мы, кстати, писали отдельную статью - Ред.)

Это может принести утешение и ощущение завершенности, так необходимое для прохождения процесса горевания.

При этом, отмечает Дмитрий, смартфон остается 2D и отдельным от нас. А научное сообщество уже предлагает определять зависимость от смартфона в качестве вида зависимости. Можно предположить, что с VR, как более вовлекающей технологией, будет больше рисков попасть в зависимость. 

Но психолог оптимистичен: возможности для моделирования и проигрывания ситуаций, постановка и решения задач, отработка навыков и паттернов поведения при применении VR может вывести психотерапию на новый уровень. Вот только не забывать бы о предостережениях. 

Дмитрий Шевченко напоминает, как в свое время в психиатрии и психотерапии были очень большие ожидания от применения в лечении психических болезней и расстройств личности ЛСД. 

“Однако, выход его распространения из-под контроля научной среды и дальнейших панических настроений в обществе дали возможность политикам ввести жесткий запрет на изучение свойств и тестирование воздействия на психику человека. Очень не хочется повторения этой истории в отношении VR”, - говорит психолог.

Чат-боты с того света

Виртуальный образ ушедшего близкого - это пока новый техноопыт. Но цифровые копии делают и просто из текста. Эффект не намного хуже - с учетом того, насколько мы привыкли к “текстовой” версии близких в мессенджерах.

Так начинается знаменитый эпизод Черного Зеркала. В нем девушка отдает некой компании переписки с погибшим мужем. Из полученного массива компания генерирует цифровую личность, которая вполне себе связно общается с горюющей вдовой. А потом и вовсе появляется полноценный клон.

Этот эпизод вдохновил многих разработчиков. В 2014 году громко заявил о себе стартап Eterni.me. Изначально его создатель хотел сделать 3D-аватар, который остался бы на память родственникам и умел бы с ними разговаривать в манере пользователя. Позже концепт сократили до обработки всего текстового наследия пользователя. Правда, уже несколько лет об Eterni.me почти ничего не слышно.

Зато слышно о другой компании. Когда у Евгении Куйды, обозревателя российского ресурса “Афиша”, погиб ее любимый мужчина, она находила утешение в чтении старых переписок с ним. А затем создала из них чат-бота Roman на основе искусственного интеллекта. 

Проект удался, хотя и не все близкие Романа увидели схожесть бота с ним. Идею решили масштабировать. Так появилась Replika. Ее первоначальной целью было делать цифровую копию пользователя, которая бы имитировала его манеру общения и опиралась на факты и фото из переписок. Стартап успешно привлекал инвестиции, хотя не монетизировался. 

В апреле 2019 года создатели сделали разворот. Теперь Replika - это собеседник-психолог, который помогает пользователям справляться со стрессом через беседы и обратную связь. 

В 2016-м новости сообщали о Джошуа Аллене, который также превратил старые переписки в чат-бот, имитировавший его погибшую девушку. “Я загрузил в систему каждое слово, которое она отправила мне, каждую ее мысль, каждое чувство. Я просто хочу еще пять минут. Просто хочу поговорить с ней в последний раз”, - рассказывал он. 

О процессе создания Аллен писал в блоге на Medium. Проект у него получился как минимум отчасти. Однако сейчас история удалена. 

И еще один проект, заслуживающий внимания, появился в 2017 году. Американец Джеймс Влахос узнал о том, что отец болен раком неизлечимой стадии. В течение последних месяцев жизни отца он записал его рассказы о жизни. На основе их он создал Dadbot

“Если даже намек на цифровую загробную жизнь возможен, то, конечно, человек, которого я хочу сделать бессмертным, - это мой отец”, - рассказывал Влахос. Бот удалось завершить еще до смерти Влахоса-старшего. Он мог беседовать, рассказывать байки из насыщенной жизни и просто шутить.

Сейчас Джеймс работает над новым продуктом - Here After. Это сервис, с помощью которого люди могут оставить после себя голосового ассистента для близких. Как и в случае с Dadbot, пользователи проходят интервью о своей жизни. После их ответы редактируются и разбиваются на разделы. В итоге родственники и друзья впоследствии смогут поболтать с ассистентом, не перегружаясь его длинными монологами. Когда-то потом, after.

Выбор

Как говорит Михаил Дементий из ARVI Lab, в ближайшие 5-10 лет все сюжеты Черного Зеркала будут в той или иной мере реализованы. То есть “бессмертные двойники”, живущие в VR-очках, мессенджере или умной колонке будут становиться все круче и доступнее. 

"Я думаю, что технологии и инновации точно положительно повлияют на наш интеллект - то есть на кору головного мозга. Но за эмоциональную сферу отвечает более низшая система - лимбическая. Если она не будет натренировываться, психическое здоровье будущих поколений будет ухудшаться", - говорит психотерапевт Виталий Жданов.

За эмоциональную сферу отвечает более низшая система - лимбическая. Если она не будет натренировываться, психическое здоровье будущих поколений будет ухудшаться.

Риски душевных повреждений точно остаются. Однако та же Чан Цзи-Сун сама согласилась на виртуальную встречу с умершей дочерью. Значит, понимала и принимала последствия. Возможно, ей все же помогла сцена прощания: в конце маленькая цифровая Найон засыпает на кровати, превращается в бабочку и улетает в небо. 

Как бы там ни было, грань между проживанием утраты и уходом от нее в фантазии всегда была тонкой. Технологии - лишь еще одна провокация на убегание. Но выбор и способ использования остается за человеком. 


Последние новости