07.11.2019, 09:08

Я выложил в сеть фото экрана чужого смартфона. Что мне грозит?

уточнено
1

Что случилось?

И случилось, и случается регулярно. Периодически в интернете появляются “шпионские” фотографии экранов смартфонов, планшентов, ноутбуков. Когда почти у каждого есть гаджет с камерой, то незаметно снять чужой экран в общественном месте - раз плюнуть. А в этот момент там может быть что угодно: важная переписка, пароли, интимные фото и т.д.

Особенно громкие случаи прилетают из Верховной Рады. Там за народными избранниками постоянно наблюдают десятки камер с мощными зумами. Нет-нет, да и всплывает что-то. То депутат Радуцкий эмоционально выскажется о кандидатуре на пост главы Минздрава. То депутат Медяник обещает решить вопросы с прокуратурой.

Свежий кейс еще на слуху. На прошлой неделе журналист издания Буквы опубликовал фото, как депутат Слуги народа Богдан Яременко переписывался с “проституткой” во время заседания парламента. Сам Яременко вскоре написал пост, что специально спровоцировал прессу якобы сфабрикованной перепиской. Правда, сейчас пост недоступен

2

А разве фотографировать чужие экраны нельзя?

Здесь есть несколько слоев - если говорить про граждан Украины в общем. 

С одной стороны, 34-я статья Конституции говорит, что каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию. 

Но тут же и оговаривается - это право может ограничиваться законом в том числе “для защиты репутации или прав других людей, для предотвращения распространению информации, полученной конфиденциально”.

Как объясняет управляющий партнер юридической фирмы Jurimex Юрий Крайняк, если вы просто сфотографировали, например, чужой экран с перепиской, это еще не преступление. А вот распространение - уже да. 

3

Чем же грозит такое нарушение?

Статья №182 Уголовного кодекса Украины говорит, что незаконный сбор, хранение, использование, уничтожение, распространение конфиденциальной информации о лице или незаконное изменение такой информации, кроме случаев, предусмотренных другими статьями УКУ, караются большим штрафом, исправительными работами или даже арестом сроком до 5 лет. Особенно, если ваши действия причинили существенный вред объекту вашего наблюдения. 

Существенный ущерб в материальном смысле - сумма в 100 и более раз превышающая не облагаемый налогом минимум доходов граждан. Уточнено. То есть стартует она с 96050 грн. А еще можно делать акцент на удар по правам, свободам и интересам. Но все это еще нужно доказать. 

Также вы можете попасть под 163-ю статьи УКУ - она устанавливает ответственность за нарушение тайны переписки или другой корреспонденции, которые передаются средствами связи. Причем, если вскроете переписку государственных или общественных деятелей, журналиста, то наказание особо жесткое - от 3 до 7 лет лишения свободы.

4

Стоп, то есть журналист в случае с тем же Яременко нарушил закон?

Вот здесь появляется нюанс. Имя ему - ответственность государственного деятеля. 

Как рассказывает Юрий Крайняк, в практике Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) конфликты между правом журналиста собирать информацию и правом госдеятеля на неприкосновенность частной жизни разбираются уже десятки лет. Чаще всего суд принимает сторону журналиста - то есть в пользу свободы слова. Европейцы исходят из того, что СМИ таким образом генерируют открытую дискуссию между обществом и правящим режимом. 

Украина принципы европейской Конвенции по правам человека наследует. 

“Потому как если ты политик, то в принципе стоит как минимум предполагать, что внимание к твоей жизни будет намного выше в сравнении с обычными гражданами. В том числе со стороны журналистов. И если они нашли, что, к примеру, чиновник за деньги налогоплательщиков, вместо того, чтоб эти деньги в поте лица отрабатывать, занимается не тем, что от него ожидали избиратели, то общество, конечно, должно об этом знать”, - комментирует Крайняк.

Особенно пристально общество должно следить за тем, чем занимается госдеятель при выполнении служебных обязанностей. В сессионном зале парламента при голосовании за законопроекты это особенно уместно. Никто базово не предполагает, что депутаты на рабочем месте будут вести личную переписку. Плюс журналиста защищает статья 25 закона “Об информации”.

Поэтому, если бы даже кто-то из депутатов подал в суд на сфотографировавшего его телефон журналиста, то вряд ли бы выиграл дело. 

5

Хорошо. А если журналист подстерег депутата в другом общественном месте? 

Все равно. Депутат в любом месте является публичным лицом и остается на ладони общества.

“У него, конечно, есть частная жизнь, но в силу специфики его деятельности пределы его частной жизни намного уже обычного гражданина”, - говорит Юрий Крайняк.

Хотя после нескольких подряд скандалов депутаты учатся вести переписки аккуратнее.

6

Значит, любую информацию, сфотографированную с экрана депутата, можно спокойно публиковать?

Не совсем так. В подобных спорных кейсах ЕСПЧ задается главными вопросами. Каков характер опубликованной информации? Какой вклад журналист таким образом может внести в обсуждение общественно важных вопросов? 

То есть если информация - потенциальной общественной значимости, то распространение ее может быть оправданно. 

7

Журналисты, депутаты... А если чужие экраны фотографируют и выкладывают обычные граждане? 

Речь, конечно, не только о журналистах и депутатах. Если вы решили выложить фото девайса другого обычного гражданина, то будьте готовы обосновать публичный интерес. Действительно ли он больше, чем частный интерес вашей “жертвы”? Если вам удастся убедить в этом суд, хорошо. Иначе придется нести наказание по закону. Будь вы при этом хоть обычный гражданин, хоть следователь, хоть президент Украины.

Здесь стоит напомнить и о культуре обращения со своими гаджетами. Сейчас, когда камер в общественных местах становится все больше, когда в метро, троллейбусах и маршрутках все сидят в экранах, довольно легко сделать снимок чужого экрана.

При важной переписке следует вести себя, как у банкомата, окруженного мошенниками. Ведь, скорее всего, фото вашего экрана или тихонько будут использованы в черных базах данных. Или всплывут анонимно - и некого будет тащить в суд.