Девушка на миллиард: что Кира Рудик из Ring сделает с украинским парламентом

Девушка на миллиард: что Кира Рудик из Ring сделает с украинским парламентом - Фото
Святослав Вакарчук и Кира Рудик
29.07.2019, 08:14

Кира Рудик - третий номер в списке партии Голос, прошедшей в парламент. Она собирается заниматься IT-направлением. Чего ждать украинским айтишникам?


Лидер партии Голос Святослав Вакарчук предложил создать в Верховной Раде комитет по вопросам высоких технологий. "это важная отрасль для Украины, она развивается очень мощно. Мы можем помочь ей", – сказал он.

Вакарчук вспомнил о tech-комитете не случайно. Его партию поддержала Кира Рудик№3 в списке партии Голос. Она выпускница Киево-Могилянской академии, работала в нескольких IT-компаниях Украины и США, прошла путь от тестировщика до топ-менеджера. В 2016 году стала главным операционным менеджером в украинском подразделении стартапа Ring. В прошлом году производитель умных дверных звонков Ring был куплен Amazon за $1 млрд.

Теперь Кира готовится к работе  парламентарием. Она поддерживает идею создания IT-комитета. В нем решались бы вопросы налогообложения профильных ФОПов, tech-образования и трудоустройства экспатов.

Для Рудик это был непростой выбор. Компания, которую она создала с нуля, теперь часть Amazon. Ring Ukraine динамично растет. Но она променяла корпоративное благополучие на работу в украинском парламенте.

Журналист Liga.Tech встретился с Кирой Рудик и распросил о том, как ей работалось в самой дорогой корпорации  мира и какие планы в Парламенте и IT-сфере. 

- Как вы докатились до такой жизни?

- Это хороший вопрос. Я в душе стартапер. У меня был достаточно стабильный хороший аутстаффинговый бизнес. Было все ровно. Я приходила на работу, уходила с нее. Диверсифицированные риски. А потом в какой-то момент я решила, что все брошу и начну помогать стартапу, который заходит в Украину. И это будет интересно и круто. Конечно, я понимала, что могло не получиться. Это была компания Ring Ukraine. Мы выросли от трех человек до тысячи. И в жизни тоже все начало становиться довольно ровно и прогнозируемо. Я уже знала, как пройдет мой следующий год.

Как только я выдохнула эту стартап-историю, появился Слава с идеей того, что мы должны стать частью тех изменений, которые сейчас происходят в нашей стране и сделать то, чего никто не мог сделать никогда. 

- Как вы вообще соединились в одной точке?

- Мы знали друг друга по общим знакомым. Я знала, что Слава идет в политику. И знала примерно, чем он собирается заниматься. Потом мы встретились и поговорили о том, что сегодня уникальный момент в истории, когда может случиться все, что угодно. И мы можем придать направление тому, куда все вместе будем двигаться. 

Я подумала: "Хммм..."

- Долго думала?

- Нет, но это было тяжелое для меня решение. Ring Ukraine - это ребенок, которого я вырастила. Но хотелось масштабироваться, так как у меня много энергии и много сил. Сейчас отличный шанс, а следующий такой шанс может появиться через 5 лет. 

О том, как Amazon купил "стартап" Рудик

- В Америке год назад прошла сделка - Amazon купил Ring. Что изменилось для Ring Ukraine?

- Мы были стартапом, который разросся. Нас было уже в общей сложности 2,5 тысячи по всему миру и тысяча в Украине, а теперь мы стали частью большой корпорации. Мы больше не можем делать тех резких движений, которые делали раньше. Вместе с тем, появилась возможность получать знания от “небожителей”, которые запускали бизнес очень много раз. Теперь наша база пользователей увеличилась во много раз и речь не о миллионах пользователях, а о десятках миллионов. А это другая ответственность. 

У нас были люди, которые говорили, что корпорация - это не их история. И возвращались в стартапы. 

Мы начали расти еще быстрее, чем раньше, и быстрее выпускать продукты. Дела идут хорошо и все бурлит. Но могу ли я на все влиять так, как раньше? Да, но, наверное, меньше. 

- Когда была объявлена сделка с Amazon, ходили разговоры, что Amazon покупает Ring не ради умных звонков, а ради технологий, которые есть у компании - распознавание образов, лиц, движений. Это так?

- Нет, Amazon покупал Ring, потому что у нас был большой кусок рынка умного дома, частью которого мы являемся. Amazon сражается здесь с Google. В домах, где мы уже были, ни Google Home, ни Alexa никак не могли зайти. 

Ну, и технологии, конечно. У нас было много объектов интеллектуальной собственности, ради которых они нас выбрали. 

- Сколько уже ваших умных звонков установлено по миру?

- Больше 10 млн. 

- Украинский офис после сделки растет?

 Да, конечно. При сделке нас было где-то 500 человек, а сейчас почти 1000. Мы будем продолжать расти. К концу следующего года, я думаю, что нас будет 1500. 

 - Вы все еще в одном офисе рядом с метро Олимпийская?

 - Нет, мы расширяемся. В этом году открылись во Львове. Я думаю, в следующем откроемся еще в парочке городов. У нас все время работы больше, чем рук.

О рынке IT-шников и имидже Украины

 - Кадровый голод ощущаете? На рынке есть еще кто-то?

 - Украинские кадры по-прежнему очень качественные. Они по цене, конечно,  приближаются к международным. Но здесь пока такой рынок, на котором нет больших международных игроков. Не заходит Facebook, Google с центрами разработок. Иначе, было бы как в Кремниевой долине или Польше, где корпорации разделили рынок между собой и ты можешь только 2-3 человека переманить. 

Здесь такого пока нет. Есть большие аутсорсинговые компании. Есть продуктовые компании, есть мы. Но сказать, что сюда сейчас не может зайти еще одна компания с мировым именем и набрать 1000 человек, нельзя. Она может. 

Мы уперлись в те же самые проблемы, в которые упираются все - образование специалистов. Сейчас внутри открываем свое обучение. Ведь знаем, что в следующем году нужно будет больше людей, чем в этом.  

- Ребята из Amazon к вам приезжают? Что-то рассказывают?

- Вообще-то, когда Amazon заходил, они были настроены по отношению к Украине крайне напряженно. 

 - Из-за чего?

- А представь себе, что ты среднестатистический американец. Что ты знаешь об Украине? В лучшем случае - ничего. В худшем - что тут страшно, война, Крым оккупировали. И, скорее всего, танки на улицах. 

Они приезжали, мы их водили по городу, рассказывали о технологиях, показывали наших соседей MacPaw, рассказывали о наших друзьях PetCube. Они удивляются, что PetCube - это тоже Украина. И постепенно меняют свое отношение к нам.

За последний год мы привезли в Украину около 800 человек из Amazon. По очереди. Они уезжали уже нашими амбассадорами. 

- Ходят слухи, что Amazon может купить чуть ли не Розетку в Украине. Вообще может такое быть, что Amazon, огромный международный маркетплейс, к нам придет? Это реально?

- Я от Amazon не могу комментировать. Но могу высказать свое личное мнение. Пока не решатся макроэкономические и политические проблемы, которые у нас есть, пока они не увидят, что у нас есть стабильность, есть возможность защитить бизнес, я сомневаюсь, что это возможно. Думаю, что такие мысли есть. Но если Amazon запросит аналитику по ситуации в Украине, ему, скорее всего, покажут, сколько было “маски-шоу” за последний год. Amazon подумает и скажет: “Нет, простите.” 

"Что должно произойти, чтобы IT-отрасли стало легче и лучше жить"

- Перейдем к политике. Какие основные задачи ты перед собой поставила или, может быть, Вакарчук перед тобой поставил? Это было “ты должна” или “я хочу”?

 - В основном это было “я хочу”. 

Одна из моих задач, вообще за всю мою карьеру в IT - это борьба за имидж Украины на международной арене. Я хочу, чтобы к нам приходило больше бизнеса. 

Мы говорили с Вакарчуком о том, что должно произойти, чтобы IT-отрасли в Украине стало лучше и легче жить. Чтобы она могла спокойно развиваться. Говорили о налогообложении, о том, каким оно должно быть в IT. 

В IT большинство людей работают как ФОПы. Делают это не потому, что они не хотят платить налоги, или компании не хотят платить налоги, а потому что ты не можешь как IT-шник работать по нашему устаревшему трудовому кодексу. Он, например, не позволяет организовать удаленную работу, овертаймы, командировки. Даже если ты искренне хочешь сделать все по закону, это невозможно. Более того, нельзя нормально передать права на интеллектуальную собственность. 

- А почему нельзя передать права на код американскому заказчику, если это сотрудник компании?

 - Ты, как оформленный сотрудник, передаешь права на интеллектуальной собственность украинской компании, которая потом каким-то способом должна передать их заказчику за рубежом. Было три или четыре громких кейса, когда компания-разработчик этого сделать не смогла.      

 - А с ФОПами в чем разница?

 - С ФОПом у заказчика может быть прямой контракт, в том числе с зарубежной компанией и за “кусок денег” передают кусок кода. Все чисто и просто. 

Другая сторона медали: ФОПы - это скрытое трудоустройство. Инвесторы приезжают и говорят: “Как-то мутненько. Это точно честно?”

- Что же делать?

 - Нужно прийти к ситуации, когда работа с ФОПами не будет признаваться как скрытое трудоустройство. Но государство при этом получит повышение налогов. 

Раз уже есть понимание кто чего хочет, значит, нужно договариваться.

- Повысить ставки для ФОПов?

- Есть много разных вариантов. Детально пока не могу говорить. Переговоры продолжаются. И я в них участвую как представитель профильных ассоциаций. К сожалению, некоторые люди от государства иногда не очень понимали, о чем в них речь. А песня от IТ - “не трогайте нас”. 

Для меня важно их завершить и как для руководителя компании, так и для человека, который хочет сюда привести еще много-много бизнесменов. У меня есть много друзей, которые хотят открывать здесь свои компании.  

Поэтому завершение этих переговоров - одна из моих основных задач.

- В Беларуси есть технопарк, где есть налоговые льготы для разных категорий IТ. Как ты смотришь на то, чтобы в Украине сделать такую “IТ-зону”?

 - Насколько я знаю историю с технопарками, у нас было много попыток и они по разным причинам не срабатывали. В целом у нас и так достаточно либеральное налогообложение и основные проблемы лежат в других плоскостях. Защита инвестиций, корпоративное законодательство, финансовое, защита интеллектуальной собственности, давление силовых органов. Вероятно, поэтому технопарки в Украине и не срабатывали. Но мне нужно будет в это вникнуть, есть ли на это запрос и что именно происходило с технопарками в Украине раньше.

- Технопарки превращались в девелоперские проекты. 

- Пока не знаю. 

- Какие еще у IT есть проблемы, которые надо решать?

- Образование. Компании сейчас сами вкладывают много денег в доквалификацию кадров. Но эти усилия не консолидированы. Хотелось бы выработать централизованный подход. Во Львове, я знаю, скоро построят IT-парк. Но это тоже девелоперский проект, хоть и с созданием экосистемы. Не совсем кампус.  

Хотелось бы, чтобы взаимодействие отрасли с университетами и школами было чуть легче. Мы должны сделать так, чтобы через пять лет IT-шников у нас стало больше и квалификация их - выше. 

Еще одна проблема - огромный отток научных кадров. Нам нужны гении-ученые. Если их нет, то нет настоящего R&D. Если поддерживать R&D-центры на уровне государства, университетов и бизнеса, то, возможно, ученые будут подтягиваться, и новые звезды появляться.

- Идея создания IT-комитета. Я так понимаю, из Вакарчука вытащили эту фразу. Что это за идея? 

- Тут можно вспомнить мой опыт в American Chamber of Commerce. Там у нас был комитет по телекому и IT. Но мы эти сферы разделяли. Это не то же самое.

IТ - это не провода, это инновации. 

Можешь это вырезать, если хочешь, но должна сказать. Очень много людей, которые приезжают к нам и думают, что мы супер отставшая страна, после знакомства находятся в позитивном шоке от того, как мы используем дроны в сельском хозяйстве, например. Или как у нас развиты отдельные направления в цифровизации некоторых госуслуг, некоторые направления в военной промышленности. То есть речь тут не только про аутсорсинговые компании и их инженеров, а про внедрение IТ-решений во многие сферы.

- Сейчас в Раде есть комитет по связи и информатизации. 

Да, но я посмотрела, у них за последний год законопроекты направлены больше в телеком. 

- То есть вы будете пытаться сделать отдельный комитет?

Я бы хотела сделать комитет, который существенно больше занимался бы взаимодействием с IТ, помощью отрасли, а также инновациями и цифровизацией в государстве.

- В Раде наберется количество понимающих депутатов, необходимых для создания такого комитета? Ведь многие депутаты могут прийти просто посидеть.

- Мне сложно сказать. Но я считаю, есть достаточное количество людей, которые могли бы.

О предвыборной гонке, оппонентах и вообще о смыслах 

- Как бы ты прокомментировала идею ваших оппонентов - “государство в смартфоне”? 

- Я могу здесь комментировать со многих сторон. Как IT-шник я сразу думаю: а что если появится какая-то дыра с безопасностью? Хоть какая-то. Это же потом будет очень больно для всех. 

Еще для меня большой вопрос в том, сколько людей будет пользоваться “государством в смартфоне”. У скольких из них есть интернет и смартфоны. 

- Что тебя напрягало в ходе предвыборной кампании?

- Меня напрягало, когда наши оппоненты говорили те же самые вещи, которые они говорят на каждых выборах.

 Наверное, придет такое время, когда наши люди перестанут этому верить. 

С человеком, который в десятый раз поверил в уменьшение цен на газ, сложно говорить о государстве в смартфоне. 

 Напрягало, что у нас было мало времени, а в сутках всего 24 часа.

 Результат в чуть более 5 процентов. Это соответствовало вашим ожиданиям?

Это меньше, чем мы думали. В том числе потому, что у нас была очень короткая кампания. Мы не успели донести все месседжи, которые хотели. Сейчас будем над этим работать.

- Есть другая молодая партия, которая, как мне кажется, очень неплохо сыграла на популизме. И получила довольно хороший результат по итогу.

- Мы не говорили популистических вещей.

Политика и популизм, к сожалению, очень тесно связаны. 

- Вопрос, в какую игру ты играешь. Мы работаем на долгосрочную перспективу. И мы были важны для тех людей, которые за фундаментальные изменения, а не популизм. Мы понимаем, что у нас сейчас нет 80%, и даже 50% поддержки. Но уверена, что число сторонников будет увеличиваться. 

- Но ведь в таком случае должно пройти некоторое длительное время. Что условно говоря, может быть вашей “гречкой”, которая может подтянуть больше массы?

- Наша “гречка” - это наши ценности, принципы, компетентность, патриотизм, адекватность.

Мы все работяги, которые не только обладают необходимыми знаниями, как делать хорошие вещи, но и делают их.

- У меня на теннисных кортах есть смотритель, который каждый раз, когда я собираюсь домой, говорит такое напутствие: “И помните: поменьше работайте, побольше зарабатывайте!” Ваша “гречка” вряд ли подойдет таким людям. А у нас их довольно-таки много в стране. Какой у вас будет подход к ним?

- Я не знаю, как много таких людей. 

- Думаю, очень много. Может, им пообещать чего-нибудь? Что при этом соответствовало бы вашим ценностям.

- Я бы сказала, что наш избиратель более молодой, который знает, что зарабатывать деньги и быть успешным можно не потому, что ты что-то украл или где-то присосался к какой-то кормушке. У них другие идеалы: люди, которые хотят полететь на Марс, те, кто создал и продал свои компании... Мы хотим быть героями для таких людей.  

- Тогда получается, что эти люди в вас поверят, но изменения, которые они хотят, уже могут произойти явно не на протяжении их жизни. Ведь нужна смена поколений, чтобы пласт людей со старыми идеалами ушел в прошлое. Вы не хотели бы форсировать события каким-то образом? Есть план?

- Мы в такой ситуации, в которой наша страна никогда не была. Это когда у нас есть партия, у которой есть большинство. У них все карты на руках. И естественно события будут формироваться. Уже нельзя будет пенять на “злочинну владу”. А ожидания у избирателей велики. 

- Как ты видишь Украину в IТ через пять лет?

Я думаю, что к нам зайдет какое-то количество больших международных игроков. Потому что мы уже находимся на карте у этих компаний. Они рано или поздно сюда зайдут. 

Второй момент - будет децентрализация. Сейчас все происходит в Киеве, но как только компания вырастает в столице, она начинает идти в регионы за кадрами. И в этих городах соответственно начинает развиваться инфраструктура. Возможно, там будут развиваться свои отдельные направления. 

Думаю, будет больше женщин в IТ. Мы сейчас уже видим этот тренд. К примеру, сейчас в Ring Ukraine 36% женщин на руководящих позициях. Этот тренд постепенно приходит в Украину с запада. 

Думаю, появится четкая специализация. Сейчас, например, есть проект где нужны 20 геологов-тестировщиков. 

За пять лет, я очень надеюсь, будет несколько экзитов украинских стартапов. Я надеюсь, что это будет 2-3 единорога. 


Последние новости