Дубилет: "Когда показываешь Privat24 или monobank европейцам, они плачут от умиления"

Дубилет:
Коллаж - Маша Ксендзик
15.08.2019, 10:45

Большое интервью с Дмитрием Дубилетом о рейдерстве, СБУ, таможне, Монобанке, политике, роли IT в государстве, личном тайм-менеджменте и даже о коте


Бывший IT-директор ПриватБанка Дмитрий Дубилет - один из основателей первого в Украине банка без отделений Monobank. Меньше чем за два года проекту удалось привлечь больше миллиона пользователей.  

Прогноз Дмитрия на конец года - Monobank вернет инвестиции основателей. Это около $3 млн.  

А в сентябре Дубилет и его партнеры запускают fintech-проект в Британии - для людей, которым не всегда доверяют британские банки, но на кредитовании которых все еще можно неплохо заработать. Инвестировать в него придется уже в два раза больше. Но бизнесмен рассчитывает, что проект может стать единорогом (стартапом на миллиард). 

С приходом новой власти Дмитрий мог бы очутиться в политике. Если бы захотел. Ему предлагали стать одним из слуг народа. Бизнесмен отказался. Но к судьбе страны он был небезразличен. На общественных началах Дубилет стал работать с замглавы АП Алексеем Гончаруком, и.о. главы СБУ Иваном Бакановым и главой Таможни Максом Нефьодовым. 

Его главная цель - помочь побороть в стране рейдерство и теневые схемы с помощью технологий. 

“У нас очень много низко висящих фруктов. Каждый из них - это условно миллиард долларов”, - говорит Дмитрий.

Что это за фрукты, как сделать так, чтобы наша экономика быстро росла, на чем зарабатывает Monobank, и какой распорядок дня у Дмитрия Дубилета - об этом читайте в нашем подробном интервью с ним. 

ВНУТРИ

1. Дубилет и политика
2. Дубилет и рейдерство
3. Дубилет и таможня
4. Дубилет и экономическое чудо
5. Дубилет и украинское IT
6. Дубилет и электронные выборы
7. Дубилет и Укрспирт
8. Дубилет и Monobank
9. Дубилет и тайм-менеджмент
10. Дубилет и кот
11. Дубилет и Британия


ДУБИЛЕТ И ПОЛИТИКА

- Как ты себе выбирал зоны ответственности, где ты будешь советником? Или тебе предложили?

- Некий микс. Мне интересно заниматься проектами, которые могут принести большой результат, и в которых можно добиться чего-то существенного в короткие сроки. 

 - Ты начал переговоры с Алексеем Гончаруком или он тебе рассказал о возможностях?

 - Я общался с Алексеем Гончаруком, Андреем Богданом, Иваном Бакановым по тому, в каких проектах я могу быть полезен. 

 - Я слышал, они тебя звали в команду, но ты отказался. 

 - Были разговоры о том, чтобы меня пригласить в список, но да, я отказался. 

 - Тебе депутатство вообще не интересно?

 - Нет. 

 - А деятельность в исполнительной власти?

 - Та роль, в которой я сейчас нахожусь, мне наиболее комфортна. Когда можно заниматься не только государственными делами, но и бизнесом. Сейчас я фактически волонтер. Эта деятельность меня устраивает. 

 - Я читал в одном из интервью, что ты, может быть, двинешь в политику.

 - Я этого не исключаю. Но это пока в непонятном горизонте.

 - А кем бы ты мог стать? Глава Нацбанка?

 - Нет, Нацбанк точно нет. У меня здесь компетенций не хватает.

 - Глава IT-министерства?

 - Не знаю. Министерства еще не существует. 

 - Как ты вообще считаешь, насколько оно будет нужно?

- Сложно рассуждать об органах в отрыве от личности. На самом деле академически может быть правильная структура, но придут неправильные люди и все разрушат. А может быть лишний орган, но если во главе станет энергичная компетентная личность, все это неважно, потому что личность сметет горы и принесет кучу пользы.

Нет правильных и неправильных структур - есть правильные и неправильные люди. 

- Есть разные мнения по поводу того, что будет дальше. Говорят, осенью будет мировой финансовый кризис, а потом начудит новая власть, из-за чего у нас начнется большой кризис ближе к зиме. Другая позиция - все будет хорошо, пришли новые люди, будем развиваться. К чему ты больше склоняешься?

 - Я, скорее, оптимистичен. Я считаю, что реально у власти сейчас люди, которые имеют моральную планку выше, чем все предыдущие руководители. Меня это очень поддерживает.

- О ком ты говоришь?

- О президенте, возможном будущем премьере. Я верю, что они пришли туда не красть. Хватит ли у них компетенции - надеюсь, что да.

Но, повторюсь, нежелание красть - важнейший фактор успеха. 

 - Хорошо. Возможно, ты видел скандал в медиа, что Андрей Богдан будто бы решил уволиться, написал заявление, люди, которые отвечают за коммуникации со СМИ, солгали. И у СМИ сложилось впечатление, что мы попали в такую игру, когда нами будут постоянно манипулировать. Что скажешь?

 - Я не знаю деталей этой истории. Все время читаю новости, опасаясь увидеть в них признаки того, что кто-то из первых лиц что-то крадет. Если пойдут какие-то новости, тем более подтвержденные, меня это, конечно, вгонит в депрессию. 

К содержанию


ДУБИЛЕТ И РЕЙДЕРСТВО

 - Поговорим о рейдерстве. Я ходил на интервью к Михаилу Федорову, который у Зеленского будет отвечать за цифровую экономику. Он сказал такую штуку: за каждым реестром в Украине есть свой смотрящий, который делает там разные странные штуки. То есть, придерживаясь этой логики, и в реестрах Минюста всякое может происходить. Я так понимаю, что ты хочешь помочь бороться с рейдерством технологически. А что делать с человеческим фактором?

 - Технологии, в первую очередь, с этим технологическим фактором и будут бороться. Если ты правильно построишь технологии, то не будешь зависеть от того, что кто-то недобропорядочный или некомпетентный что-то вдруг сделает.

Смотрящие за реестрами - наверное, такая проблема тоже есть. Но 99% кейсов связаны не с тем, что какой-то там администратор реестра что-то сделал ночью в реестре, а с тем, что есть какое-то количество регистраторов, нотариусов. Они могут зайти в программу и втупую переписать недвижимость или бизнес на кого-то другого. Я бы сказал, что проблема сейчас не в самих реестрах, а в тех процессах, которые происходят вокруг них. В процессах, которые проходят регистраторы для создания того или иного регистрационного действия. 

Например, ты можешь прийти к регистратору и сказать: вот копия решения суда. Согласно ему, я являюсь собственником этой квартиры. Хотя решения суда на самом деле никакого и не было. Какая-то липовая бумажка, и регистратор ее не проверил. Я сейчас утрирую, но примерно так это и может происходить.

Ключевой проект - борьба с рейдерством. Я считаю, что это бич Украины. У тебя могут легко переписать твое имущество, бизнес. И ты об этом ничего не будешь знать. Просто волосы на голове шевелятся, когда ты узнаешь детали того, насколько легко можно отжать имущество.

- Как бы ты предложил побороть эту проблему?

 - Во-первых уменьшить количество субъектов, которые имеют право переписывать имущество согласно судебным решениям. 

 А с другой стороны мы сейчас пытаемся интегрироваться с реестром судебных решений. Если есть какое-то судебное решение, чтобы регистрационная система имела к нему доступ в электронной форме, а не через какую-то копию.

 - То есть связать два реестра и сделать систему, которая по API будет вытягивать нужную информацию?

 - Да. Это недостаточная мера, но, думаю, что 99% кейсов по схеме фальшивых судебных решений решится. 

 - В одной из компаний ГК ЛІГА есть услуга, которая называется SMS-Маяк. Она сообщает, если с моими данными что-то происходит в реестре. У вас тоже есть такие услуги?

 - Круто, что SMS-Маяк есть. Но, думаю, что ваш сервис преобразится. Первое - мы хотим сделать бесплатный API со стороны Минюста. Это позволит и вам, и другим компаниям сделать бесплатным сервис для граждан, чтобы можно было подписываться. Сейчас он платный. Я считаю, что должна быть freemium-модель: основные сервисы предоставляются бесплатно, а если бизнес хочет подписаться на 1000 объектов, пусть платит. 

 Второе - он сейчас работает только по недвижимости. Нужно добиться, чтобы он работал и с ЕДР, с юрлицами. Также важно, чтобы процессы учитывали объекты, которых в электронном реестре нет. А таких тоже немало, к сожалению.

 Третье - сейчас достаточно сложно на него подписываться. Нужна ЭЦП, чтобы им воспользоваться. Я хотел бы радикально снизить порог вхождения, потому что у граждан ЭЦП обычно нет. 

 И самое главное - я бы хотел, чтобы уведомление приходило, даже если ты ни на что не подписываешься. То есть если с твоими недвижимостью или бизнесом что-то происходит, ты должен это узнать и иметь возможность или приостановить, или хотя бы оспорить. 

 - Например, я неблагонадежный регистратор. У меня есть ЭЦП или я могу забрать твою ЭЦП. И я решил тебе как-то навредить в реестре. Как это предотвратить?

 - Для регистратора мы хотим ввести второй фактор авторизации. Как делают банки. Только мы пойдем по пути не SMS-пароля, а Google-аутентификатора. Кстати, если у тебя украли ЭЦП, ты должен тут же об этом сообщить, чтобы ее заблокировали. Если ты этого не делаешь, то хотя бы смартфон у тебя не украдут. А если у тебя украли и ЭЦП, и смартфон, сделали под тобой какое-то действие, то тебя нужно заблокировать на всю жизнь, потому что к технике тебя подпускать нельзя. 

 - Мне кажется, что когда только Макс Нефьодов создал Prozorro, все это выглядело было классно и многообещающе. Но с другой стороны, не скрою, со временем возникало ощущение, что это стало удобной ширмой для прикрытия в руках у нечестных людей, особенно в сложных технологических тендерах. Они проводят заранее спланированные сделки через Prozorro и говорят, что все, мол, честно и прозрачно. 

 - Нельзя же обобщить. Нефьодов создал Prozorro, которая реально сделала госзакупки более прозрачными.

 - Но договорняков ведь меньше не стало.

 - Стало. Одно дело, когда ты публикуешь тендер в каком-то вестнике с тиражом 5 экземпляров. Другое дело, когда это торчит на всю страну. Благодаря Prozorro это стало прозрачнее. Ушли ли откаты? Конечно, нет. Нет технического решения, которым мы победим все проблемы. Мы залатаем какие-то ключевые дыры в рейдерстве - все равно найдутся мошенники, будут подкупать судей. С этим мы сделать ничего не сможем. Если суд постановил, что собственность переходит, что ты против этого сделаешь? Нужна комплексная судебная реформа. 

- Я видел твои заявления, что сейчас очень хорошо работать с властью, в отличие от периода, когда ты работал с iGov. Не кажется ли тебе, что есть некие двойные стандарты? С одной стороны, объявляются реформы. С другой, по тому же зеленому тарифу и ферросплавам Игорь Валерьевич за 1,5 месяца успешно себе отсуживает тариф на электроэнергию. 

 - Ты сказал ключевое слово “отсуживает”. Суд и Офис президента - это абсолютно разные структуры и люди. Не знаю, что сейчас происходит в судебной системе, но насколько понимаю расклады, вряд ли в Офисе президента могут указывать судьям, в чью пользу принимать те или иные решения.

 - В связи с этим не кажется ли тебе, что судебная инстанция будет неким final frontier для тех, кто мутит что-нибудь в Украине?

 - Не знаю. То, что нужна судебная реформа для обеспечения честных судов - это факт. Как этого добиться - большой вопрос. К счастью или сожалению, я занимаюсь решением гораздо более скромных вопросов. Которые, тем не менее, для страны тоже важны. 

 - Я с удивлением узнал, что ты стал советником главы СБУ. Чем ты сейчас с Бакановым занимаешься?

 - Мы очертили три основных проекта, которыми я занимаюсь. Это рейдерство, отдельные аспекты таможни, теневой рынок алкоголя и сигарет.

 - Как это происходит? Ты приходишь к нему на совещание, участвуешь в каких-то рабочих группах?

 - Нет, у нас с ним периодически происходят встречи, на которых я ему отчитываюсь по проектам, прошу, где нужна помощь. И на этом все. У меня нет штатной должности. Я скорее консультант. В вопросы СБУ я не погружался и не думаю, что буду погружаться. 

К содержанию


ДУБИЛЕТ И ТАМОЖНЯ

 - Насколько тесно ты общаешься с Нефьодовым по таможне? 

 - Не очень тесно. Где-то раз в неделю мы можем обсуждать какие-то вопросы. 

 - Не секрет, что в таможне работает миллион разных схем и есть много дыр. Не думаете ли вы, что получите большой отпор со стороны получестных/полубелых бизнесов, конфликты и т.д. От тех же поставщиков смартфонов. 

 - Я надеюсь, что реформы будут идти таким образом, чтобы бизнес от этого выигрывал, чтобы ему было интересно становиться белым. Сейчас очень большая часть расходов на перевозку - это взятки. Таможне, СБУ еще кому-то. Если построить процессы таким образом, чтобы эта коррупционная нагрузка ушла, от этого выиграли бы абсолютно все. Кроме тех, кто получает эти взятки. 

 - Как в этом может помочь IT?

 - Чем больше ты внедряешь правильные технологии, чем больше IT, тем меньше человеческий фактор. Условно говоря, если компьютер решает, какие грузы проверять и по какому алгоритму, а не таможенник или СБУшник, которому нужна взятка, то от этого снижается коррупционная нагрузка. 

Автоматизация - универсальный рецепт не только для таможни, но и для других сфер нашего государства. 

 - Примерно то же самое мне говорил и Федоров. Но у меня к нему сразу был вопрос: что делать с людьми, которых “автоматизируют”. 

 - В Украине недостаток рабочих рук. Все уезжают в Польшу, Чехию. Если мой бизнес, например, открывает вакансию, она не заполняется мгновенно, мягко говоря. Поэтому я считаю, что каждому найдется интересная работа. Более социально полезная, чем просто перекладывание бумажек в каком-нибудь госоргане. 

 - Ты себе представляешь взяточника, который пойдет работать руками?

 - Почему руками? Можно головой. Наверное, есть какие-то безвозвратно потерянные люди для рабочего рынка. Но в основном это же не черное и белое.

 - Какие твои ожидания от процесса? Насколько это гладко пойдет? Когда я узнал, что Макс пойдет в таможню, сразу подумал о том, что для него это может быть прямо физический риск. Не упрется ли реформа в таможне в какую-то стену?

 - Думаю, что этот вопрос нужно адресовать Максу. Конечно, он будет ключевой движущей силой. 

Ключевое - это политическая воля. Если у тебя руководители страны не сидят на контрабандных потоках и не зарабатывают от того, что трясут из бизнеса взятки, а есть реальная воля что-то реформировать, то это 90% успеха. 

- Ты видишь сейчас политическую волю?

 - Да. Меня это очень сильно вдохновляет. За все время, которое я провел в Офисе президента, не было ни одного сигнала о том, что туда пришли люди с какими-то скрытыми мотивами. Мне это очень нравится. 

 -  А распространенное мнение о том, что команда молодая и неопытная, их просто могут использовать? Что ты думаешь по этому поводу?

 - Я считаю, что нормальная система моральных ценностей - гораздо более важно, чем опыт. 90% успеха - чтобы ты туда шел не красть, а реально хотеть что-то сделать. А если не хватает опыта - что ж, привлечешь больше умных людей, у которых этот опыт есть. 

 - То есть отсутствие опыта - не преграда? Самое главное - …

 - Самое главное - не красть. Ребята, которые были при власти предыдущие пять лет, 90% энергии тратили на личное обогащение. Это просто ужас. Невозможно делать никакие реформы, когда тебе нужно постоянно “проходить между капель”. Тут интересы одного, второго, третьего. Эгегей, мы дерегулировали какую-то бумажку, которая никому не нужна! Потому что чуть только ты хочешь дерегулировать больше, тут же пропадает поток у какого-то стейкхолдера. 

 - Так стейкхолдеры никуда не делись и из Украины не уехали.

 - Но они же власти лишились. Им будет гораздо сложнее влиять.

 - Однако они могут оказать влияние и давление на того же члена власти - молодого и неопытного. 

 - Как они могут надавить на Макса Нефьодова? 

 - На него, наверное, сложно. Но сколько у нас таких Максов?

 - Надеюсь, что будет много. 

 - Окей, я думаю про Нефьодова, думаю про Гончарука.

 - Вот представь, что Гончарук станет премьером. Ну круто же будет?

 - Не знаю. Мне сложно сформировать свое мнение. Вот например, ты играешь в теннис. Допустим, играешь хорошо, поставил себе технику, подачу. Выходишь играть против чувака, которому за сорок, у которого живот, но который просто очень-очень много играл. И он начинает тебя “перебегивать”, перекидывать и более точно играть. Аналогично я думаю о том, что есть подобный риск с нашими новыми политиками. Они молодые и энергичные, но есть очень въедливые товарищи, которые корт просто так не сдадут.

 - Хорошо, давай используем твою терминологию. Проблема не в том, что мы играем против пузатого чувака. А в том, что он играет без ракетки, без сетки, может взять мяч руками - то есть играет без правил. Я считаю, что наш исторический шанс в том, что наконец-то судья, который сидит на вышке, может сказать этому чуваку: “Все, заканчивай, эти времена прошли”. 

Главное, чтобы была политическая воля что-то менять. Раньше была политическая воля красть. Сейчас политическая воля условно добиться роста ВВП 7-10% - то, как я понимаю новую власть. 2-3%, которые есть сейчас - это ни о чем.

К содержанию


ДУБИЛЕТ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО

 - Недавно Нацбанк немного улучшил прогноз на следующий год по ВВП.

 - Это же не от Нацбанка зависит. Я мечтаю, чтобы мой бизнес, который находится на территории Украины, стоил миллиард. Сейчас это невозможно физически, потому что страна бедная. Возможно, однажды это изменится, и мы с бизнес-партнерами станем миллиардерами. Было бы хорошо. 

 - Окей, давай помечтаем про 10% роста ВВП. Прямые иностранные инвестиции в Украину по сравнению с 2013-м годом уменьшились. Кажется, $2 млрд за 2018 год. В 2013 году было в 2 раза больше. Не очень хорошо. Инвестировать некуда в Украине. Приватизации нет. Рынок земли, вроде, будет, но не факт, что там будут большие деньги. Экспорта меньше, чем импорта - сальдо отрицательное. Причем зазор растет. Я специально набрасываю, чтобы помечтать о том, где мы возьмем эти 10% роста.

 - Ты все правильно перечислил. Открыть рынок земли, дерегулировать игорную индустрию, разобраться с таможней, рейдерством. У нас очень много низко висящих фруктов. Каждый из них - это условно миллиард долларов. Если решить эти проблемы, страна получит больше, чем помощь от МВФ условно. 

 - То есть дерегулировать?

 - Необязательно дерегулировать. Навести порядок. 

- Как инвестиции придут в Украину? Что нужно сделать?

 - Сделать нормальную среду для инвестиций. Тот же рейтинг Doing Business. Он не ключевой, но инвесторы на него в том числе смотрят.

К содержанию


ДУБИЛЕТ И УКРАИНСКОЕ IT

 - Какое место в глобальной экосистеме мы можем занять? Допустим, мы победили рейдерство, нечестные суды и т.д. Кем мы становимся? Мы - страна-сборщик, аграрная страна, что еще? Как ты нас видишь?

 - IT. Одна из отраслей, которая будет круто расти и уже круто растет. Сделать условия, чтобы иностранные игроки приходили, чтобы наши украинские компании быстрее росли, чем мировой рынок в целом. Это один из челленджей для нового правительства. 

 - Я тоже думал об этом. Но у нас почти 200 000 айтишников. Из них аутсорсеров - большая часть. Даже если у меня классный стартап, я через время уезжаю в какой-то район Кремниевой Долины или Лондон, где есть венчурный капитал. Рост в людях в отрасли - +10-20% в год. Но это не какой-то суперскачок, когда у нас тут появляется новый Apple, и мы за счет добавленной стоимости выезжаем резко вверх. Как сделать Украину жницей больших денег и инновационных продуктов?

 - Каких-то простых решений, конечно же, нет. Но даже если у тебя 90% программистов заняты в офшорном программировании, рано или поздно они переходят на продуктовые компании, которые работают в Украине, пусть даже делая продукт за границей или на другой рынок. Если концентрация айтишников высокая, все равно рано или поздно часть из них начинает работать над продуктом. Это постепенный процесс, но он происходит.

- Как нам сделать, чтобы украинские стартапы не уезжали в Кремниевую Долину?

 - Расти на 10% в год. И, возможно, в какой-то момент меньше людей будут уезжать. Давайте не бороться за айтишников, которые уезжают в Кремниевую Долину. Если у кого-то есть возможность туда поехать и сделать миллиардный бизнес - слава богу, я за него рад. Давайте поборемся за то, чтобы люди не уезжали в Польшу яблоки убирать. 

К содержанию


ДУБИЛЕТ И ЭЛЕКТРОННЫЕ ВЫБОРЫ

- Какая из стран тебе сейчас нравится с точки зрения развития экономики?

 - В каждой стране что-то свое. С точки зрения капитализма и свобод - США. В Британии есть много своих аспектов, хотя в некоторых сферах там становится слишком много государства. От этого, я считаю, экономика проигрывает. Хотя там экономика все равно более либеральная, чем в тех же странах Европы. Это одна из причин, по которой происходит Brexit - у них мировоззренческие различия между странами. 

 В Китае творятся многие интересные вещи, особенно в области IT. Потому что есть масштаб. Например, в Китае очень круто развивается искусственный интеллект и большие данные, потому что в отличие от Европы и Америки там нет законодательных преград по работе с информацией. Китай менее чувствительно относится к тому, как большие корпорации работают с данными граждан. Это имеет свои издержки. Но при этом Китай, например, скоро обгонит весь мир в вопросах медицины. 

 - Европа зарегулирована и консервативна, у нас же все более “дико” и свободно. Можем ли мы в перспективе 10 лет обогнать европейские страны?

 - Конечно. В банковской индустрии мы уже давно обогнали. 

 - По каким критериям?

 - По всем. Когда показываешь тот же Privat24 или monobank европейцам, они начинают плакать от умиления. Это хороший пример того, что за счет незарегулированности и того, что индустрия стартовала позже и смогла проскочить какие-то этапы, Украина вырвалась вперед. 

 - Ты видишь такое только в банковской индустрии?

 Я считаю, что в вопросах госуправления возможно точно так же перескочить какие-то этапы и обогнать других.

 - Ты веришь, что через 5 лет будет e-vote, и мы будем голосовать за нового президента в электронной форме через смартфон?

 - Не знаю, не погружался в этот проект. Ребята говорят, что это возможно. Я буду за них болеть. 

 - Мы запустили у себя опрос на сайте. 80% верят и готовы голосовать электронно. Думал, соотношение будет ровнее. 

 - Думаю, что может произойти большой скачок. Читал, что ряд больших компаний начали вкладывать в готовые решения. Одно дело, когда правительство делает заказ у непонятных айтишников - тут доверие может быть достаточно низким. А если к тебе придет какой-нибудь Microsoft и скажет: “Смотрите, у нас готовое решение, которое уже работает в США, Индии и еще где-то, просто инсталлируйте”, доверие к такой системе будет гораздо выше. 

 То есть e-vote будет возможен не только благодаря усилию отдельных политиков, а благодаря тому, что на рынке наконец-то появятся готовые решения от знаменитых брендов. 

К содержанию


ДУБИЛЕТ И УКРСПИРТ

 - Ты меня заинтриговал по поводу нелегального алкоголя и сигарет - одна из общественно важных задач, которую ты будешь помогать решать. Как ты собираешься помогать с ним бороться?

 - Если честно, все просто. Если очень упростить, нелегальный алкоголь в основном идет от нелегального спирта. Нелегальный спирт производится на нескольких десятках предприятий Укрспирта, которые левачат и работают мимо смены. Если поставить достаточный технический контроль, чтобы неучтенный спирт не покидал Укрспирт, то это решит 90% проблем.

 - Не видишь ли вариант привлечения частного инвестора в Укрспирт?

 - Есть два пути. Можно распродать предприятия и поставить на них средства контроля. Либо поставить средства контроля и потом уже думать, в каком темпе их приватизировать. Но средства контроля в любом случае должны быть. 

 - Какая оценка “левака”?

 - Эксперты говорят, что половина рынка алкоголя находится в тени. Из этой части 80% - левый спирт с предприятий Укрспирта.

 - Если не ошибаюсь, ты говорил с Евгением Черняком (Global Spirits) по поводу этой проблемы. Что он посоветовал?

 - У всех примерно одинаковая оценка. Нужен нормальный контроль за всей цепочкой - начиная от Укрспирта, заканчивая дистрибьюторами и электронной акцизной маркой. 

 Черняк мне говорил, что даже в США около 5% находится в тени. В России тоже 5-10% - там научились с ним бороться. У нас - 50%. Есть разные оценки. До 10 млрд грн в год бюджет дополнительно получать только на акцизе. 

 Там очень небольшие расходы, которые крупнейшие производители даже готовы взять на себя, если государство им даст возможность. Это снова-таки вопрос политической воли. Я так понимаю, что традиционно были и есть люди, которые очень неплохо зарабатывают на этом. Сейчас, надеюсь, этот вопрос решится. 

 - С сигаретами тоже будешь помогать разбираться? 

 - Там похожая проблема. В Украине тоже есть нормальный по объему теневой сектор. И табачники, и другие государства заинтересованы решить эту проблему, потому что украинские сигареты продаются по всей Европе. Поэтому, думаю, западные страны будут счастливы помочь нам с этим вопросом. 

К содержанию


ДУБИЛЕТ И MONOBANK

- В Украине monobank, насколько я знаю, уже вышел на операционную прибыль. А когда инвестиции хотите отбить?

- Возможно, в этом году уже вернем. 

- У вас сейчас 1,2 млн клиентов. Какая цель на конец года?

- В месяц прирастаем где-то на 80 тысяч. То есть будет около 1,5 млн. Этот темп гораздо выше, чем тот, на который мы рассчитывали, когда запускались. 

- Сколько у вас выданных кредитов, сколько депозитов?

- В кредитах - 5,5 млрд грн, в депозитах и остатках  - 4,5 млрд грн. 

- Комиссии у вас минимальные. На чем зарабатываете в основном?

- На кредитовании, конечно. 

- Я слышал, что многие люди не выходят за пределы установленных сроков беспроцентных кредитов (grace-period).

- Это правда. Есть многие люди, которые пользуются нами бесплатно. 

- То есть возможности заработка сужаются?

- У нас другая ситуация. В отличие от всех украинских банков у нас нет затрат на инфраструктуру, отделения, раздутый штат. Поэтому мы можем себе позволить много клиентов, которые нами пользуются бесплатно. 

Людей, которые все-таки выходят за grace-период по кредитам, достаточно, чтобы бизнес был прибыльным. 

- Есть ли у вас портрет клиента?

- Он уже сильно размыт. Когда мы запускались в бета-тесте, было много представителей среднего класса, IT-шников, доход - средний плюс. В основном в столице и крупных городах. 

- В Харькове есть Мегабанк Субботина, они запустили todobank. А ваш партнер Олег Гороховский написал, что вас копируют. Насколько это обоснованная претензия?

- Не могу комментировать - не изучал этот продукт. Мы не будем агрессивно на это реагировать. Здорово, что мы являемся вдохновителем для кого-то. 

- Если брать крупные проекты, у вас в Украине один банк без отделений. А почему другие банки не идут по этому пути? 

- Оказывается, это безумно сложно - создать банк. Никому не рекомендую. Мы когда monobank хотели создавать, то думали, что за 4-5 месяцев справимся в составе 50 человек. В итоге запустили его за 11 месяцев и работало под конец запуска 150 человек. Причем это были люди, которые работали десятки лет в Приватбанке и других банках. 

- Ни для кого не секрет, что ваш основной конкурент - Приватбанк со свом Privat24. Если честно и откровенно, то что у них лучше? 

- У них много услуг, которых у нас нет. Очевидно, что у них более широкая линейка. Это более универсальный банк, у них есть направления по юрлицам и СПД. Цветы можно заказать в Privat 24. Это философский вопрос: лучше или хуже. 

- Что бы вы хотели иметь у себя, что есть в приложении у них?

- Условно говоря, цветы в нашем приложении никогда не купить. Когда слишком много запихиваешь в приложение, оно сильно раздувается, то это не только хорошо, но и плохо. Пользователь может запутаться. 

Мы с Privat 24, конечно, конкуренты, но работаем в разных плоскостях. Они - платформа-супермаркет, которые запускают все больше услуг. Мы же пытаемся отточить те несколько продуктов, которые предоставляем. 

99% людей не любят покупать цветы через банковское приложение. Прибыль от подобных услуг будет копеечная. Мы считаем, что если продукт простой в использовании, то выигрывает он гораздо больше, чем более широкий и одновременно более сложный продукт. 

- Экс-президент Киевстар Петр Чернышов недавно написал, что при попытке перевода с monobank на Privat24 у него не прошел платеж. Проблема оказалась на стороне вашего банка. Такие случаи часто бывают?

- Раз на миллион платежей встречается какой-то сбой. Это происходит в любом банке. 

- На следующий день я переспросил у Петра, удалось ли ему сделать свой перевод. Он сказал, что с работой сервиса до сих пор проблемы.

 - Если я не ошибаюсь, был превышен какой-то экзотический лимит. Там было очень много переводов. И система недостаточно корректно среагировала на этот лимит, потому что Петр был первым клиентом в истории Monobank, у которого он сработал. 

 - Такие случаи частные?

 - Очень редкие.   

 - Как у вас обстоят дела с фродом? Насколько часто мошенники пытаются вас атаковать?

 - Дела с фродом у нас обстоят лучше, чем у других банков. Потому что нет других каналов, по которым можно украсть деньги. Вся система построена таким образом, что у вас есть только один смартфон, с которого вы имеете доступ к своему счету.

К содержанию


ДУБИЛЕТ И ТАЙМ-МЕНЕДЖМЕНТ

 

- Ты вовлекся в определенное количество общественно важных дел. Сколько твоего рабочего времени это будет забирать? 

 - Сейчас я этому посвящаю 3-4 часа в день. 

 - Мне интересно по-человечески как ты складываешь свой график. В британии есть бизнес, куда-то постоянно летаешь, в Украине есть monobank, плюс общественные проекты. Как ты все успеваешь? Может, ты в monobank поубавил вовлеченность? 

 - Важно понимать, что в monobank я не один. У меня есть бизнес-партнеры. Александр Дубилет, Олег Гороховский, Миша Рогальский, остальные коллеги. 

 - Что осталось на тебе?

 - У нас нет четкого распределения обязанностей. Но когда какой-то из сооснователей где-то может меньше внимания уделить, его тут же подхватывают другие кофаундеры. Бизнес не страдает.

 - То есть нет такого, что ты работал 10 часов в день, а придется 13-14?

 - Есть. Примерно так и получилось. Но слово “придется” здесь неправильное. Я рад, что рабочий день теперь насыщеннее. 

 - Нескромный вопрос. Ты недавно развелся с женой. У тебя появилось дополнительное время из-за этого?

 - Это дает дополнительное время. Не то чтобы из-за семьи у меня раньше не было возможности больше себя посвящать работе, но теперь можно на ней больше концентрироваться. Работа - это сейчас 99% моего эфира.

 - Насколько это просто психологически? Не давит ли на тебя тот факт, что ты сейчас только работаешь?

 - Я получаю кайф от этой работы.

 - Да, но все же мы homo sapiens. Есть и другие потребности у человека.

 - Безусловно. Но когда ты видишь, как у тебя растет количество клиентов, получаешь дофамина гораздо больше, чем от каких-нибудь других родов деятельности. 

 - Чем от секса… (шутит)

 - Или если нашей инициативной группе удастся рейдерство побороть - это ж тоже какой кайф! 

 - Что тебе еще приносит дофамин и удовольствие? Ты спортом занимаешься?

 - Да, много занимаюсь в Smartass по утрам. У нас акцент на групповые занятия: силовые упражнения и элементы кардио. Можно еще иногда в теннис или в футбол сыграть. Но это в последнее время редко. К сожалению, да. 

 - На выходных бывают моменты, когда ты просто закрываешься и говоришь: “не трогайте меня”?

 - Такие выходные бывают.

 - Вот ты, например, в субботу назначил это интервью. Почему?

 - В субботу меньше дергают. Но обычно в субботу пытаюсь отдыхать. Обычно воскресенье рабочее.  

К содержанию


ДУБИЛЕТ И КОТ

- У вас в приложении monobank есть кот, которого вы используете как эмоциональную составляющую для привлечения людей. Может такая штука как кот поднять продажи?

- Кот, который "живет в нашем приложении", - это очень важный фактор нашего роста. Но, конечно, далеко не единственный. В первую очередь, у нас более выгодные тарифы, чем у Привата и у других банков. Более удобное приложение, более эргономичное. 

 - Как вы выбираете, кто у вас будет: кот или собака? Сами или есть какое-то креативное агентство?

Такие решения принимаются Александром Дубилетом, Олегом Гороховским, Мишей Рогальским и остальными сооснователями и партнерами проекта. Мы считаем, что маркетинг - это одна из тех вещей, которая является неотъемлемой компетенцией. Нельзя ее аутсорсить на кого-то.

- Почему кот, а не собака? Или, например, не попугай?

- Коты лучше продают в интернете, чем собаки. Если зайти на Google Trends, то, скорее всего, коты там будут занимать первое место. А попугаи и в пятерку не войдут. 

Мы с самого начала понимали, что мы с котом свяжем нашу ближайшую жизнь. Но было очень много разных вариантов котов.

Был вариант кота, которого уже почти утвердили. Но в последний момент жены сооснователей (моя бывшая жена и жена Олега Гороховского) вмешались и сказали: “Вы что? Только не этот кот!” Мы до сих пор благодарны им за это.  

К содержанию


ДУБИЛЕТ И БРИТАНИЯ

- Я помню, что в Британии ваше приложение изначально должно было называться Kolo, но потом трансформировалось в koto. Это тоже влияние кота?

- Мы решили, что оно просто лучше звучит. А то, что там есть двойное дно с котом - это уже на ценителя. Мы не планировали раскрывать этимологию этого слова для британцев. И вообще не хотели сильно выпячивать в маркетинге, что проект создается из Восточной Европы. 

- С интересом недавно читал, что в Британии и Украине у вас будут совершенно разные категории клиентов. У нас это явно не бедные и активные граждане. А в Британии целевая аудитория - это люди с немного подпорченной кредитной историей. Но вы их будете брать в обслуживание, потом что они не совсем еще “скатились до низов”.

- Да, примерно, так и есть. Работать там начнем в сентябре. Ближайшие цели - выпустить первые 50 000 карт, доказать, что наша модель работает.

- А насколько это рискованно? Британские финкомпании не дают им низких процентных ставок по кредитам. А вы будете. Вы все спрогнозировали?

- Конечно. У нас работают крутые дата-сайнтисты под руководством Вадима Ковалева, математики, которые умеют прогнозировать риски. Для каждого кредитного предприятия есть такое понятие как риск-аппетит. И в рамках этого аппетита предприятие и строит свой продукт, процентную ставку и так далее.

- То есть у вас в Британии будет просто бОльшая доходность по кредитам?

- Но и бОльшие потери от не выплачивающих кредит. Их будет на уровне 7% от общей базы. 

- А каков этот процент в Украине у monobank?

- 2%. 

- Насколько будет дороже брать кредит британцам, чем украинцам?

- Мы рассчитываем, что у нас процентная ставка для британских клиентов будет 25-35%. Это все равно ниже, чем в Украине. Но в Британии привлекать денежные ресурсы гораздо дешевле. Поэтому для них это будет не самый дешевый сегмент, конечно. 

Если в Украине у нас кредиты одни из самых дешевых на рынке, дешевле, чем у того же Привата, то в Британии мы будем не самыми дешевыми. 

- Инвестировать вы будете в Британию больше, чем в Украину?

- Да, $6 млн в общей сложности, в том числе и деньги, которые пойдут там на кредитование. В украинский monobank инвестиции составили $3 млн.  Мы очень много отложили в Британии на рекламу. Там у нас не будет такой привилегии, как в Украине - социальные сети, репутация основателей. Достаточно много пошло на разработку продукта. Очень много денег пошло на юридические оформления, технологических партнеров.  Здесь-то у нас практически весь софт наш, а часть лицензий мы имеем совместно с Универсал Банком. 

- Как вы думаете, когда инвестиция в $6 млн окупится?

- Я думаю, напрямую она не очень скоро окупится. Это история в долгую, в отличие от Украины, где мы целились выйти в прибыль уже через год после запуска. Там это все капитализационная история. Мы надеемся создать бизнес на миллиард, выйти на IPO или, может быть, сделать exit через 5-10 лет. А до этого придется и инвестировать, и размывать свою долю путем привлечения венчурных инвестиций. Если хочешь быстро развиваться, то без них никуда.


Последние новости