UA

Перші люди | "Моя роль – старший чистильщик", – Владимир Многолетний, сооснователь и СЕО Genesis

Владимир Многолетний (фото - Genesis)
09.03.2021, 07:33

Компания Genesis – конвейер по созданию успешных глобальных бизнесов. Как это работает? Большое интервью с СЕО Владимиром Многолетним

Если вы никогда не слышали о компании Genesis, то сейчас сильно удивитесь и, скорее всего, не поверите. Genesis, а не 1+1 или StarLightMedia, – самая большая украинская медиакомпания (без единого СМИ в Украине, но с сотней миллионов читателей-зрителей во всем мире). 

Genesis – крупнейший издатель неигровых приложений в Восточной Европе: BetterMe, Headway, SleepBooster скачали сотни миллионов пользователей. Их "доска объявлений" Jiji потеснила OLX из Африки. И почти все это сделано за последние десять лет с киевского Подола очень молодыми людьми.  

В рамках проекта "Перші люди" мы поговорили с сооснователем Genesis Владимиром Многолетним. С чего начинался Genesis, кто давал деньги, как подняться после краха, в чем сила компании, когда в Украине появится IT-бизнес за $10 млрд и из чего состоит работа Многолетнего.

Послушать интервью и подписаться на подкаст "Перші Люди" – Apple Podcast, GooglePodcast, PocketCasts, Spotify

В первом выпуске подкаста "Перші Люди" был СЕО Банды Паша Вржещ. Послушать беседу и почитать текстовую версию можно здесь.

         

– Попробуй объяснить за 30 секунд, что такое компания Genesis? 

– Такой компании как Genesis, на самом деле, нет. Мы – это venture builder или co-founding company, экосистема, в которой выдающиеся предприниматели – как правило, выросшие в Genesis – могут реализовывать свои амбиции и строить бизнесы мирового уровня. 

Сейчас у нас более 15 успешных бизнесов, и еще в компаний 10 проинвестировал наш фонд. Если смотреть в совокупности, это – одна из крупнейших продуктовых компаний, родом из Украины. 95% нашего бизнеса – это экспортный бизнес. Наши основные рынки – США и Европа.

По подобной модели движутся все крупные мировые интернет-компании. Внутри себя такую стратегию мы называем "alphabetизация", по примеру компании Alphabet, одним из проектов которой является Google. 

– Опиши Genesis – 2021 года в цифрах, сколько человек, какие рынки, проекты, какая выручка, прибыль, капитализация.

– Где-то года два или три назад мы перестали сводить консолидированные показатели. Это не имеет большого смысла, и я сам перестал уделять этому такое внимание. Мой личный KPI сильно сместился с миллионов выручки и охвата аудитории, с какого-то момента это перестает так сильно интересовать. 

Основная моя задача – сделать несколько компаний мирового класса, больших стабильных, с доступом к рынку капитала. Уверен, многие из тех 15-ти проектов, что родились в составе Генезиса, станут такими бизнесами.

– Давай очень коротко опишем все направления?

– Я сейчас точно кого-то забуду (улыбается), и потом ко мне придут ребята с вопросом: "Почему забыли о нас?". Уже было такое. Поэтому, давайте я скажу о нескольких, просто для того, чтобы создать общую картинку:

Во-первых, Genesis Media Emerging Markets. Это один из первых наших медиабизнесов, крупнейшая медиакомпания в Африке с ежемесячной аудиторией около 30 млн. Во-вторых, Jiji – самый большой классифайд в Африке. Это бизнес, похожий на OLX в Украине.

– Если не ошибаюсь, вы победили OLX в Африке?

– Да. В 2019-м мы купили весь бизнес OLX в Африке. В ближайшее время объявим об еще одной большой сделке (стучит по столу). 

Jiji – первая системная компания в Африке в сфере электронной коммерции. Она уже практически прибыльна. На Jiji 10 млн уникальной аудитории в месяц, 2-3 млн объявлений. Сейчас Jiji работает в Нигерии, Кении, Гане, Уганде, Танзании рынки с 400 млн населения. 

Кроме этого, у нас есть AmoMedia – крупнейшая украинская медиакомпания. Она возникла из нашего африканского опыта, который мы применили на развитые рынки. AmoMedia занимается созданием контента для Facebook и YouTube и нацелена на Европу и Америку. Здесь – 100% развлекательный контент. 

Но сейчас основной бизнес по выручке и деньгам – это приложения. Мы самый крупный издатель неигровых приложений постсоветского пространства. На игры тоже внимательно смотрим – думаю, это наша большая next big thing.

– О каких приложениях идет речь, и какие цифры – загрузки, доход?

– Например, BetterMe мировой лидер в приложениях для здорового образа жизни (health & fitness). Семейство приложений BetterMe скачали 100 млн раз.                                      

– Давай закончим с описанием Genesis. Широкими мазками.

– Если говорить о других наших приложениях, у нас одно из крупнейших в мире приложений для оптимизации сна Sleep Booster. За последние полгода, мы первые по установкам в мире в приложении краткого пересказа книг Headway. Мы – лидеры в астрологии, у нас большое приложение с "живыми" астрологами. Мы достаточно большие в утилитах. В Генезисе родилось очень большое приложение для LGBTQI-знакомств. В совокупности – больше 10 приложений, и каждое из них является большим и самостоятельным бизнесом. 

Нам очень нравится  возможность, которую дает экосистема Apple и Google – создавать продукты, которые масштабируются на весь мир.

Но я точно забыл кого-то упомянуть, ребята, простите.

НАЧАЛО. ТЯЖЕЛОЕ 

– Ок, давай перенесемся к стартовой точке. В 2011 году ты уходишь из крупнейшего российского инвестбанка Ренессанс Капитал и с Дмитрием Зубатюком и Василием Ульяновым решаешь делать IT-компанию. И не просто IT-компанию, а "украинский Facebook". И вы запустили локальную социальную сеть Connect.ua. Скажи, как быстро закончились деньги?

– На самом деле, эта история началась в 2008 году, а не в 2011-м. Но первые годы мы тыкались, не знали чем заняться. Потом пришла идея Connect.ua, она не казалась уж такой безумной. Тогда считалось, что в каждой стране будет своя соцсеть, никто и не думал, что все будет Facebook. Немецкую социальную сеть продали за 100 млн евро, английскую – почти за $1 млрд.  

Проект провалился, но опыт и learning от этого были потрясающими. 

– На старте ты привлек чьи-то деньги или вкладывал свои?

– Половина денег были нашими. Все деньги, которые я зарабатывал в банке, вложил в Genesis. Мои друзья покупали себе машины, квартиры, а моя зарплата уходила на оплату работы программистов и аренду офиса.

– Ты можешь назвать сумму, с которой начался Genesis. 

– Всего в Genesis я, наверное, вложил около $2 млн личных денег, и еще мы привлекли столько же денег ангелов. В IB (подразделение в инвестбанке, занимающееся сделками. – Ред.) до кризиса очень хорошо платили (улыбается). Все деньги, вложенные в Connect.ua сгорели. Бизнес закрылся в 2010 году. Если бы в тот момент у нас был бы не миллион долларов, а 10 млн, мы бы, наверное, прожгли 10, а было бы 100, прожгли бы и их. Костер денег хорошая тема, туда нравится подбрасывать дрова. 

– Это не было своеобразным нокаутом для 25-летнего парня? 

– Это было тяжело, первые годы были адскими. Сотни тысяч долларов долгов, не с чего платить зарплату. Уговаривали сотрудников взять акции, только один согласился. Помню, зарплату одному программисту платили рекламными баннерами. Короче, жесть. 

Получилось так, что нас заметил ВКонтакте и стал суперактивно заниматься Украиной, чтобы не дать нам вырасти. Просто издевались: мы выкатим локализацию на украинском, а они суперлокализацию через два дня с какими-то диалектами; мы – конкурс на три айпода, они такой же конкурс на 100. У меня, кстати, была персональная маленькая радость, когда их заблочили в Украине. Я несерьезно, конечно, но осталось ощущение той боли, когда на тебя едет железный паровоз, а тебе некуда свернуть. 

Вторая причина неудачи – ресурсы. Через три месяца после старта, мы получили оффер от одного из самых крутых инвесторов на постсоветском пространстве. Он оценил нас в $10 млн.

– Давай угадаю. Создатель Mail.ru и фонда DST Юрий Мильнер тогда вложился в ВКонтакте. То есть, скорее всего, в вас хотел проинвестировать Леонид Богуславский (основатель фонда ru-Net).  

– Да, это был он. Для меня это был полный шок. Богуславский – один из потрясающих инвесторов, у него суперуспешные истории. 

Представь, мне 25 лет, и я слышу от него: "Конечно, у вас здесь метрики не те, там метрики не очень, это нужно улучшить, команда у вас так себе. Давайте я проинвестирую в вас миллион долларов по оценке 10 млн прямо сейчас, а еще подпишем опцион на 20 млн для увеличения доли в будущем". Кроме него было еще два предложения. Одно, кстати, от ребят, которых ты упомянул.  

Нам казалось, что с этими ресурсами у нас неплохие шансы победить в ВКонтакте, ну или, по крайней мере, побороться. Но потом начался кризис, сделки затягивались, денег мы так и не увидели. Свои ресурсы кончились, и мы остались ни с чем. Точнее, с большими долгами. 

ПОВОРОТ. КАЗАХСТАН-АФРИКА 

– Смотри, вот тут, с моей точки зрения, совсем не очевидный поворот. Сидите вы на руинах Connect.ua и думаете: "Давайте сделаем медиабизнес в Казахстане". Ну, это совсем неочевидное решение...  

– Знаешь, как после пьянки подводишь грустные итоги, что пропито, что осталось. Вот так и мы посмотрели, что у нас есть. А было четыре программиста, сервера, лояльные пользователи с западной Украины и экспертиза в медиа. 

Дело в том, что еще раньше мы хотели заниматься инвестициями и было несколько знакомых бизнесменов, готовых доверить нам деньги. Одна из компаний, к которой мы присматривались, – белорусский портал Tut.by Юрия Зиссера. 

Мы познакомились, разобрались, как они работают, но ему не нужны были инвестиции, они были очень успешными как бизнес. Но он был готов идти с нами в проект и брать на себя техническую сторону. Так и появилась идея общенационального сайта. Казахстан выбрали, как относительно свободный рынок. В Украине тогда уже было пять больших порталов.  

– Добавлю, что Tut.by – это какая-то феноменальная белорусская история. Это, наверное, портал, который больше, чем крупнейший украинский ресурс Ukr.net, хотя население Беларуси в разы меньше.  

– Тогда 80% населения Беларуси, подключенного к Интернету, заходило на Tut.by. И тот бизнес, который мы сделали в Казахстане (сайт Nur.kz), добился такой же посещаемости. Это абсолютно национальный ресурс с абсолютно национальным покрытием. Мы вышли из этого бизнеса и больше не участвуем в нем. 

– На деньги, которые приносил Казахстан вы растили другие бизнесы?

– Да. С этих денег – все остальное. 

Следующей была Африка?

– Следующая Африка.

– Тоже неожиданный поворот, как бы я, наверное, мыслил: "Получилось в Казахстане, сделаю в Кыргызстане".

– Мы так и сделали – пошли в Азербайджан и Узбекистан. Но в Узбекистане у нас бизнес отжали, скажем так, локальные элиты. Мы не потеряли деньги на нем, но эмоции были так себе. А сайт в Азербайджане оказался неуспешным финансово – рынок рекламы в стране крошечный. 

Африка стала просто логическим развитием. Это был 2012 год, денег у нас не было, соответственно, куда нам идти. В Европу, Америку и даже Украину не пойдешь. Было сравнительно мало стран в мире, где дешевый вход и относительно маленькая конкуренция. 

Мы смотрели практически на все: Румынию, Индию, страны, типа Колумбии. Получилось так, что Африка оказалась самой живой. Будь на тот момент у нас больше денег, мы бы принимали другие решения. Когда у тебя команда из 20-ти человек, и ноль денег, ты двигаешься туда, куда можешь, а не туда, куда хочешь.

РАСТИ ИЛИ УМРИ

– В своем блоге ты описывал собственное правило в бизнесе словами типа "Расти или умри". И, опять же, далеко не так очевидно, что когда у тебя 20 человек и ноль денег, то надо затевать экспансию в Нигерии...

– Да нет, у меня даже тогда было очень четкое понимание, что в нашей индустрии –   интернет-бизнесе – маленькие компании не жизнеспособны. Я часто повторяю – у нас  постоянно растет планка выживания. И этот путь проходили все индустрии – как только начинается консолидация отрасли, ты должен стать большим, чтобы выжить. 

Есть некий барьер дохода, ниже которого компания просто не может себе позволить содержать людей. Банально дорого сейчас в нашей индустрии делать бизнес.

– Ты как-то объяснял, что Genesis – сложная система партнерств. Как вы выбираете партнеров, в каждом бизнесе свой управляющий директор или партнер?

– У нас не управляющий директор, мы на это не смотрим таким образом. Все наши бизнесы работают независимо. У нас нет человека, который как у олигархов "на активе сидит": сегодня мы актив ему дали, а завтра забрали. Не так. Бизнесы создаются и развиваются ребятами, выросшими в Genesis. Мы помогаем предпринимателям себя реализовывать и даем им все инструменты для этого – экосистему, деньги, опыт. 

Вот, например, возьмем BetterMe. Его запустила Виктория Репа. Она пришла к нам в 24 года, показала себя потрясающе за первый год-два. Мы решили дать ей проект. Это был просто тест, сделать три странички нашего первого фитнес-приложения. И она справилась. Мы решили с этого делать отдельное направление. И Вика – полноценный CEO этого направления, полноценный фаундер, а не человек "на активе". 

У нас все руководители – люди, которые сами управляют компаниями и являются в них значимыми акционерами. Это не бизнес Вовы Многолетнего, это бизнес, где Genesis – партнер, который помогает компании, если надо, дает экосистему для быстрого развития. 

– В одном из интервью, ты сказал фразу, которая, мягко говоря, вызывает вопросы: "Есть люди в Genesis, которые заработали больше меня..."

– В кэше, безусловно, есть. В эквити (акциях. – Ред.) не знаю, я, если честно, не считал, а в деньгах точно есть. У Genesis разная доля в разных бизнесах, а мне принадлежит часть Genesis. И если мы делаем экзит или компания платит дивиденды, то команда проекта может очень много заработать. Это правда. 

– Со стороны кажется, что вы поставили создание успешных проектов на поток.  Но может быть, это ошибка выжившего, мы просто не видим ваши провалы. Какой процент проектов взлетает?

– Больше 70%. Мы уже большая компания – больше 2000 человек, надеюсь, будет получаться и на таком масштабе. Наверное, часть этого успеха, связана с подходом – мы не смотрим на бизнесы, как на проекты Genesis. Даем очень много свободы. 

Я вижу это как – есть предприниматели, которым Genesis помогает реализовывать их амбиции. Еще раз повторю наша роль – дать им экосистему, финансы, капитал, бэк-офис, хайринг, экспертизу в смежных отраслях, чтобы у них была возможность фокусироваться на создании своих бизнесов.

– То есть отбор людей и их выращивание это ваша сильная сторона? 

– Это сильная сторона любой успешной интернет-компании. В ритейле у тебя формула успеха состоит из трех компонентов: локейшн, локейшн, локейшн. В интернете тоже есть три составляющие – люди, люди, люди. 

Мы много делаем для привлечения людей: вкладываем в образование, несколько лет подряд являемся одним из лучших работодателей в IT-сфере в стране. Что еще важно, я не сижу где-нибудь в США, а сюда приезжаю выступить на корпоратив, у меня офис тут, в соседней комнате. Задача – дать нашим ребятам, уникальные условия с точки зрения работы и возможностей.

– Есть какой-то свод правил Владимира Многолетнего, кому вы дадите деньги на проект, кому – нет?

– Здесь простая история – в основном, мы делаем бизнесы с ребятами из Genesis, которые уже что-то смогли реализовать. Когда есть понимание, что человек, по сути, предприниматель. Как-то мы уже научились это определять. 

Еще, у человека должна быть крайне высокая способность реализовывать поставленные перед ним задачи. Get things done. Но это вкратце. Как и в компании Coca-Cola, полный рецепт очень сложен. 

– Не ошибусь, если скажу, что ваша главная или широкая экспертиза – вы просто high level мастера по добыче трафика из разных сфер, отраслей, весь ваш интернет-бизнес – это о "добыче" пользователей.

– Так можно сказать о любом современном интернет-бизнесе. Не один интернет-бизнес без сильного привлечения пользователей невозможен. Это будет просто неработающая история. Запусти сайт с прекраснейшим контентом, он не полетит без SEO, SMM и т.д. И у нас, безусловно, привлечение хорошо работает. Но возьми любой наш проект, там 70-80% людей работают над созданием продукта. Без хорошего продукта успех тоже невозможен. 

Нас иногда называют "Короли аналитики", мол, работа с данными рулит. Да, без них не сделать хороший продукт, но я знаю много компаний с потрясающей аналитикой, которые закрылись. 

То есть общий успех – это всегда комбинация. Уже, к сожалению, или к счастью, нельзя выехать только на одной своей сильной стороне.

КУЛЬТУРНОЕ БЕСКУЛЬТУРЬЕ 

– Какая сейчас твоя роль и партнеров в компании?

– Моя – старший чистильщик, который ходит со шваброй и чистит, что разлилось (смеется).

– Ты не СЕО сейчас?

– СЕО. Если серьезно, в основном я занимаюсь стратегией для крупных проектов.  Второе направление – это внешний бизнес-девелопмент и внешние отношения, на него приходится много времени тратить, не могу сказать, что это мое любимое занятие. 

Плюс, решение различных конфликтов в экосистеме и принятие решений в компании. Плюс, аллокация капитала.

– Можно сказать, что ты провайдер культуры в компании?

– Вообще не люблю слово "культура". Прочитал кучу книг, в которых превозносится культура, что фаундер должен сформировать ее с первого дня, а то сама сформируется и потом плохо будет. Я с этим не согласен.  

Считаю, что культура в IT-бизнесе должна работать с какого-то большого размера. Когда бизнесы запускаются, у них задача не культуру формировать, а выжить. 

И второе, культура применима к бизнесам, которые уже стабильные. Как Киевстар, например. Там работает, скажем, 10 000 человек, половина из них видит своего СЕО раз в год на корпоративе, но им нужна какая-то рамка, какие-то общие устои. 

А когда маленький и средний бизнес много говорит о культуре, для меня это странно. Значит, у СЕО есть лишнее время. И он книжек американских начитался. 

– Ты хочешь сказать, что у вас нет традиционного набора – визия, миссия, ценности? 

– Есть. Но ценности у нас появились года два-три назад. И я их не пропагандирую каждому сотруднику. И миссия у нас появилась, когда мы поняли, что умеем делать хорошо, мы помогаем предпринимателям из Украины строить глобальные  компании. Но мы это просто делаем, а не пишем на каждом заборе.

Поэтому нет, я не являюсь проводником ценностей. Более того, у нас в каждой компании ценности могут очень отличаться от ценностей Genesis. И это на усмотрение их руководителей. Для кого-то главная ценность – "делай быстро", а кто-то "клиент френдли".

СПОРТ. СОН. УСПЕХ

– Я постоянный читатель твоего блога на Medium. Жаль, что ты перестал его вести. Читать, с какой скрупулезностью ты описываешь свои занятия спортом – это особый вид редакторского удовольствия. Сейчас спорт остается у тебя в жизни?

– Блог я вести не перестал, просто сфокусировался на том, что пишу посты для  сотрудников. 

Спорт – очень важная часть жизни. В чем основная проблема предпринимателя – ему нужно амортизировать кучу стресса и негатива. Genesis больше 10 лет, мы выросли и завтра не умрем, но стресса от этого не становится меньше. И если у тебя долгосрочные большие цели, тебе надо придумать, как оставаться эффективным, жить счастливой жизнью и не сойти с ума. Я называю это амортизация от бизнеса.  Для меня  спорт – самый эффективный способ делать это. 

– Ты очень рационально ко всему подходишь. Ты фанат эффективности?

– Нет. Я люблю эффективность, но я не фанат и не суперкрейзи по поводу планирования рабочего дня. Период, когда у меня была куча таск-менеджеров, когда я по минутам расписывал свой день, – позади. Сейчас моя задача – делать не очень много, а хорошо решать важные вопросы на протяжении 10-15 лет. Иногда моя работа – принять одно решение в день, а не провести 15 встреч. 

– Из чего состоит твой типичный рабочий день? 

– Я стараюсь  делать не больше трех встреч в день. Раньше у меня было по семь встреч в день, календарь был расписан. Это плохой подход. 

Я оставляю много времени на то, чтобы подумать. У меня есть куски дня, когда я три-четыре часа выделяю на думание. С 16:00 до 17:00 – дневной сон или тренировка.

– Ты спишь днем!?

– Бывает, сплю. Это хорошая тема, очень рекомендую. 20 минут, ты бодрячок и готов дальше к труду и обороне. 

– Твоя формула для состояния головы, которая принимает эффективнее решения?

– Выспавшаяся, желательно с минимумом стресса. Хороший  человек – незатраханный человек. 

Помню себя затраханным – я был просто не в состоянии принимать эффективные решения и хорошо выполнять работу. Идеальный предприниматель – это человек, который довольно абстрагировано делает свою работу, как врач, который оперирует без эмоций. Они мешают.   

– Как ты относишься к биохакингу. Адепты верят, что это поможет продлить эффективную жизнь. У тебя только спорт или немного биохакинга, добавок, модафенильчика?

– Период с модафинильчиком был, до сих пор где-то дома валяется, но сейчас ем очень редко. Период увлечения биохакингом прошел, сейчас у меня все очень просто. Хорошее питание, регулярный спорт и работа над своим ментальным состоянием. Эти три вещи занимают 95% всего биохакинга. 

На самом деле, их же вам наверняка советовала ваша мама, бабушка и прабабушка. А когда человек говорит: "Я биохакер, оптимизирую свой организм, чтобы прожить до 100 лет", – для меня это странный человек, молодой или не очень умный. 

– На что ты готов ради успеха?

– Хороший вопрос. Не знаю. В последнее время мое восприятие успеха изменилось. Не секрет, что для предпринимателей два доллара лучше, чем один. А четыре – лучше двух. И так далее. Но это тупик, потому что обязательно будет высота, которую ты не возьмешь. 

Если вся твоя жизнь – о достигаторстве, то кризис, депрессия неизбежны. Еще пару лет назад я бы сказал, что моя цель – большое IPO, рано или поздно, один из бизнесов дорастет до такого размера. А сейчас – нет такой жесткой цели. Будет IPO – отлично, не будет – я не сильно расстроюсь.  

Я понял очень четко – для себя хочу просто нормально жить, чтобы получать удовольствие от жизни. Для меня успех – получать удовольствие от жизни, которой я живу. Не знаю, на что ради этого можно пойти.  

– Есть люди, которых ты можешь назвать своими учителями, кто тебя вдохновляет?

– У меня точно есть человек, у которого я многому научился. Это Феликс Любашевский, создатель нефтегазовой компании Интегра. Он давно вышел из нашего бизнеса, но на ранних стадиях, еще в 2010 году, он принял несколько решений, без которых компании не было бы. Я ему до сих пор за это признателен. 

Второй человек, которому я очень благодарен, – Григорий Фингер. Это один из наших инвесторов, абсолютно легендарный. С ним у меня тоже хорошие отношения, и я многому у него учусь. 

Еще – Илья Широков. Он очень много мне дал с точки зрения построения интернет-бизнеса, считаю его одним из самых талантливых предпринимателей на постсоветском пространстве. 

– Что ты строишь в Украине? Где заканчивается твоя амбиция?

– Я бы хотел в перспективе 5-10 лет сделать две вещи. Чтобы Genesis был бизнесом в 10 раз больше, чем сейчас. И второе, чтобы один или несколько наших проектов стали потрясающими публичными компаниями с миллиардной капитализацией. 

Посмотри на Россию или Беларусь, там выросли Яндекс – капитализация $22 млрд, – и World of Tank. Их стоимость сопоставима со всем украинским аутсорсом. 

Хочу сделать в Украине продуктовую компанию мирового уровня.  

ЛИБО-ЛИБО          

– Рубрика "либо-либо". Тебе надо выбрать из двух альтернатив, можешь объяснять свой выбор, можешь – нет. 

Велосипед или лыжи?

– Лыжи. Я фанат лыж. Велики я тоже люблю, но лыжи больше. 

В этом году был в Буковеле трижды, сейчас буду четвертый. У меня внутренний KPI – проводить 30 дней в году на склоне, и все пять лет я этот кипиай не выполняю (улыбается). В этом году у меня может быть 15 дней, но очень надеюсь, что как-нибудь добегу и до 30. 

– Genesis или $500 млн и условие "никогда больше не заниматься интернет-бизнесом"?

– Genesis. Банальность, но деньги выше какого-то уровня не доставляют большого удовольствия. Я занимаюсь бизнесом отчасти от того, что больше ничего не умею делать. Я не стану великим хирургом или писателем, ну, могу блог свой продолжить писать, но я еще не чувствую, что  готов выходить на пенсию. Поэтому, бизнес. 

– Компания Ajax или компания PetCube?

– Пожалуй, на этот вопрос отвечать не буду. Я знаю обоих фаундеров и с обоими у меня неплохие отношения. Мне обе нравятся, оба очень талантливые предприниматели. 

– Растущий рынок или гениальный предприниматель – на кого поставишь, во что ты инвестируешь?

– Гениальный предприниматель, конечно. Рынок не играет решающей роли. Если ты посмотришь на наши бизнесы, то почти все делали радикальный пивот (поворот) в другом направлении. Мы начинали, как социальная сеть в Украине, а сейчас у нас полтора десятка проектов, и близко нет соцсети. Человек важнее рынка.

– Владимир Многолетний через пять лет. Кто ты и где ты?

– Мне бы хотелось быть счастливым человеком, который получает удовольствие от своей профессии. Моя профессия – интернет-предприниматель, который решает сложные задачи. Вот на этом и хотелось бы фокусироваться. 

Подписаться на подкаст "Перші Люди" можно на Apple Podcast, GooglePodcast, PocketCastsSpotify

 

Борис Давиденко
Борис Давиденко
главный редактор LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости