10.10.2019, 14:24

Кто будет отвечать за IT, крипту и электронные услуги в МинЦифры. Блиц с замом Федорова

Александр Борняков. Фото - bornyakov.com.ua

Блиц-интервью с Александром Борняковым: о законности криптовалют, реестрах, судах, российском софте в Минобразования и компетенции Федорова

До конца года криптовалюты в Украине могут получить законный статус. По крайней мере, этого хочет одессит Александр Борняков - свеженазначенный заместитель министра цифровой трансформации. Мол, хватит уже СБУ кошмарить нормальных криптопредпринимателей. Плюс следом за этим реестры будут переводить на блокчейн - уже по закону, а не на словах.

По плану Борнякова ждет широкий круг ответственности. Он его обозначил на Facebook сам: аутсорсинг, продуктовые компании, стартапы, венчурные инвестиции, а также законодательные и регуляторные инициативы в отношении электронного резиденства, криптоактивов, интеллектуальной собственности, статуса криптоактивов и налогообложения. В общем, вопросы развития IT-индустрии - на нем.

Замминистра в IT - не случайный человек. Он - сооснователь компании по интернет-рекламе Adtelligent Cliсkky (интернет-платформа для рекламодателей), Intersog (аутсорсинговая компания, зарегистрированная в США с офисами в Одессе и Киеве), управляющий партнер одесского стартап-инкубатора WannaBiz. Так что отрасль и ее боли он должен знать изнутри.

К большой политике Борняков тоже готовился. В прошлом был депутатом одесского горсовета от партии Самопомощь. Не так давно он получил в Колумбийском университете США образование в сфере госуправления и дипломатии. На выборах в Раду Борняков баллотировался от партии Голос. Но не попал в проходной список. 

Журналисты Liga.Tech поймали Александра в двух разных городах - в Киеве на презентации МинЦифры и во Львове на дискуссионной панели IT Arena. Что из этого получилось - ниже.


- Услышал на дискуссионной панели, что вы не планируете использовать наработки предыдущей команды по электронным услугам. Как-то не очень понял этот тезис. Можете объяснить - вы будете все полностью переделывать?

- Не совсем так. Конечно, будем использовать. Во-первых, Министерство основано на Госагентстве по электронному управлению. Агентство сделало много крутых вещей. Например, та же система Трембита. Еще у них есть вещи, связанные с автоматизацией ЦНАПов.

А там, где вообще нет смысла даже пробовать, конечно, будем менять.

- Например, где?

- Например, на прошлой неделе (разговор был 29 сентября - Ред.) я был в Минобразования. Мы смотрели на программный комплекс, который служил неким агрегатором электронных учебников. Правообладатели туда складывают контент, система на выходе делает PDF. Если ребенок потерял учебник, можно его скачать и дать ему читать его на устройстве. Дальше лицензия не распространяется, потому что правообладатели разрешают только в PDF. Но ребенок может читать.

Эта система была скопирована с российской системы «Я-класс». Переименовали в «Мій клас», перегнали через Google Translate. За 48 млн грн год назад продали Министерству образования через латвийскую «прокладку». Конечно, такой софт надо выкидывать. Мало того, что это просто украдено, из бюджета деньги украдены, так еще и российская система — там же могут быть бэкдоры, коды.

- Есть большая проблема в том, что без верховенства права оцифровывание государства ничего не даст. Вы как-то планируете участвовать в цифровизации судов? Например, как-то улучшать работу судебных реестров и т.п.

- Для меня это тоже больная тема. Мой тезис такой: как бы мы ни облегчали и ни реализовывали условия работы для иностранцев и инвесторов, пока они не найдут справедливости в судах, никто не придет. 

Проблема в Украине сегодня не в том, что есть какой-то сложный бюрократический процесс по открытию, ведению и закрытию бизнеса. Во Франции он намного сложнее, в США тоже непростой. К нам не идут, потому что не могут найти справедливости. Они легко могут потерять то, за что годами сражались.

В моей презентации (я ее чуть позже выставлю на Facebook, там будут указаны мои KPI) один из трех основных рисков — это судебная система. Повлиять на нее одними реестрами уже не получается. Там все автоматизировано. Есть система выбора судей. В маленьком суде на 20-30 человек они еще умудряются договориться. В большом суде она уже дает результат.

Все решения мгновенно в онлайне. Ответы на запросы даются. Но они потом просто идут в кулуары, договариваются и выносят решение, противоречащее здравому смыслу. И ты не можешь ничего с этим сделать.

Технической проблемы нет. Люди, именно люди.

- Ребята, которые занимаются стартапами по открытым данным, еще имеют вопросы к качеству ведения реестров.

- Безусловно. Я не скажу, что там все сделано идеально. Просто проблема в людях.

- Михаил нам говорил в интервью, что появится некая открытая карта, где можно будет отслеживать обещания и результаты работы команды по датам и конкретным пунктам. Сейчас пока сроки и дела названы общепотолочно, как по мне.

- На данный момент самого министерства - два или три человека. Только на прошлой неделе было принято положение. Невозможно без структуры что-то сделать. Еще нет команды, которая будет непосредственно заниматься этими вещами.

- Когда она должна уже точно быть?

- До конца октября мы должны полноценно запуститься как министерство. Чтобы была пресс-служба, чтобы вы могли задавать вопросы, получать какую-то рассылку.

- Один из экспертов у нас недавно высказался, что государству не надо нагребать на себя разработку всех сервисов. Мол, функция государства - сделать базу. Организовать нормальную работу реестров, защищенность, упорядоченность, связность. Все остальное пусть делает бизнес. Компании будут конкурировать и сделают хороший продукт-услугу для граждан, пусть за символическую плату. Что думаете?

- Не могу говорить за архитектуру — это не мой профиль. От себя скажу так: мне нравится пример Prozorro - когда сделали фреймворк, дали базу и позволили создавать площадки, делать дизайн, подключаться к базе. На торговых площадках есть и ПриватБанк, и другие частные компании, которые как-то монетизируются. У всех разный дизайн, кто-то больше оптимизирован под мобильные, кто-то под десктоп. Я бы хотел, чтобы большинство вещей было сделано в таком виде — когда открытая платформа, а к ней можно подключиться и работать.

Поэтому я поддерживаю, но не знаю, какая будет архитектура. Наверное, если мне придется участвовать, я буду проталкивать именно такой вариант.

Например, есть платформа ДіЯ. Вряд ли мы дадим делать ее всем, кому попало - просто чтобы человек не терялся. Но если это какая-то исключительная услуга, то почему не сделать какой-то API и дать сделать ее другим.

- Вы сами из IT. Михаил - скорее таргетолог и маркетолог. Вы его оцениваете больше как технаря или как менеджера?

- Он обладает экспертизой, которой я не обладаю - например, о поведенческих факторах. Сила команды в том, что у каждого есть своя уникальная экспертиза. Для меня он точно менеджер - как босс.

- Просто сейчас местами всплывает критика по поводу того, что министр цифровой трансформации собственно от IT-индустрии сам довольно далек. И каким, мол, образом он может толкать процесс, не имея достаточной экспертизы.

- Все возможно. В первую очередь, наверное, это желание и мотивация. У него есть необходимый бэкграунд, чтобы понимать эти вещи. Есть люди в команде, которые выполняют те или иные функции.

А, например, если у человека технический бэкграунд, а ему надо идти решать вопрос в образовании, так что же, идти в педагогический? Так сложилась команда.

- Ваша компетенция больше в чем?

- Больше в софтовых решениях - автоматизация бизнеса и госпроцессов. Проектный менеджмент - это то, в чем я силен.

- Вы собираетесь узаконить криптовалюту и майнинг. Как это будет?

- Начнем с того, что крипта в Украине не запрещена. Когда говорят “легализация” - это не совсем верное слово. Но есть такое понятие, как определение правового статуса. Чтобы СБУ не ходила и не кошмарила людей, чтобы людям, которые этим занимаются, понимали, что действуют в рамках закона. Плюс это некий сигнал всем, кто этим занимается за рубежом. 

- Этот законопроект будет подан до конца года?

- Да. Мы хотим, чтобы его рассмотрели и приняли до конца года. 

- А что планируете помимо официального статуса криптовалют?

- Параллельно мы хотим внести закон о публичных реестрах - внести туда раздел, связанный с блокчейном. То есть мы сначала определяем правовой статус криптовалют как самой технологии. Потом делаем изменения, что блокчейн-реестры в принципе возможны. Сейчас их по закону нельзя делать. Сейчас они должны быть в одном месте. Нужно поменять, что они могут быть не в одном месте и распределены. Но надо прописать, как. Это сложный технический процесс. Тогда с нового года постепенно можно будет запустить все остальное. 

- А e-residence тоже планируете в этом году?

- Думаю, что мы не сможем это сделать в этом году. Разве что сможем начать некий пилот - вывести какие-то услуги, чтобы нерезиденты могли хотя бы ФОП открыть удаленно. А саму имплементацию - в следующем году.


корреспондент ЛІГА.Tech
Евгений Шишацкий

редактор ЛІГА.Tech
Стас Юрасов
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ