Спутники, ракеты и нетворкинг: чем занимается стартап-акселератор при Госкосмосе

02.07.2020, 10:44
Спутники, ракеты и нетворкинг: чем занимается стартап-акселератор при Госкосмосе - Фото
Логотип Yangel Big Bang

Зачем Госкосмосу стартапы и почему нет смысла делать инновации ради инноваций

В июне Государственное космическое агентство Украины объявило набор стартапов в преакселерационную программу Yangel Big Bang. Редактор Liga.Tech пообщался с программным директором акселератора Марией Яроцкой о том, зачем Госкосмосу стартапы, и почему нет смысла делать инновации ради инноваций.

Расскажите о программе. Зачем ее создали?

Начну сначала: зачем мы это устроили. Вокруг космического агентства нужна экосистема стартапов. Космическое агентство — это регулятор, у него нет функции производить инновации. Но спрос на инновации есть. Задачи возникают значительно чаще, чем утверждаются новые бюджеты. Даже если новая задача может быть решена силами больших предприятий, это требует много времени, сил и денег. Стартапы могут производить менее дорогие, более инновационные и масштабируемые решения. Поэтому мы хотим, чтобы наша стартапная экономика вокруг космоса расцветала.

Кроме того, перед нами стоит репутационная задача — увеличить прозрачность агентства, показать, что динозавров там всё меньше, и мы хотим сотрудничать с такими же классными динамичными ребятами, как мы сами. Поэтому мы сделали акселератор Yangel Big Bang. Сам акселератор будет представлен осенью. В конце ноября мы отберем 10–12 команд, усадим их в помещении на заводе «Арсенал» и в течение трех месяцев у них будет классическая акселерационная программа с менторами и тренингами.

Какие стартапы к вам пришли? Кто в Украине занимается космическими инновациями?

Когда мы сделали срез стартапов, готовых в этом участвовать, мы обнаружили, что они все очень разные по уровню. Я три года занималась организацией космических хакатонов. Типичный вид стартаперов там — это молодые команды студентов или даже старшеклассников, которые что-то ваяют. У них не всегда есть серьезный научный бекграунд, но всегда есть понимание того, что стартап должен быть монетизирован, что это должно быть кому-то нужно как продукт.

Команда стартапа IKY (фото: Yangel Big Bang)

С другой стороны, есть сильная академическая тусовка, вскормленная плановой экономикой. Там другой подход: "инновации и наука ради инноваций и науки". Они могут годами пилить какой-то чудо-двигатель без понимания, кому его продавать, кто конкуренты и куда это встраивать. Это тоже можно сделать бизнесом — надо просто показать им, как и зачем. В нашем первом наборе мы видим, что часть из этих прекрасных ученых готовы переключаться на рельсы бизнеса.

Третий источник стартаперов — это внутренние новаторы на больших космических предприятиях: КБ Южное, Южмаш. Есть команды инженеров, которые помимо своей основной работы, что-то пилят в гараже — просто потому, что они креативные ребята. Но они делают это втайне от руководства, потому что думают, что это что-то плохое  работать на заводе и одновременно быть предпринимателями. Мы хотим дать понять, что внутреннее предпринимательство — тоже очень ценный актив. И то, что они делают в гаражах, они могут на своем предприятии встраивать в рабочий процесс. Их мы тоже приглашаем сотрудничать.

Все IT-стартаперы очень разные по уровню развития. Некоторым надо немного помочь с бизнес-планом, а некоторым — объяснить, что такое доля рынка и как ее посчитать. Поэтому перед большим акселератором мы проводим два преакселерационных потока. На протяжении четырех недель люди учат деловой английский — как вести переговоры, как понять, что инвестор тебя морозит, как писать письма и презентации. Также в программе — два больших питч-тренинга, маркетинг, бизнес-моделирование, финансовое моделирование. Мы пригласили команду, которая успешно сотрудничает с Украинским фондом стартапов, чтобы те рассказали, как они этого добились.

Какие проекты прошли отбор?

Мы получили 47 заявок, из них отобрали 20, в процессе кто-то отсеялся и сейчас у нас осталось 16 проектов. Их можно разделить на четыре сегмента: они делают ракеты, спутники, площадки для запуска и разные гаджеты. Есть чисто гуманитарные проекты. Например, прекрасная команда под руководством выпускницы киевского физмат-лицея, которая делает площадку для астрофизиков.

Есть два молодых программиста, которые делают площадку для нетворкинга сотрудников космической индустрии. Мы готовы их прямо сейчас нанимать в космическое агентство, чтобы они у нас работали. Поскольку они хотят быть стартаперами, мы помогаем им пивотировать этот продукт, чтобы это не было очередным LinkedIn. Объясняем, какие есть сейчас проблемы и вызовы в космической индустрии, куда они могут со своим потенциалом встроиться.

Какие стартапы попали в преакселерационную программу Госкосмоса
Ракеты и запуски

AMW Labs

Команда занимается разработкой в ​​сфере малогабаритного ракетостроения и предлагает свою ракету для вывода дронов наблюдения.

IKY

Команда из КПИ разрабатывает мобильную платформу для запусков, которую можно использовать повторно.

USpace

Команда разрабатывает микро- и малые ракетоносители.

Spacehansa

Австралийский стартап, первый в будущей сети международных провайдеров услуг по запуску.

S & Space

Команда разрабатывает и строит ракетоносители, которые будут выводить на орбиту до 700 кг полезной нагрузки.
Спутники

Gravika

Команда разрабатывает систему для мониторинга гравитационного поля Земли из космоса.

SpaceBox

Команда создает кубсат платформу для проведения научных экспериментов в космосе.

Team311

Команда предлагает решение для проблемы космического мусора.
Роботы и устройства

Argus

Проект команды — реактивный робот для проникновения в лавовые трубки на поверхности Луны и другие труднодоступные места.

MRTE

Команда из двух инженеров работает над комбайном для разработки полезных ископаемых на Луне.

Winstars.Tech

Команда из Винницы разрабатывает робота с автопилотом для очистки солнечных панелей на Земле и в космосе.

SpaceCryptoNAU

Команда из НАУ разрабатывает шифратор для безопасной передачи данных в космос и на Землю.
Платформы и экосистема

AstroSandBox

Команда создает платформу для украинского общества астрофизиков, чтобы помочь им в учебе и сотрудничестве.

WebForMyself

Выпускники NASA Space Apps разрабатывают 3D глобус с голосовым управлением.

Newspacelink

Платформа для нетворкинга и коллаборации, которая соберет вокруг себя международное аэрокосмическое сообщество.

ICSL

Команда предлагает юридическую экспертизу для космического бизнеса.

Преакселерация для стартапов бесплатна. Для нас тоже: я ее собрала на собственных знакомствах и связях. Мы договорились о стратегическом партнерстве с корпоративным акселератором Radar Tech и сетью бизнес-инкубаторов YEP, у которых очень сильная менторская база. Часть их менторов бесплатно читают у нас часовые воркшопы в Zoom. Часть менторов я привлекла из своего нетворка.

Кто эти менторы и чему они обучают стартаперов?

От космического агентства — Антон Токарев, который занимается корпоратизацией. Андрей Колесников —  специалист по летательным аппаратам всех цветов и размеров. Алена Калибаба из Часописа читала воркшоп по Lean Canvas. Сементий Лобач (Projector) читал презентации для не-дизайнеров. Татьяна Кипиани из Vodafone учила их тимбилдингу. Карина Лапина (Startup Wise Guys) вела питч-тренинг. Светлана Бовкун (Innovecs) рассказывала про нетворкинг. Сейчас у них третья неделя. В понедельник был воркшоп по сторителлингу, его читал Игорь Рябчук (1 Storytelling Agency). Сегодня основы пиара для стартапов читает Галина Нежинская из агентства Pickmoment. На этой неделе Владимир Сафонов из Readdle будет рассказывать про UX. В пятницу команда, которая успешно подала заявку в Ukrainian Startup Fund, будет рассказывать, как работать с Украинским фондом стартапов. На следующей неделе Ярослав Ажнюк (Petcube) будет рассказывать о продвижении продукта. YEP будет рассказывать про экосистему стартапов, и Юрий Блавт из Radar расскажет про фандрейзинг. 

Какова цель преакселерационной программы? Что вы должны сделать за эти четыре недели?

Погрузить команды в стартап-культуру. Чтобы они поняли, что значить быть стартапом, для чего стартапы существуют, кого они интересуют, как приносят деньги. Наша задача — культуртрегерская. Мы берем очень разные по менталитету и уровню развития команды и пытаемся их немного уровнять, чтобы подготовить к осенней программе, где будет уже более серьезное общение и pre-seed инвестиции. 

По каким критериям отбирали стартапы?

Мы брали стартапы на очень ранней стадии. На такой стадии сложно понять, работает ли тот или иной кубсат или ракета. Поэтому мы попросили всех заполнить подробную анкету и показать питч. Это отсеяло часть команд — некоторые не поняли, как делать презентацию продукта. Потом с каждой командой наши эксперты провели интервью, чтобы оценить техническую сторону проекта. И главное — оценить потенциал команды. Если команда слабая, то она, вероятно, учиться не будет. А если команда хорошая, но продукт слабый, это можно поправить наймом дополнительных людей и коучингом.

Команда стартапа AMW Labs (фото: Yangel Big Bang)

Что будет со стартапами по завершению программы?

7-го июля у них будет Online Demo Day. У нас есть несколько инвесторов и фондов, которые хотят послушать питчи. Пока рано говорить об инвестировании, они все-таки все очень зеленые. Тут скорее можно говорить о менторстве.

Если участники посетили хотя бы 80% занятий, общались с менторами, показали прогресс, их приглашают в осеннюю трехмесячную программу. По истечению которой команды уже будут контактировать с инвесторами. Естественно, когда у них будет понимание внутри команды — и бизнес-модели, и сколько им нужно денег, и на что они собираются их потратить.

С кем из инвесторов есть договоренности? Кто будет сотрудничать с программой?

Мы еще ведем переговоры. Мы будем точно их контактировать с Ukrainian Startup Fund. Плюс наши личные контакты инвесторов, которые работают над наукоемкими проектами.

Ведутся ли переговоры с международными акселераторами о сотрудничестве? Чтобы выпускники вашей программы могли попасть куда-нибудь дальше.

У Европейского космического агентства (ESA) есть система бизнес-инкубаторов, каждый из которых берет на борт до 5 проектов в год. Мы ведем переговоры с ESA о том, чтобы подключиться к этим бизнес-инкубаторам, чтобы наши стартапы могли к ним попасть. Также ведем переговоры с одним из международных акселераторов — хотим взять на осеннюю программу часть менторов и продуктов, которые они разрабатывают. Пока не могу назвать, кто это именно.

Какие самые интересные и перспективные стартапы можете выделить среди первого набора?

Я страшно люблю все, что касается астробиологии. У нас два таких проекта. Один из них разрабатывает гроубокс, который будет эффективно работать в космических условиях невесомости. Второй разрабатывает кубсат — для проведения научных экспериментов они собираются запустить на орбиту замкнутую экосистему и следить за ней при помощи системы датчиков.

Я также приветствую стартапы, основанные девушками. У нас их три. Один я уже упоминала — это девушка астрофизик с группой таких же астрофизиков. Второй — legal tech стартап, юристки с платформой для оказания юридической поддержки своих стартапов. Третий стартап — это выпускники NASA Space Apps. Они делают глобус с голосовым управлением для того, чтобы дети с ограниченными физическими возможностями могли изучать географию на основе открытых данных NASA. Красивая идея и миссия. Не знаю пока, как будет выглядеть продукт, но подход мне очень нравится.

А вот стартапы, рожденные в лабораториях институтов — откуда они там? Что это за проекты, что за люди? Странно, что в 2020 году можно делать инновации ради инноваций, не ориентируясь на бизнес, на его потребности. Такая плановая экономика — просто сидеть и делать инновации без их внедрения на рынок.

У нас есть КПИ, НАУ, Винницкий университет. Они все разрабатывают либо роботов, либо ракеты, либо спутники. Это всегда интересное сочетание — преподаватель, у которого серьезная база, и группа студентов, которая за ним следует. Получается очень хороший симбиоз. Преподаватель — это человек, который что-то пилит ради научного интереса и азарта. А студенты уже немного понимают, как это можно продавать. 

Одна из таких команд, кстати, отсеялась в процессе. Они так и не поняли, зачем им искать долю рынка. Просто пришли к нам с заявлением: мы можем собрать любую ракету. Нас тут 35 человек, дайте нам задание и мы вам соберем ракету прямо сейчас. Наша задача как преакселерационной команды — помочь им эту способность собирать ракеты превратить в рыночный продукт, который можно будет продавать в определенной нише.

Для сравнения, у нас есть уже готовый стартап с четким продуктом: они делают ракеты, которые выводят в воздух дроны. Благодаря этому дрон экономит часть заряда батареи и дольше автономно работает в воздухе. Они понимают свою нишу, понимают, кому это надо. При этом они тоже умеют строить любые ракеты. Наша задача — помочь каждому из стартапов найти свою нишу. 

Какой бюджет проекта?

Нулевой. Я работаю на общественных началах, все наши менторы работают pro bono. Мы планируем бюджет самого акселератора, который будет проходить осенью — он будет измеряться десятками тысяч долларов. Но для того, чтобы какие-то доноры, корпоративные партнеры нам эти деньги дали, нам нужно показать, что у нас есть стартапы, готовые производить продукт. То есть, мы или наши инвесторы смогут входить в эти стартапы — капиталом или интеллектуальной собственностью.

Команда стартапа Space Crypto NAU (фото: Yangel Big Bang)

Агентство сейчас разрабатывает механизм, благодаря которому мы сможем входить в долю стартапа не деньгами, а  интеллектуальной собственностью. Например, давать лицензию на определенные наши изобретения или патенты, которыми мы владеем. Или на базе нашей интеллектуальной собственности будут создаваться определенные проекты. Для нас интерес еще и в том, чтобы вся эта накопленная за долгие десятилетия интеллектуальная собственность тоже задействовалась. И чтобы стартапы нам помогли ее превратить в интересные продукты. 

Какая первоочередная задача стоит перед акселератором? Вырастить стартапы, которые будут работать на Госкосмос? Или подготовить стартапы, в которые инвестируют внешние инвесторы и вырастят из них компанию для рынка?

И то, и другое. У нас сейчас есть большая потребность в data-science стартапах. Несмотря на то, что у Украины нет собственного спутника, мы покупаем и обрабатываем большое количество космических данных. Но программистов, которые с этими данными умеют работать, в стране не так уж много и они очень дорого стоят. У нас нет инновационных инструментов, с которыми можно было бы это делать эффективнее и быстрее. Если к нам придут стартапы с этими инструментами, которые знают, что такое космические данные и как с ними работать, мы тут же принимаем их в ласковые объятия тендеров. И дальше они уже начинают работать с госструктурами.

Нам стратегически и имиджево интересно, чтобы Украина вернулась на международную арену как серьезная космическая держава. Для этого недостаточно делать только ракеты и их компоненты. Необходимо показать, что у нас есть интеллектуальная мощь, что не все мозги утекли за границу. И главное, что мы можем обеспечить этим людям достойные условия работы. Мы не будем предлагать им смешные зарплаты, которые не конкурируют с западными рынками. Мы будем предлагать им реализовать свои мечты, идеи и проекты здесь, в Украине. И оказывать им всяческую менторскую поддержку, чтобы они могли это сделать.

Андрей Бродецкий
Андрей Бродецкий
Руководитель редакции ЛІГА.Tech
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости

Участвуете в госзакупках? Приготовьтесь к уголовному делу!