03.09.2019, 10:17

E-гривня от нечего делать. Почему Нацбанк изобрел велосипед

Стас Юрасов

редактор ЛІГА.Tech

Центробанки вдруг осознали, что проиграли войну за контроль электронных денег. И теперь хотят успеть в поезд, который ушел

В один прекрасный день наличных денег у нас не будет. Для Украины это утверждение ещё на грани фантастики. Но есть такие страны как Швеция, где это более чем реальность. На кэш там уже сейчас приходится порядка 1% ВВП. 

Забыли, как выглядят кроны 

"Riksbank (центробанк Швеции - Ред. ) выпускает деньги с 17-го века. И они сформировали стержень нашей платежной системы. Но сейчас наличные маргинализируются в нашем обществе" - с грустью признает в одном из своих отчётов председатель этого ведомства Стефан Ингвес. 

Глава центробанка констатирует, что  многие рестораны и кафе, множество магазинов больше не принимают наличные. Нельзя использовать наличные для оплаты парковки автомобиля, уплаты налогов или покупки билета на автобус. Несколько крупных сетей универмагов Швеции тестируют безналичные магазины. 

"Поэтому мы должны подготовиться к будущему, в котором почти все платежи осуществляются в электронном виде" - считает Ингвес. 

В Швеции признают, что практически утратили контроль за электронными деньгами, выдачу которых монополизировали банки. В этой стране нет внутренней карточной платежной системы. И две американские компании - Visa и Mastercard - контролируют инфраструктуру. Это тоже беспокоит центробанк. Поэтому он пошел на эксперимент - в 2017 году начал тестировать e-крону. Она должна послужить противовесом коммерческим электронным деньгам. 

Электронная национальная валюта - это полный эквивалент бумажных денег, только в цифровом виде.

Ура, тут мы в пионерах!

Швеция не одна такая. Около десятка центробанков мира начали тестировать свои электронные деньги. Это Британия, Норвегия, Канада, Дания и… Украина. Нацбанк недавно отчитался, что провел эксперимент с e-гривней. С помощью приложения на Android группа сотрудников НБУ и привлеченных ITшников о тестировала вдоль и поперёк эмитированные 5000 электронных гривень: делала на них покупки, обменивала, переводила с кошелька на кошелек, оплачивала услуги мобильной связи и так далее. 

Кажется должно быть приятно, что мы здесь в пионерах, а не плетемся в хвосте как последняя страна в Европе, запустившая 3G.

Но в ходе беседы с Александром Яблунивским, который до недавнего времени был начальникам департамента платежных систем Нацбанка,  на свой главный вопрос, который я задавал так или иначе несколько раз, ответ так и не был получен. 

Зачем нам e-гривня, когда у банков уже давным давно существуют электронные деньги? И мы все к давным давно привыкли.

Яблунивский заявил о финансовой инклюзии, то есть о том, что у нас еще есть достаточно большое количество граждан, которым еще не доступны электронные платежные инструменты. Но опять-таки, почему для решения этой проблемы не использовать электронные деньги все тех же коммерческих банков? Почему е-гривня будет доступнее? Ведь дело же не в приложении с электронном кошельком (таких можно сотни слелать), а в доступности для ритейлеров терминалов приема безналичных платежей и способах оплаты. Торговец, не имея даже терминала, с радостью примет платеж, например, на Приват. И, возможно, даже заплатит процент. 

Да, посредники - банки и платежные системы - развивая электронные платежи, зарабатывают на своих электронных деньгах. Но а как иначе? Зачем им пускать на свою инфраструктуру e-гривню, если она для них окажется менее выгодной? Зачем вообще инвестировать в cashless, если он не даст отдачи?

А как же печатный станок?

Глупо говорить о том, что без наличной гривни монетарная политика НБУ окажется под угрозой. Мол, печатный станок уже не включишь, а значит, и экономику в нужное время не спасешь. Центробанки давно научились контролировать денежную массу на рынке с помощью ставки рефинансирования и банковских нормативов. Если поднять ставку - банкам будет дорого брать у Нацбанка в долг, а значит, для людей тоже будут дорогие кредиты. Дорогие кредит - меньше денег в обращении. И наоборот. 

В НБУ есть система электронных платежей, которая отлично выполняет свои функции при переводах средств между банками. И скоро будет работать еще лучше - 24/7. Но "электронные места" в рознице давно разобраны.

А шведы все-таки объяснили 

Зарывшись в свои вопросы окончательно, я решил узнать, а что там у шведов. Как они обосновывали гражданам важность своего эксперимента? 

Все тот же Стефан Ингвес просит на минуточку представить, что в стране вдруг случился финансовый кризис, когда уже не будет налички. Вот прям ни копеечки. 

Стало страшно? Тогда читайте дальше.  

“Если мы хотим забрать деньги в банке, в которым мы не уверены, то единственной альтернативой будет перевод электронных денег из одного банка в другой”, - рассуждает Ингвес.

Конечно, если в стране все плохо, то страдают все банки. И такая мера никак не поможет. Люди захотят получить наличку на руки. А нет ее. Тут, мол, и придет на помощь государственная e-валюта. Перевел в нее деньги и сидишь, ждешь, пока все закончится.  

“Вот почему деньги центрального банка по-прежнему являются стержнем системы, даже если они редко используются в нормальных условиях”, - говорит глава шведского центробанка. 

То есть, в условиях неопределенности e-крона может понадобится для для платежей, а для сбережений. 

Впрочем, здесь у меня опять вопрос напрашивается? А где гарантия того, что я в период кризиса буду доверять своему электронному кошельку где-то на серверах центробанка. Верней, шведы то может и будут доверять, но украинцы точно захотят свое заработанное честным трудом передержать где-то под подушкой… в банковской ячейке.

И вот вам в качестве иллюстрации еще одна история, что это работает именно так. 

Кейс, где кэш снова вернулся

На самом деле не Швеция стала первой в мире страной, где налички в ВВП почти не осталось. Ей была маленькая островная Исландия, еще в начале 2000-ых! Она достигла показателя в 1,2%.

Но с 2008 года у исландцев вдруг проснулся сильный аппетит на наличку. Причем, преимущественно на крупные купюры. Что случилось? Все просто банковский кризис. Все три кредитных кита Исландии –Kaupthing, Glitnir и Landsbanki - обанкротились. 

Привычные к cashless люди возжелали национальные банкноты, как никогда раньше. Исландский центробанк даже выпустил купюру с новым номиналом 10 000 крон. 

Что будут покупать украинцы, если сейчас вдруг грянет экономический кризис? Правильно, доллар или евро. Сложно себе представить, чтобы они понесли деньги в приложение Нацбанка.

Почему-то мне кажется, что его величество бакс, повелитель серой зоны, станет последней в мире валютой, которая исчезнет в бумажном виде.

Резюме

В НБУ последние несколько лет тестировали велосипед. Не вижу никакого rocket science, чтобы создать по образу и подобию коммерческих приложений свою электронный кошелек с собственными e-деньгами, пусть даже на блокчейне, попереводить их туда-сюда и написать, что, мол, да, это возможно. 

Интересно, а без тестов разве это не было ясно изначально?  

Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ