Норвежский Telenor проиграл "российской" Альфе многолетнюю войну за Киевстар. Как это было

Норвежский Telenor проиграл
Сотрудники Киевстар десять лет назад "рисовали" звезду" на Майдане
25.11.2019, 09:10

Без телеком-холдинга Telenor Киевстар бы не состоялся. Норвежцы пришли в украинский бизнес в нужное время, а в ноябре 2019 ушли, тихо закрыв дверь


Норвежский телеком-холдинг Telenor на прошлой неделе продал свою долю акций в телеком-холдинге Veon. В него входят российский мобильный оператор Вымпелком (Beeline) и украинский Киевстар. Telenor получил за 8,9% акций Veon - $362 млн. 

Норвежцы полностью попрощались со своим российским партнером по бизнесу, Альфа Групп, (основатель и крупнейший акционер -  уроженец Львова, российский олигарх Михаил Фридман). Норвежцы не один раз на протяжении почти двух десятилетий серьезно ссорились с альфовцами, но, в конце концов, решили окончательно разойтись. Telenor - первый стратегический инвестор Киевстар. Скандинавский телеком-гигант сыграл важную роль в становлении крупнейшего мобильного оператора в Украине.

Редакция LIGA.net решила напомнить, как это было. 

Часть первая: как заманивали норвежцев

Первый звонок в сети Киевстар состоялся в декабре 1997 года. А соглашение о покупке норвежской Telenor 35% акций компании было подписано уже в марте 1998 года. Норвежцы стали первым крупным стратегическим инвестором Киевстар.

ОАО Киевстар было основано в 1994 году. Отцов основателей изначально было трое - Игорь Литовченко, инженер Юрий Туманов (брат жены Леонида Кучмы) и Александр Чумак (вернулся в Киев из Петербурга, где работал над созданием Питерстар, а позже повесился в своем офисе). От госсектора в ОАО вошли Министерство энергетики и Укрзализныця. Позже, в 1997-м компания была трансформирована в ЗАО. Состав акционеров сильно изменился. Помимо Telenor, и Туманова и Литовченко, долю в бизнесе заполучили загадочные фонды Спутник IV Л.П. (США) и Спутник V Холдингз лтд (Кипр), а также Меривал ллс (США). Харьковский бизнесмен Александр Ярославский на старте ЗАО тоже инвестировал в мобильного оператора, как он говорил в интервью Украинской Правде, через компанию "Сторм". Последнюю создали Литовченко и Туманов.

Основатель Киевстар Игорь Литовченко вспоминает в своей книге “Зажигая звезду”, что с Telenor он познакомился случайно. Произошло это на каком-то празднике Мегафона (российского мобильного оператора, который в те времена назывался Северо-западный GSM). Норвежцы тогда рискнули и вошли в состав его акционеров. Литовченко хорошо знал главу российского телеком-оператора. За ужином они оказались вместе за одним столом с Тормудом Хермандсеном, тогдашним президентом Telenor. 

“Я начал рассказывать Хермандсену об Украине - о том, что есть такая страна, есть компания Киевстар с огромным потенциалом…” - рассказывал Литовченко.

“Я начал рассказывать Хермандсену об Украине - о том, что есть такая страна, есть компания Киевстар с огромным потенциалом…” 

Экс-президент Киевстара был уверен, что если бы он познакомился с норвежцами где-нибудь на официальной выставке, то глава Telenor отнесся бы к нему как к очередному “великому комбинатору” из бедной Восточной Европы. Но ему повезло - в атмосфере вечеринки слова приобретали другой вес.

Через некоторое время будущие северные партнеры прислали своих людей в Киев - посмотреть на Киевстар и прощупать местность. 

Мобильный оператор тогда только развивался, и каждый день требовал новых инвестиций. Сутки стоили основателям десятки тысяч долларов. Но деньги было брать не откуда. Норвежцы не спешили входить в состав акционеров. Они поставили условие: “Достройте сеть в Киеве, запустите ее - и тогда мы войдем в дело.”  Инфраструктура компании тогда строилась на базе шведской компании Ericsson, которая предоставила товарный кредит. Те выдвинули условие со своей стороны: “Если Telenor не зайдет, пролонгации кредита не будет”.  

Нужно сказать, что первый протокол о намерениях с норвежцами после выполнения всех требований подписывался отнюдь не в деловой обстановке. Как рассказывает Литовченко, решение было принято поздно ночью после очередной “демонстрационной” прогулки по Киеву, на выходе из какого-то ночного клуба.

“В два часа ночи я позвонил Владимиру Жмаку (юрист, друг Литовченко - Ред.) -  он еще не спал, выгуливал собаку. Говорю: Срочно нужно соглашение, приезжай, норвеги созрели, будем подписывать”, - вспоминает экс-президент компании.  

Позже в соглашении о сделке было прописано, что техническим, финансовым и маркетинговым директорами должны быть норвежцы. Контроль Ericsson сменился операционным контролем Telenor. 

Часть вторая: заход Альфы

Нынешний крупнейший акционер в Veon (а значит, и в Киевстар) Альфа Групп, которую контролирует уроженец Львова, пробившийся на самый верх российского бизнес-олимпа  Михаил Фридман, появился в составе акционеров Киевстара в 2002 году.

Тогда Литовченко и его партнерам снова понадобились деньги, чтобы успевать за бурным ростом бизнеса. В России в то время активно развивался Вымпелком (Beeline), в котором Telenor и Альфа уже были партнерами. Поэтому решение не заставило себя долго ждать и россияне выкупили 50,1% компании "Сторм", где миноритариями остались Литовченко, харьковский бизнесмен Александр Ярославский и Юрий Туманов (давний партнер Игоря Литовченко - Ред.)

В начале 2005 года эта троица приняла решение продать россиянам оставшийся пакет. Литовченко признает, что после Оранжевой революции он насторожился в предвкушении “большого передела”. Ведь все собственники принадлежали к “проигравшему лагерю” (Киевстар тесно ассоциировался с Леонидом Кучмой). 

Изначально в Telenor очень хорошо восприняли вхождение Альфы - ведь у них уже был совместный опыт. Но идиллия продолжалась всего два года.

У Telenor сосредоточилось 56,5% акций, а у Альфы - 43,5%. Норвежцы включали Киевстар в свою отчетность. 

“Если бы Киевстар оставался небольшим активом, это никого не волновало бы. Но компания стала зарабатывать существенные деньги, наши показатели росли, мы стали лучшими в группе”, - вспоминает Игорь Литовченко.

“Если бы Киевстар оставался небольшим активом, это никого не волновало бы. Но компания стала зарабатывать существенные деньги, наши показатели росли, мы стали лучшими в группе”.

Россияне увидели, что вес Киевстара влияет на биржевые торги. Акции Telenor пошли вверх, когда публиковались отчеты украинской дочки. У Альфы возник вопрос, могут ли совладельцы фиксировать результаты в Украине пополам и тоже показывать их в корпоративном балансе. Telenor ответил просто: нет. 

Часть третья: полный клинч и потеря $500 миллионов

Масла в огонь подлили россияне. В 2006 году они вывели на украинский рынок российский бренд Beeline. Норвежцы были против этого, так как Киевстар и Beeline, где у них были доли, также, как впрочем, и у Альфы, начали конкурировать в Украине.  

Партнеры начали блокировать работу друг друга в российском Вымпелкоме и украинском Киевстаре. Суды между акционерами начались в Москве, позже противостояние превратилось в затяжной международный корпоративный конфликт - иски подавались в Украине, России, Великобритании и США. 

“Жестко поступали обе стороны - как в Америке с россиянами, так т в России - с норвежцами. В России особенно - учитывая “гибкую” систему постсоветского правосудия”, - писал Литовченко. 

“Жестко поступали обе стороны - как в Америке с россиянами, так и в России - с норвежцами. В России особенно - учитывая “гибкую” систему постсоветского правосудия”

Украинские СМИ в те времена просто пестрили "заказухой" Альфы. По Киеву устанавливались лайтбоксы, на которых “норвежцев просили соблюдать украинское законодательство”. 

Помирить Альфу и Telenor смог только кризис 2008 года. Собрания совета директоров в Киевстаре из-за конфликта не проходили. На счетах накопилось более $2 млрд нераспределенной чистой прибыли. Только они лежали не в долларах, а в гривнах. 

"Когда гривна обвалилась с пяти до восьми за доллар, в течение месяца мы потеряли порядка 500 миллионов долларов только на курсе, тогда уже наконец-то всем стало понятно, что разногласия необходимо было прекратить”, - писал в своей книге экс-президент Киевстар. 

Акционеры сели за стол переговоров. Компромисс был найден - объединить Киевстар и Вымпелком под одной компанией - Vimpelcom Ltd. (позже она стала называться Veon), с центральным офисом в Нидерландах и пропиской на Бермудских островах. 

Часть четвертая: норвежцы слабеют - их размывают

В Vimpelcom альфовцы получили 43,9% голосующих акций, норвежцы — 35,4%, а 20,7% приходится на голоса в свободном обращении (free float). Российский Вымпелком и украинский Киевстар были оценены в соотношении 3,4 к 1. Так Telenor в 2009 году потерял контроль над Киевстаром и превратился из мажоритарного акционера в опосредованного миноритария. 

Через год после сделки в Киевстар был “влит” украинский Beeline. Казалось, разногласия подошли к концу. Но не тут-то было.

Еще через год, в 2011-м, противоречия между россиянами и варягами вновь обострились. Vimpelcom купил активы египетского миллиардера Нагиба Савириса — итальянского сотового оператора Wind Telecommunicazioni и холдинг Orascom Telecom. Но Telenor был против этой сделки. Ведь кроме денег, египтянин получил 30,6% голосующих акций в амстердамском гиганте, став крупнейшим акционером. Доля Telenor соответственно сократилась с 36 до 25%. Снова начались суды. 

В 2012 году Telenor придумал выход. Компания выкупила часть акций у египтянина в Vimpelcom - 11,3% за $374 млн. Россияне тоже время не теряли. Они смогли заполучить крупнейший пакет, выкупив у Нагиба Савириса вторую часть его акций (15% голосующих бумаг за $1,6 млрд). 

Telenor, для которого украино-российский бизнес всегда был стратегическим, начал менять риторику. Руководство норвежского гиганта занялось поисками выхода из бизнеса.

Часть пятая: финальный аккорд

В 2015 году Telenor принимает решение о продаже своих акций в Vimpelcom. На тот момент норвежцы владели 33% обыкновенных акций оператора. В 2017 году доля норвежцев сократилась до 14,6%. В ноябре 2019 года прошла финальная сделка - 8,9% акций проданы.

Telenor больше не имеет никакого отношения к Киевстар, даже опосредованного. Стратегический инвестор, под чьей чуткой опекой телеком-стартап вырос в крупнейшего украинского оператора, решил попрощаться с Украиной и Россией.

В многолетней корпоративной войне победил Михаил Фридман с партнерами. Теперь российские бизнесмены - крупнейший опосредованный (через Veon) владелец в Киевстаре с долей 47,9%. Еще 8,3% акций компании находятся под управлением голландского штихтинга. В свободном обращении - 34,9%.


Последние новости