20.12.2018, 09:30

Попадут ли под санкции мобильщики. Интервью с главой НКРСИ


Александр Животовский (фото - Андрей Гудзенко/LIGA.net)

Интервью с главой телеком-регулятора Александром Животовским о топ-темах на рынке и о том, чем российские банки отличаются от Киевстара и Vodafone

Если дороги - это артерии экономики, то телеком-инфраструктура - нервная система. По ней передаются импульсы, принуждающие органы к действию. В общем, кто контролирует телеком, тот контролирует и экономику, а вместе с ней и все общество. 

В Украине так исторически сложилось, что центральный орган исполнительной власти в телекоме есть только де-юре. Это специализированная и заточенная под сугубо технические нюансы Госспецсвязи, на которую такие полномочия свалил еще Виктор Янукович.

Реклама

Де-факто, ведомство практически не занимается рыночными вопросами, а наиболее значимой структурой на рынке является Национальная комиссия по вопросам регулирования связи и информатизации (НКРСИ). Ее состав назначает президент. И сейчас на то, как развивается отрасль, влияет команда, назначенная в 2014 году Петром Порошенко. 

Журналисты LIGA.net на прошлой неделе встретились с главой НКРСИ Александром Животовским, ранее инвест-банкиром из ICU. В ходе продолжительной беседы они затронули все топовые темы, стоящие на повестке дня. Это и возможные санкции к мобильным операторам с российскими корнями, и судьба китайского гиганта Huawei в Украине в случае американских санкций, и плачевное положение дел на рынке скоростного домашнего интернета (ШПД).  

Александр поделился своими соображениями и по явно непопулярным темам. Например, следует ли государству мониторить входящий в Украину интернет-трафик из-за рубежа и обязывать операторов устанавливать дорогостоящее оборудование для подобной слежки. Еще одна тема - регулирование интернета (например, Facebook или Google) и розничных тарифов. Тут у главы НКРСИ тоже есть своя позиция.

- Мы недавно ставили новость на сайт…

- Жареную?

- Да… Оказалось, что Pornhub в Украине сильно взлетел. Мы в редакции это связываем с запуском 4G. Как вы считаете, насколько это соответствует действительности?

- Да, это абсолютно все объясняет (смеется).

Реклама

- То есть 4G нам принес такую дополнительную очень доступную услугу?

- Речь идет о том, что потребительские предпочтения и привычки развиваются. И действительно, со смартфонов можно смотреть новости, отправлять почту, смотреть клипы, можно теперь делать что угодно.

MNP - ОТМЕНА МОБИЛЬНОГО РАБСТВА: КОМУ ВЫГОДНО?

- Военное положение как-то повлияло на темпы внедрения услуги переноса номера (MNP)?

- Это вопрос к операторам. Операторы заканчивают работу с локальными базами данных и их подключением к центральной базе данных. Военное положение никак на эти процессы не повлияло.

- А раньше запуститься тоже не получится?

- Планируется, что 1 февраля система начнет функционировать в тестовом режиме, а 1 мая уже полноценно (вчера все три мобильных оператора объявили, что готовы запускать MNP с мая - Ред.).

- А вот наши источники в операторах говорят, что это никому не будет нужно? Спрос упал.

- Это больше вопрос к нам с вами, к абонентам. Нужно нам это или не нужно. Я думаю, что MNP -  важный стимул конкуренции. Потенциальная свобода передвижения будет толкать операторов более тщательно следить за своими тарифами и маркетингом.

- Кто потеряет, как вы думаете?

- Вы знаете, статистика говорит, что наибольший размер переносов номеров в разных странах - однозначные процентные цифры. Поэтому выиграет только абонент.

- Появление виртуальных операторов, которые арендуют чужие сети и делают свои тарифы, предвидите?

- Пока средний чек на рынке очень низкий, очень сложно предвидеть нишу для виртуального оператора.

- Какое мнение в НКРСИ по поводу нового календаря мобильных операторов на 28 дней? Вы считаете, что они как угодно могут тарифицировать абонентов? Или это перегиб?

- Главный вопрос в том, насколько хорошо операторы проинформировали своих абонентов. То же самое касается посекундной тарификации: вопрос не в том, как ты тарифицируешь, а как ты коммуницируешь с клиентами. Если абонент качественно осведомлен о специфике тарифа, то я здесь проблемы не вижу. Посмотрим, к чему приведет расследование Антимонопольного комитета.

САНКЦИИ ДЛЯ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА: ЧТО ЖДЕТ МОБИЛЬНЫХ ОПЕРАТОРОВ

- В Украине ввели военное положение и заострился вопрос касательно принадлежности наших мобильщиков к собственникам из России. Были ли какие-то обсуждения на заседании СНБО, Кабмина, президента о введении санкций против украинских компаний с российскими собственниками?

Мне об этом ничего не известно.

- А не кажется странным, что весь российский бизнес блокируют, а мобильных операторов - нет? Ведь тот же самый Евтушенков (самый крупный акционер МТС) живет в Москве.

- Это сложный вопрос. Сначала нужно определить уровень влияния России. Когда была история с биллингом в 2014 году, то были конкретные нарушения у Киевстара и МТС относительно работы их систем. Это был конкретный повод, с которым надо было разбираться. Сейчас мы таких нарушений не наблюдаем.

- Но речь же идет об экономических санкциях, а не о нарушениях.

- Если нет конкретных поводов, тогда мы просто базируемся на том, что это российский бизнес и определяем санкцию. Далее нужно определиться, что такое российский бизнес. Евтушенков контролирует 51%. Это вроде бы относительный контроль. Альфа контролирует 48% в Киевстаре и опосредованно 13% в Turkcell.  

Нужно также не забывать, что другая часть акционеров: в Veon (Киевстар) - норвежский Теленор, и во всех без исключения - иностранные институциональные, абсолютно правильные фонды, покупающие акции на американской бирже (NYSE)

- Кроме того, есть еще разные санкции. Есть ограничения на вывод капитала, а есть запрет на использование радиочастот, лицензий.

 - По другим бизнесам, кажется, не было таких детальных исследований. Российские банки регулятор, например, постепенно выдавливает с рынка, принуждая к продаже. С мобильными операторами ситуация диаметрально противоположная. То есть не поднимался такой вопрос?

 - Мне про это не известно. Банковский рынок - он все-таки сильно отличается. И причина не в том, что их кто-то куда-то выдавливает, а в том, что когда банк несет убытки, есть понятие адекватности капитала. И материнские компании должны увеличивать в украинских дочках капитал. То есть история того же ВТБ не о том, что кто-то кого-то выдавливал, а о том, что материнский банк не увеличивал капитал.

Банковский рынок - это не просто инфраструктура, но еще и ответственность перед гражданами. Банки берут депозиты у граждан и далее кредитуют. И поэтому они должны поддерживать резервы, чтобы с нами рассчитаться.  

Телеком-бизнес - это большая инфраструктура. Он очень консолидированный. Если просто взять и закрыть одного из операторов, будет штормить так, что мало не покажется.

 - То есть самим будет хуже, если ввести санкции?

 -  Это сложное решение, которое находится в компетенции СНБО. И если оно будет принято, будьте уверены, выполнение  решения с нашей стороны будет неукоснительным и своевременным.

- А вы как-то будете регулировать операторов, которые имеют международные каналы?

 - У нас выдаются только лицензии на международную фиксированную связь. Каналы интернета у нас не лицензируются никак.

 - То есть вы не сталкивались с требованиями Администрации Президента сделать анализ входящего трафика в Украину?

 - Не припомню такого.

 - Или это больше парафия СБУ?

 - Ну смотрите, когда вышел указ о санкциях против российских сайтов, единственным способом качественно их блокировать, кроме того, чтобы напрямую записывать адреса, был вариант DPI (Deep Packet Inspection). Это не вопрос спецслужб. DPI используют крупные компании для изучения того, что смотрит потребитель.

Я спрашивал у одного среднего размера оператора: сколько будет стоить поставить DPI. Он ответил: $5-10 млн. Но этот же среднего калибра оператор оптом продает трафик другим. Все ФОПы покупают трафик у средних и больших операторов. И для ФОПа новые затраты были бы копеечными. Если сейчас средний чек у нас около 100 грн и он станет 110 грн - для покупателя ничего не изменится.

Но это именно те требования к инфраструктуре, которые позволят государству бороться с терроризмом в интернете.

Мы все знаем интернет как вещь, которая промотирует свободу, но сейчас он часто превращается в вещь, которая промотирует насилие.

 - Есть ли уже какие-то постановления по DPI или что-то еще?

 - Ничем это не закончилось. Операторы начали выполнять условия, и цели санкций были достигнуты.

 - Террористов нет, короче говоря?

 - Не совсем, но подсанкционные сайты и сервисы сильно упали в посещаемости.

 - А в Facebook террористов не может быть?

 - Могут быть.

 - Так, может быть, его тоже туда же? Чересчур много свободных сетей. Они там пишут, что хотят.

 - Я говорю о том, что мы входим в эру, когда за этим стоит следить. Посмотрите, каким обвинениям подвергаются Facebook, Google в Европе и США. Еще посмотрим, из-за чего начались протесты в Париже...

 - А вам не кажется странным, что те же самые Facebook и Google в Украине никак не регулируются и делают, что хотят? Государство должно что-то делать?

 - Давайте для начала абонентов интернета в Украине посчитаем, потом будем смотреть в сторону Google и Facebook.

 - Недавно США призвали страны союзников отказаться от оборудования компании Huawei. Украина также себя позиционирует как партнер США. Насколько большие риски для компании в Украине?

 - Такие риски, конечно, есть. Когда были введены санкции против компании ZTE, которые действовали несколько месяцев, то я слышал от Чернышова (Петра, экс-президента Киевстар - Ред.), что компания ZTE закрыла офис в Украине и все. Склад тоже закрыли, и если базовая станция ломалась, не было куда обращаться. А если введут санкции против Huawei? У операторов половина оборудования - Huawei. Это значит, что обслуживание сетей прекратится.

 Но с ZTE решили проблему, да?

- Да. Дочку директора Huawei также отпустили под залог. Но серьезная угроза остается.

КАЧЕСТВО СВЯЗИ: ЖИВОТОВСКИЙ ПРОТИВ НЕФЬОДОВА

- На каком сейчас этапе ваше, так бы сказать, противостояние с Гройсманом? Вы в этом году по его указанию делали проверки качества мобильного интернета в Украине. Потом предложили на Кабмине список мер, которые нужно принять. После этого работа по улучшению качества связи как-то продвинулась?

- План по улучшению качества связи - обновить стандарты качества и контролировать их. Над стандартами сейчас наши коллеги из Госспецсвязи работают.

Общий тезис очень прост: до сих пор, когда я прихожу на правительственный комитет и общаюсь с членами правительства, некоторые из них говорят, что у нас вообще нет уже лицензии на мобильную связь. На этом настаивает и ГРС (Государственная регуляторная служба) и господин Нефьодов (МЭРТ) в дискуссиях относительно дерегуляции.

- А что на самом деле с лицензиями на вид деятельности? Их же, вроде бы, отменили?

- Мы в этом году переоформили лицензии на осуществление деятельности на сумму около 10 млн грн. Потому что вся архитектура профильного законодательства и далее на них основывается. Без лицензии на мобильную связь нельзя получить номерной ресурс, лицензию на радиочастоты. Все связано. Мы не против отмены этих лицензий. Но это должно быть сделано ответственно. В случае отмены лицензий на мобильную связь у операторов должна быть сохранена ответственность: если он нарушает правила, ему придется платить штраф. Концепция штрафов заложена в законопроект Об электронных коммуникациях, который с 2015 года в парламенте.

Теперь возвращаюсь к качеству связи: оно зависит от обязательств оператора. Пока мы дискутируем, есть ли у нас лицензии на мобильную связь или нет, то о чем здесь можно говорить?   

Но при этом вы сами бываете за границей и можете сравнить качество связи в Украине с другими странами. У нас все довольно хорошо.

Качество также зависит от количества используемых оператором радиочастот. Большая часть жалоб потребителей, которые к нам приходят, в основном касаются небольших городков.

- Вопрос касательно контент-услуг - когда у абонентов со счетов вдруг улетают деньги. Стоит ли у вас сейчас этот вопрос на повестке дня? АМКУ исследование уже начал.

 - По этому вопросу у нас не очень много жалоб. А по закону, чтобы начать процедуру проверки, необходимо письменное обращение гражданина. Если оно есть, мне надо сделать запрос на проверку в ГРС. Если они согласуют, то тогда мы проверяем. Но основным предметом такой проверки будет следующий вопрос - был ли клиент правильно проинформирован о  предоставляемой услуге.

 - Была ситуация, что человеку для отказа от услуги нужно что-то отправить, например, СМС.

 - Я читал об этом в Facebook. В НКРСИ были жалобы по дополнительным контент-услугам, и они разрешались, когда мы по данному запросу спрашивали у оператора, что происходит. Но еще раз повторяю: нам необходимо четкое обращение от абонента с указанием пакета услуг, даты, номера телефона и так далее. Иначе это будет просто пост в Facebook о том, что такой-то оператор - “козел”. 25 тысяч репостов. А дальше что?

РЕФОРМЫ В РОУМИНГЕ И МЕЖСЕТЕВЫХ ТАРИФАХ

- Вопрос относительно понижения ставки международного интерконнекта (стоимость доступа к украинским телеком-сетям из-за рубежа). Согласно исследованию BRDO (Офис эффективного регулирования), после ее уменьшения доходы операторов уменьшаются, что компенсируется ими за счет потребителей услуг - то есть нас с вами. А цены на роуминг почти не поменялись. Считает ли НКРСИ необходимым вернуть ставки на прежний уровень?

 - Я совсем не согласен с тем, что ничего не поменялось. Во-первых, стоимость роуминга упала в разы.

 - Это случилось из-за понижения ставки до 10 евроцентов за минуту?

- Да. Мы уменьшили оптовые тарифы.

 - Вы имеете в виду роуминг, когда украинцы едут за границу, или наоборот когда иностранцы к нам?

- Когда украинцы путешествуют за границу

- Так они же и так снижались.

- А вы сравните стоимость роуминга до снижения ставок, в 2015 и 2016 году, и после. Другой вопрос - это нам удалось снизить объем рефайла (когда у роуминге вам звонят друзья, и на вызове отображаются совсем другие номера телефонов - Ред.). У вас пользовательский опыт какой? Например, когда я бывал за границей, я очень мало вижу примеров рефайла.

- Может в последнее время и мало, но у меня постоянно такое случалось у оператора Vodafone.

- Жалоб намного меньше.  И последнее. Позиция BRDO - это позиция мобильных операторов. Не нужно их путать с интересами государства и интересами абонентов.

 - Хорошо. А в деньгах операторы выиграли вообще?

-  А вы мне покажите, где они проиграли?

 - А они говорят, что все-таки проиграли.

 - У меня есть такая папочка - квартальные результаты операторов. Я их изучаю каждый квартал. Я вижу что у них все хорошо. Вот посмотрите на третьего по объемам рынка мобильного оператора и его показатели с 2015 года. У них EBITDA MARGIN была 30% и посмотрите сколько сейчас - 44,6%.

 - Ну так понятно же, что мобильный интернет добавил доходов и маржи. У вас есть срез отдельно по международным доходам операторов?

- Тут нет. Согласен, операторы потеряли на ограничении ставки интерконнекта. Но зато больше люди общаются, когда путешествуют. Это не вопрос интересов операторов.

Увеличение доходов операторов не является нашей задачей. Тем более, что доходы операторов у нас достаточно солидные и рентабельность очень хорошая.

 - Еще уменьшать международную ставку не планируете?

 - Пока нет.

 - А как дела со внутренней ставкой доступа на сети? Она такой и останется (сейчас телеком-операторы платят 15 коп за минуту за доступ на чужую мобильную сеть - Ред.)?

 - Мы внесли изменения - будет не 15 коп за минуту, а 12 копеек за завершение вызова на чужой сети и 3 копейки за транзит.

 - Это когда будет?

 - С 1 января вступает в силу. Это под MNP сделано. Нужно было ограничить ставку, когда номер меняется, чтобы оператор, через которого осуществляется транзит, не зарабатывал сверхдоходы. Мы делаем ограничение, чтобы транзит был не больше 3 копеек.

 - А сейчас сколько стоит транзит?

 - Раньше такой ставки не было.

 - То есть будет 12+3 - те же 15 копеек?

 - Да.

 - А вы какой-то эффект по снижению ставок прогнозируете?

 - Я не вижу смысла в дальнейшем снижении. Это уже далеко не один евроцент. Это уже половина евроцента. Не вижу смысла больше снижать.

 - То есть реформа закончена?

 - Посмотрим, как все будет происходить с MNP.

 - Как вы думаете, главный инициатор lifecell выиграл или проиграл от реформы?

 - Лучше у них спросите.

 - А вам как кажется?

 - Судя по показателям, у них все в порядке.

 - Но количество абонентов уменьшилось…

 При падении их количества на 30% у них маржа EBITDA выросла до 45%. Значит они более эффективно стали работать.

 - Ну так это же только процент маржи, там еще есть реальные цифры, выраженные в деньгах.

 - Я считаю, позитивные изменения пришли с последним генеральным директором. Есть такое ощущение, что с приходом Исмета (Языджы, СЕО lifecell - Ред.) люди начали работать, а не просто говорить, что жизнь сложна и регулирование не то.

 - Так, может, он попросил: перепишите мне немного отчет, пожалуйста, чтобы было все красивее. И все.

 - Что?

 - Переписать цифры решили... Чтобы красиво было (шутит).

 - Переписать цифры в отчетности? Вы знаете, что за это в тюрьму могут посадить?

 - Можно, конечно, но если красиво переписать…

 - Это компания, которая торгуется на американской фондовой бирже. Это тюрьма. Нереально переписывать такие цифры.

ПРОВОДНОЙ ИНТЕРНЕТ ПОПАЛ В ЗАПАДНЮ: ПОЧЕМУ?

- По плану ШПД (общедоступного скоростного интернета в Украине), который сейчас активно обсуждается в правительстве, будете что-то предлагать?

- По плану ШПД мой месседж очень простой. Страна, которая не знает, сколько у нее фактически абонентов, не вправе выделять какие-то деньги, не научившись их считать. У нас 5 тысяч провайдеров, а отчеты сдает только половина. Из-за этого непонятно, сколько абонентов интернета реально есть в стране.

 - Порядок нужно наводить в этом сегменте.

 - Правильно, порядок нужно наводить. И кто это должен делать?

- Как обязать людей сдавать отчетности? Вы можете это сделать?

 - Мы - нет.

 - А кто может? Верховная Рада?

 - Скорее всего, это должны быть изменения в профильном законе. Любые стремления к цифровизации без этого не будут работать. НКРСИ должна иметь полномочия исключать из реестра компании, которые не сдают отчетность. Сейчас мы не можем этого сделать.

Нужно переходить с метода “давайте мы все дерегулируем” на метод “давайте смотреть на те вещи, которые важны”. Можете добавить это себе в список жареных фраз: “Дерегуляция - как антибиотик. Очень мощное средство. Правильное средство. Но если живешь на одних антибиотиках, убьешь себе печень, желудок и так далее. Нельзя на одной дерегуляции выезжать”.

 - На этом месте приуныл один Максим Нефьодов.

 - В фиксированных сетях интернета на самом деле плачевная ситуация с точки зрения инвестиционной привлекательности. Если говорить по книжке, то ситуация в этом сегменте называется over supply.

Когда есть over supply, отрасль уходит в ценовые войны. Когда есть ценовые войны - нет мотивации вкладывать.

Зачем вкладывать в бизнес, который растет максимум 10% в год и у которого каждый день появляются конкуренты? Единственное, что нам удалось сделать по поводу качества, - это то, чтобы операторы при подписании договора давали минимальную гарантированную скорость.

 - Почему вы сейчас не публикуете минимальную скорость, которую задекларировали операторы, у себя на сайте? Раньше публиковали.

- Там был какой-то скандал. Кто-то из операторов пожаловался, сказав, что мы раскрываем коммерческую тайну и что он не может гарантировать одинаковую скорость всем, имея разное оборудование.

 - И вы решили не публиковать?

 - Мы подумаем об этом еще раз. Вот, пока это происходит, никакие инвестиции в отрасль не зайдут. Если начать читать прессу и узнать о том, что, например, Воля продается, то я вам открою секрет: в фиксированном сегменте продаются все. Все хотят продаться. Но просто нет смысла.

Единственный выход из этой ситуации - усиление требований к инфраструктуре.

Я много раз говорил операторам: "Вы должны прийти к регулятору и сказать: давайте мы будем повышать стандарты качества. Это будет вынуждать тех людей, которые просто бросают провод на крышу и продают продукт за бесценок, инвестировать или выходить из бизнеса".

Вот только за счет этого возможно привлекать в ШПД инвестиции.

А сейчас мы рискуем прийти к тому, что когда выдадим низкие частоты мобильным операторам, - они полностью “откусят” этот рынок. Уже сейчас пользователей мобильного ШПД гораздо больше, чем пользователей фиксированного ШПД.

Вот недавно меня спросили, как я отношусь к кросс-субсидированию Киевстаром услуг домашнего интернета за счет мобильной связи. Ответ очень простой: это только начало.

 - Это был ваш ответ?

 - Вопрос заключается в том, может ли один из операторов предоставлять часть какой-то услуги за меньшую цену. Для того чтобы в этом разобраться, регулятору нужно понимать себестоимость услуги. А дальше мы уже говорим о том, что регулятор как бы должен регулировать розничные цены и командовать оператору не снижать цену. Как только мы начнем этот разговор, все резко охладеют к этой инициативе.

 - А если вы сами будете инициировать регулирование?

 -  Я не вижу в этом смысла. Потому что везде, куда мы посмотрим, - все предлагают пакеты услуг. Так устроена индустрия. Если рынок ШПД остается нерегулируемым - консолидация все равно произойдет, только в пользу мобильных операторов.

О НОВЫХ ЧАСТОТАХ, КОТОРЫЕ ПОЙДУТ НА ТЕНДЕРЫ 4G И 5G

 - Что будет с частотами компании Эс-Лайн (2300-2345 Мгц), лицензию которой вы недавно аннулировали?

 - Они возвращаются государству. А потом на тендер.

- На 5G?

Я думаю, о 5G говорить рано. Посмотрим. В прошлый раз, когда мы лишали лицензии Эс-Лайн, то проиграли суды. Нас обязали продлить компании лицензию на 10 лет до 2026 года. Как получится в этот раз - посмотрим. 

Компании наподобие Эс-Лайн и подобных других платят за каждый мегагерц 45,8 грн в месяц. При этом компании, работающие в диапазоне 2,6 ГГЦ, платят 3 000 грн, а мобильные операторы платят 23 000 грн.Существует огромная диспропорция. Это первое.

Второе: если тебе дали эксклюзивную лицензию, то будь добр, используй ее. Если не используешь, возникает вопрос, почему тогда ты имеешь на данные частоты эксклюзивное право.

Третье: должен предоставляться сервис абонентам. Если услуг нет, абонентов нет, тогда за счет каких ресурсов ты будешь платить аренду?

Кейс Эс-Лайн: компания никогда не пыталась оказывать услуги абонентам. Они “сидят” на частотах, платят аренду и стараются доказывать, что являются легитимными держателями.

- Вы уже прошли один судебный процесс и не победили. Что изменилось?

- В том-то и дело, что ничего не изменилось. Суд обязал нас продлить им лицензию, но они по-прежнему бездействуют.

- Чья это компания?

- Официальной информации нет. На заседании Комиссии присутствовал директор Эс-Лайн, говорил о каком-то большом количестве акционеров.

- Российский бизнесмен Евгений Ройтман же назывался акционером?

- Ну это ходят слухи. Ведь оформлена компания на офшор.

- Какая перспектива у Giraffe (еще не так давно его мажоритарным акционером был легендарный Игорь Литовченко, основатель Киевстар)?

- В отличие от Эс-Лайн, у Giraffe, который работает на соседних частотах, есть бизнес, есть абоненты, правда, немного.

- Что с ними будет дальше?

- Надо у них спрашивать. У компании сейчас будет проверка.

- Внеплановая?

- Они нас пригласили.

- Какие частоты будете освобождать под новые поколения связи?

- Мы в этом году закончили работу с 2,6 ГГц и 1800 МГц (выдали лицензии под 4G). Сейчас есть несколько диапазонов, на которые мы внимательно смотрим. Первый - нижние частоты (700-900 МГц). Как вы знаете, создана рабочая группа и запланировано провести научно-исследовательскую работу. Четыре оператора - Киевстар, Vodafone, lifecell и Интертелеком - находятся в переговорной стадии решения вопроса о своем участии в процессе.

- Кто ближе всего?

- Пока самая невнятная позиция у lifecell. Мы сейчас говорим о первом шаге - облеты. Нам нужно понять, сколько у нас есть доступных частот, есть ли ограничения со стороны спецпользователей.

- Есть слухи, что Интертелеком хочет получить 4G-лицензию вне конкурса. К вам они не обращались?

- Мне неизвестно такое. У них своя позиция. Есть предложения, как делать обмен частотами.

- Что они хотят?

- Речь идет об обмене частотами с другими операторами и перелицензировании в диапазоне 900 МГц. О тендере там говорить пока затруднительно, поскольку доступных частот очень мало (в несколько раз меньше, чем было в 1800 МГц) - а нужно еще учесть необходимые минимальные полосы для предоставления услуг абонентам во время проведения рефарминга. Может быть, после облетов мы сможем говорить еще и о 800-м и 700-м диапазонах. В диапазоне 700 МГц, на самом деле, ситуация гораздо проще. Там нет CDMA, аналогового телевидения тоже. По спецпользователям необходимо дополнительное исследование.

- То есть 700 МГц как раз на тендер и можно поставить?

- Если объединить с 900-м и 800-м, разбить по пакетам и на тендер выносить блоками. Так частот будет достаточно, чтобы часть отдать по праву первого выкупа действующим операторам. Остальное - на торги.

- Когда будет завершен первый этап - облеты?

- После введения военного положения мы получили письмо от Научно-исследовательского института, который должен провести эту работу, о том, что вооруженные силы приведены в состояние повышенной готовности. И они просят подождать. Надеются, закончится военное положение, обстановка будет поспокойнее - и можно будет начинать исследования.

После облетов мы поймем, какое у нас есть количество спектра. Затем нам нужно будет согласовать с операторами требования по покрытию и на основании этого сделать отдельную исследовательскую работу: определить цену лицензий и внести изменения в подзаконные акты.

- То есть, 2020 год - железно?

- Да, думаю, реалистично провести тендеры в конце 2019-го - 2020-м. Также мы смотрим и на другие диапазоны под тендер: 2,3-2,4 ГГц и 3,4-3,7 ГГц. В этих диапазонах мы пристально смотрим на список компаний, которые там работают, отсылаем письма, говорим: по нашим данным, у вас есть некоторые пробелы в использовании радиочастот. Не хотели бы вы нас пригласить на проверку?

- В 3,4-3,7 ГГц вы на FreshTel и Аэро Телеком смотрите?

- Да.

- Аэро Телеком, кажется, ничего не делает?

- Они как раз делают. Я не знаю, кто там реальный бенефициар, новый он или старый, но в определенное время, когда все шло к лишению лицензии просто за долги по ренте, пришел менеджмент и пояснил, что ситуация поменялась. И они готовы вкладывать деньги и полностью выполнить лицензионные требования. Что они пока и выполняют.

- Они делают что? Никогда не слышал.

- Строят инфраструктуру. У компании есть контракты с потребителями.

- К FreshTel претензии есть?

- Невооруженным взглядом видно, что у них нет никакого бизнеса и использования РЧ.

- То есть нужно... национализировать (смеется)?

- Очень похоже на то, что компания не выполняет лицензионных требований. Добровольно на проверку нас приглашать не хотят, а на проверки по инициативе регулятора - мораторий.

- Можно же, как с Эс-Лайн, вынести решение об отмене лицензии на заседание?

- Мы не исключаем такой вариант. И не только по этой компании. У FreshTel я не вижу абонентов. У них даже сайт не работает.

- К ММДС Украина у вас нет претензий по той части спектра, которая осталась после выдачи лицензий под 4G? (Изначально у ММДС Украина был эксклюзив на частоты в 2.5-2,7 ГГц. Компания согласилась отдать половину под нужны тендера в обмен на компенсацию. Теперь мобильщики платят за пролицензированную часть спектра 3000 грн в месяц за 1 МГц в диапазоне 2,5-2,6 ГГц, а компания Рината Ахметова - всего 45,8 грн в диапазоне 2,6-2,7 ГГц) Плату за использование эфира не собираетесь им предложить повысить?

- Мы этого не предлагали. Я же говорю, мы фокусируемся на низком диапазоне, 2,4 ГГц и 3,6 ГГц.

- А почему все-таки не предлагали пересмотреть стоимость использования спектра в диапазоне 2,6 ГГц?

- Это хороший вопрос - может быть, мы к нему и вернемся.

- Может, это была цена компромисса с СКМ - вы не поднимаете цену на использование частот, а они выделяют вам половину частот для проведения тендера?

- На самом деле, когда мы выдвигали предложения поднять стоимость частот до 3000 грн в месяц за 1 МГц, то хотели, чтобы повышение действовало для всех. Но депутаты в последний момент разделили диапазон 2,5-2,7 ГГц на старые и новые технологии. И решили, чтобы старые пользователи не платили 3000 грн за мегагерц. Насколько я понимаю, у ММДС остался кусочек непарного (TDD) диапазона. Он не настолько привлекательный и интересный, как первый отрезок.  

- Какой первый диапазон будет отведен под 5G?

- На сегодняшний день нет коммерческого кейса по 5G. А пока его нет, никто не может подсчитать справедливую стоимость частот. Операторы достаточно прохладно относятся к новому стандарту.

Все, что мы слышим о 5G из других стран (США, Великобритании, Корее), - это больше маркетинг.

- Почему?

- Потому что в смартфонах для того, чтобы смотреть видео, пока достаточно 3G и 4G. Поэтому по 5G, как я считаю, разумная политика для нас - это посмотреть, когда будут коммерческие запуски и операторы поймут, как на этом зарабатывать деньги. 

- Почему так затянулась история с внедрением 3G/4G в метро?

 - Это больше вопрос к подрядчикам. Но объективная причина, которую я могу назвать: 3G в метро на частотах 2,1 ГГц работать будет плохо. С LTE-1800, который операторы получили только этим летом, ситуация лучше. Но для того, чтобы “пробивать” железные вагоны, нужны низкие частоты (900 МГц). Пока их нет, будет проблема. Экс-глава Киевстар Петр Чернышов раньше говорил, что операторам надо дать разрешение на технологическую нейтральность в метро. Но мы локальных лицензий на метро не выдаем.

О СЕБЕ И ЛЮДЯХ

 - Вы прикольно сказали про Исмета Языджы, что он взбодрил lifecell. А с приходом Александра Комарова (недавно назначен президентом Киевстар - Ред.) какие-то изменения в Киевстаре предвидите?

- Пока что нет. Мы встречались и периодически общаемся. Посмотрим.

- Вы, Александр, собираетесь оставаться в 2019 году в НКРСИ?

- Комиссия назначается Президентом на 6 лет, а нас назначили в 2014 году.  

- То есть самостоятельно, по своему желанию, не собираетесь уходить пока?

- Куда же я самостоятельно уйду? Служба.

- Ну, например, напишете заявление и вернетесь в бизнес?

- Без комментариев.


редактор ЛІГА.Tech
Стас Юрасов

корреспондент ЛІГА.Tech
Антон Кобылянский
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ