06.12.2018, 09:12

Бывший президент Киевстара: Укртелеком - это не бизнес


Петр Чернышов. Фото: Андрей Гудзенко

О выборах, политике, инвестициях, мобильной связи, интернете, Воле, Vodafone, Киевстаре, Укртелекоме, путешествиях, деньгах, пиве, военном положении

В один прекрасный летний вечер журналисты LIGA.net внезапно раскопали большую новость: президент крупнейшего телеком-оператора Киевстар Петр Чернышов уходит из компании. И этого явно никто не ожидал. Возможно, и сам управленец. На некоторое время он "исчез с радаров", ни с кем не общался, не давал интервью. Осенью экс-президент Киевстара снова появился в эфире, все чаще появлялся на публике, выступал на конференциях. Ближе к концу года Чернышов созрел на интервью. Журналистам редакции за 45 минут удалось поговорить с ним буквально обо всем: о путешествиях, об инвестициях, о телекоме, политике, выборах, войне, личной жизни и деньгах.   

Об отдыхе и путешествиях 

- Петр, первый раз увидел вас за долгое время и смотрю, что вы, вроде как, не отдохнули?

Реклама

- Почему? Смотря кто что понимает под отдыхом. Для некоторых это ехать в Египет или на Мальдивы и лежать на пляже. Мне такой отдых никогда в жизни не нравился. Для меня отдых - это не ходить на работу, что-то делать дома, заниматься тем, что мне нравится. Например, я сейчас развиваю социальный проект для математически одаренных детей и талантливых учителей Контора Pi. Ну и много путешествовать. Путешествовал я уже очень много за эти месяцы, и у меня куплены билеты на много следующих путешествий.

Был в Америке, в Швеции, в Барселоне, дважды во Франции, три раза в Берлине. Вчера вернулся из Минска.

- В Минск тоже путешествовали или по околорабочим вопросам?

- В Минск мы ездили с моей старшей дочерью. Она очень увлечена рок-музыкой, и я ее вожу на разные рок-концерты. Мы съездили с ней на два рок-концерта в Америке. В Барселоне был концерт, в одной из берлинских поездок. А позавчера в Минске был концерт Вячеслава Бутусова (экс-солист группы Наутилус Помпилиус, сейчас лидер группы Ю-Питер - Ред.) Он не ездит в Украину по политическим соображениям, а я не езжу в Россию по своим соображениям. Беларусь - идеальное место для встречи. Он из моего города (и Бутусов, и Чернышов - из Свердловска, сейчас Екатеринбург - Ред.), я его слушал, когда был студентом, и на нем вырос.

Наутилус был моей любимой группой. Поэтому я всегда стараюсь на него попасть.

- Вы отрастили бороду.

- Это по требованию жены.

Об инвестициях

- Кроме концертов какие еще цели для поездок?

Реклама

- Еще у меня есть разные интересные дискуссии.

- Дискуссии касаются профессиональной тематики?

- Они касаются тех способов, которыми я сейчас зарабатываю деньги. Это же можно делать не только офисной работой. У меня довольно много инвестиций в разные направления. Я их и раньше делал - серьезные инвестиции я начал делать лет пять назад.

- Но вы никогда об этом не рассказывали.

- А зачем? Деньги любят тишину.

- А сейчас расскажете?

- Нет, конечно.

- А сферу хотя бы?

- У меня очень много разных сфер. Есть начинающие предприятия, которые модно называть стартапами. Но стартапами по ошибке принято называть компании, которые работают только в высоких технологиях. У меня есть не только такие инвестиции. Например - в крафтовые пивоварни в Британии.

- Все-таки пивной бизнес немножко дал о себе знать?

- Просто сейчас это хорошо развивается, люди это любят. Соответственно, можно инвестировать, а потом на этом заработать. Это не связано с моей карьерой, потому что из тех пивоварен, в которые я инвестирую, я реально общаюсь только с одной моей инвестицией профессионально. В другие просто вложил деньги и жду, что с ними случится.

- То есть не контролируете менеджмент?

- Не контролирую.

- А в Швеции что делали?

- Во-первых, у меня там много друзей - я там 2 года жил и работал. Во-вторых, у меня там тоже есть инвестиции. Тоже в разные сферы, не только высокие технологии. В Швеции у меня есть успешные друзья, и когда там появляется какой-то интересный проект, они меня в него иногда приглашают.

У меня есть деньги и в Украине. Я здесь получал зарплату, разные бонусы. Эти деньги инвестированы в ценные бумаги украинского правительства - облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ). Я считаю, что в Украине это самая перспективная тема для инвестиций.

Это вложение, которое приносит очень хороший доход. При этом я считаю, что риск у него пока не очень большой. За этот маркетинг я не получаю деньги от МинФина!

Конечно, в Украине можно найти и более доходные инвестиции. Но там риски очень большие, потому что у нас вообще не работает судебная система. Потому что в Украине все очень плохо защищено.

Об уходе из Киевстара

- Я понимаю, что тема для вас непростая, но все-таки - почему вы ушли из Киевстара?

- Тема действительно непростая, и, поскольку она еще довольно свежая, я считаю, что рано об этом говорить. Придет время - точно все расскажу.

- Вы ушли или вас ушли?

- Это произошло по взаимному желанию сторон. Обе стороны этого захотели.

- Захотели внезапно или в процессе чего-то?

- Внезапно. Это же профессиональная международная компания. Когда случается ситуация, что твой менеджмент говорит “пора подвести итоги”, конечно, надо слушать менеджмент.

- Могло ли это быть связано с тем интервью, где вы сказали о вмешательстве президента в конкурс 4G?

- Не думаю, что это может быть связано с этим интервью.

- Потому что это одна из расхожих версий в широких кругах.

- Пусть говорят.

- То есть копать нужно не там?

- Конечно, нет.

- Когда вы планируете огласить причину ухода?

- Не знаю. Посмотрим.

- Есть какой-то NDA по этому поводу?

- Я пообещал кое-что до определенного срока не говорить. Срок еще не наступил. 

О конуренции, судах и монополии  

- Вы продолжаете жить в Украине, инвестировать здесь. Как вы, как человек и инвестор, оцениваете введение военного положения? Ситуацию в стране в целом?

- По сути военные действия велись и раньше, пусть и не в таком большом масштабе, как 4 года назад. Но я считаю, что в Украине две главных проблемы. И со мной можно не соглашаться. Первая - в Украине не работает судебная система. Она только называется судебной системой. Нормального инвестора это всегда очень сильно волнует. Он должен понимать, что если вдруг что-то случится - недобросовестные партнеры, форс-мажор - должен быть суд, которого все боятся и уважают. В Украине такого нет.

Судебная система работает так, как ей хочется. Если делать какую-то серьезную реформу, надо начинать отсюда.

Вторая большая проблема - очень много сфер экономики в стране крайне монополизированы. Соответственно, люди этим пользуются. Эту монополию надо разбивать. А в Украине то, что называется Антимонопольным комитетом, занимается всем, чем угодно, только не очевидными вещами.

Я как раз работал в двух сферах, которые не монополизированы. В пиве совершенно свободная конкуренция, очень легко войти. В Украине появляется много маленьких заводов, которые серьезно портят настроение большим заводам. В мобильную связь войти очень сложно, потому что есть ограниченный ресурс - частоты. И есть огромные инвестиции, которые надо сделать. Но при этом существуют три конкурента, которые друг друга очень не любят и пытаются навредить друг другу всеми возможными способами.

- Четвертого конкурента вы не видите?

- Три конкурента - так устроено большинство стран.

- Но есть же и четыре.

- В большинстве три, но кое-где четыре. Три конкурента - это совершенно здоровая ситуация. При этом практически на всех рынках ситуация простая: два лидера рынка зарабатывают много денег, третий и так далее не зарабатывают ничего.

- Зачем он тогда нужен?

- Он же хочет зарабатывать. Постоянно стремится и портит настроение лидерам рынка. Это стандартная ситуация не только в Украине.

- Вы считаете, что lifecell портит настроение лидерам рынка? По-моему, наоборот - лидеры рынка портят настроение ему.

- lifecell пытается это сделать. Другое дело, что пока у него не очень получается. Но он постоянно делает какие-то акции, пытается отобрать долю. Пытается, правда, уже лет 12. Вначале отбор доли у него получался очень хорошо. Единственное - он и тогда не очень зарабатывал. Но, по крайней мере, рос. Теперь он прекратил расти, и инвесторы, наверное, должны задать вопрос, что он тут делает.

- lifecell, кстати, существенно поднимает тарифы. За последние 2 года такого увеличения не было.

- Могу только сказать: я слежу за результатами Киевстара и раз в квартал смотрю результаты всех трех компаний. Когда мы говорим о мобильной связи в любой стране, вы можете считать, что мобильный оператор - это огромный линкор, который плывет по прямой, и его с нее очень трудно сдвинуть. Допустим, у него все хорошо, и чтобы у него стало все плохо, считается, что нужно минимум 1,5 года. Наоборот - тоже. Причем это абсолютно не гарантированно - может и не получиться.

У Киевстара с момента моего ухода точно есть 1,5 года, когда вообще ничего плохого не будет, все будет очень хорошо.

Последний отчет за третий квартал показал, что лидер рынка Киевстар продолжает расти, а у остальных двух игроков все не очень хорошо.

- Почему увеличивается количество сим-карт Киевстара? Это машинные симки?

- Надо спросить у них.

- А при вас?

- M2M очень серьезно растет. А другие сим-карты… Постоянно же кто-то приходит на рынок - какие-то дети, которые не имели телефонов и их купили. Обычно для детей выбор делают, конечно, родители. И они делают выбор в пользу оператора, которым пользуются сами и который ими считается наилучшим с точки зрения соотношения цена-качество. С точки зрения этого соотношения трудно представить кого-то лучше Киевстара.

- Не переходят ли на Киевстар абоненты lifecell, которые там платили мало? Есть ли такой тренд?

- Если они мало платили на lifecell, у них почти наверняка была сим-карта или Киевстара, или Vodafone. А lifecell была второй. Соответственно, они, возможно, перестали пользоваться lifecell и перешли на основного оператора. Это не значит, что у них появилась новая карта, скажем, Киевстара - это просто означает, что Киевстару они стали больше платить. Но чтобы человек полностью перешел с lifecell на Киевстар - это бывает, но это статистическая ошибка, это не так часто происходит.

О политической ситуации и военном положении

- Есть ли риск у больших компаний с российскими бенефициарами потерять бизнес в Украине?

- Я считаю, что при существующем регуляторе такие риски минимальны. Регулятор понимает, что бизнес должен быть отдельно от политики. Если ему операторы рынка показывают, что их российские сестринские компании никакого отношения не имеют к украинским операторам, то, я думаю, он удовлетворен. В случае Киевстара и Vodafone это именно так. У каждого есть сестринские компании в России, но к украинским они не имеют никакого отношения.

- Но бенефициары-то известны.

- И что?

- Они россияне.

- Почему они россияне?

- Фридман (Михаил, крупнейший бенефициарий Veon и Киевстар) и Евтушенков (Владимир - крупнейший бенефициарий МТС).

- Фридман в основном живет в Лондоне, имеет израильский паспорт, родился в Украине. Чего вы его называете россиянином?

- У него нет российского гражданства?

- Не знаю, возможно, и есть.

- Я не веду к тому, чтобы у них аннулировали лицензии. Веду к тому, что есть риски. Настроения в стране вы видите. Крупный торговый центр Ocean Plaza уже блокировали. Возможно, это политический заказ. Возможно, влияют настроения людей, которым не нравятся российские корни у бизнесов.

- Об этом я уже говорил. Судебная система не работает. Если бы она работала, никто бы не блокировал Ocean Plaza. Не было бы ваших вопросов, что с лицензиями. Потому что если вдруг у какой-то мобильной компании отозвали бы лицензию, суд присудил бы ей огромную компенсацию от государства. Все ваши вопросы еще раз доказывают, что я прав: судебная система в Украине не работает.

Это совершенно не нормальная ситуация, когда какая-то компания делала огромные инвестиции в бизнес в этой стране, и вы совершенно нормальным считаете, что кто-то может за один день или неделю все это убить. А потом вы у кого-то другого в интервью спрашиваете “зайдут ли сюда западные инвесторы?”

Зайдут только такие инвесторы, у которых есть огромная толерантность к риску, за что они требуют огромную и быструю окупаемость. А стандартные большие западные компании, думаю, вообще серьезно не рассматривают увеличение бизнеса в Украине.

У кого уже есть заводы в Украине, конечно, им их надо поддерживать, что-то добавлять - тот же Carlsberg или похожие компании. А если у тебя бизнеса в Украине нет, то зачем он тебе здесь нужен?

- Вы сами не рассматривали варианта уехать из Украины?

- Я много вариантов рассматривал. Пока нет. Мы даже купили в феврале этого года новую квартиру в центре Киева. У меня украинское гражданство. И я комфортно живу в Украине. В ближайшие годы Киев почти наверняка останется основным местом жительства.

- Как-то повлияла на вас последняя мера запрета въезда россиян в Украину? Родственники, друзья, встречи?

- Да, повлияла. Мы сейчас с рядом интересных людей занимаемся подготовкой курса по менеджменту для Киевской школы экономики. Там один из спикеров очень часто ездил в Украину, Казахстан и другие страны, потому что это очень хороший лектор по отдельным направлениям менеджмента. Мы с ним договорились. И вот он позвонил мне недавно и спросил: “Что теперь?” А никто же не знает, что теперь. Кто-то говорит, что это на месяц. Кто-то - что так будет всегда. Это тоже очень большая проблема.

Потому что заранее подозревать всех россиян в шпионаже и поднятии восстания - это же глупость какая-то.

Я считаю: если тебя приглашает какой-то украинский бизнес-партнер, то пусть он и несет ответственность. Будут думать, кому выдавать приглашения.

- Какое ваше личное отношение к таким мерам? К военному положению?

- К военному положению у меня нет никакого отношения. В Киеве же оно не введено. Пока не очень понятно, к чему оно приведет чисто физически.

- Вы считаете это мерой защиты или политической игрой?

- Нужно защищать страну - это нужно укреплять армию. С этим я абсолютно согласен. Военное положение предусматривает, что армия на каких-то территориях заменяет собой гражданскую власть. Я считаю, что это абсолютно правильно, когда мы говорим о Донецкой и Луганской областях. Для других областей я не понимаю, зачем это сделано.

- То есть вы не сторонник.

- Я не понимаю. Если бы украинская власть объясняла более детально, приводила какие-то разведданные, которые давали бы понять. Пока я таких объяснений не вижу.

О выборах

- За кого бы вы голосовали?

- У меня вообще интересное положение - буду голосовать первый раз на украинских выборах. Поэтому буду очень ответственно голосовать. Официально кампания пока не началась. Хотя многие кандидаты за что-то агитируют. Вот я хочу увидеть, кто вообще выдвинется.

- А из существующих?

- Пусть все выдвинутся. Тогда ваш вопрос станет правильным. Мы, наверное, можем допустить, что будет участвовать действующий президент и будет участвовать Тимошенко. Про остальных даже не знаем.

- Между Тимошенко и Порошенко кого выберете?

- Я даже не могу представить, что должно случиться, чтобы я проголосовал за Тимошенко. Что-то невероятное. Мне кажется, это невозможно.

- А Порошенко?

- Если останется два кандидата - Порошенко и Тимошенко, то, конечно, я буду голосовать за действующего президента. К сожалению, это большая проблема Украины, что все последние выборы - за не очень хороший и за совсем плохой выбор. Хочу сказать, что это проблема и многих других стран. Никогда не бывает идеального кандидата. Трамп же не был идеальным кандидатом, но выиграл.

- А как вам Зеленский в качестве политической фигуры?

- Он мне нравится, как артист. Очень талантливый артист.

- А как политик?

- Если человек вчера был артистом, а сегодня хочет стать политиком, как, например, Рональд Рейган, то он вообще-то объясняет, что хочет сделать в политике. Сказать “я либерал” или “я консерватор”, “я за высокие налоги” или “я за низкие налоги”. Зеленский не выступил ни на какую из этих тем. Пока про него, как политика, даже несерьезно говорить.

- Как, в принципе, и про Вакарчука.

- Вакарчук - тоже талантливый артист. Он больше выступает по всяким гражданским темам. То есть он как-то что-то уже сказал.

Вообще в Украине стандартные темы, которые обсуждаются в других странах, почему-то не обсуждаются. В обычной стране очень важный вопрос: “Ты за высокие налоги или за низкие? Ты хочешь, чтобы люди сами решали, куда тратить свои деньги, или чтобы государство само собирало и решало?” От этого, соответственно, зависит, ты более левый или более правый. В Украине эта тема вообще не обсуждается.

В мире есть вторая центральная тема - вопрос миграции. Страна готова принимать мигрантов или хочет построить стену? В Украине тоже эта тема игнорируется.

- У нас свои традиционные - газ, тарифы ЖКХ. Война теперь добавилась.

- Война - важная тема, и нужно слушать, что кандидаты о ней говорят. А газ - это очень непонятная тема.

О будущем президенте Киевстар и будущем месте работы

- Говоря о президентах. Петр, кто будет президентом Киевстар через некоторое время?

- Мне кажется, сейчас временный президент Александр Комаров - вполне качественный менеджер, опытный. Он будет развивать компанию в правильном направлении. Я надеюсь, что его и назначат.

- Но на двух стульях он же не усидит.

- Если его назначат президентом Киевстара, ему придется покинуть казахскую позицию. Думаю, ему это тоже очень нравится - он же из Киева. Вполне логичное намерение.

Обновлено: Сегодня стало известно о назначении Александра Комарова президентом Киевстар.

- Другие кандидатуры?

- Откуда мне знать? Это решат менеджеры в Амстердаме.

- А вам предлагали вернуться в телеком?

- У меня есть и такие дискуссии тоже. Не в Украине.

Мне пока в офис вообще неохота возвращаться. Я посчитал недавно - в офисной работе на руководящей должности я с 1996 года. 22 года я каждый день ходил в офис. У меня был только один короткий перерыв, когда из Carlsberg я переходил в Киевстар, 3 месяца отпуска. Честно скажу - надоело. Все, что нас не убивает, делает нас сильнее. Мне уже 50 лет. Это, с одной стороны, серьезный возраст, с другой - в западных странах он считается еще молодым. Поэтому я рассматриваю это как богом и Амстердамом дарованную возможность что-то посмотреть, чем-то интересным позаниматься.

Люди в мире делятся на две категории. У первых много времени, но нет денег. У вторых много денег, но мало времени.

Я таким был последние 15 лет: с деньгами все нормально, но абсолютно никакого времени куда-то поехать. Сейчас есть и то, и другое, я в редкой ситуации - и мне это нравится.

О потенциальных крупных сделках на рынке

- Уже года три я пытаюсь узнать о том, насколько намерения Vodafone в Украине серьезны. Они продали свою франшизу, но дальнейшие шаги?

- Это лучше у них спросить.

- Может, у вас есть какое-то понимание по прежней деятельности.

- При нынешних условиях в Украине, в частности, при военном положении, я не представляю, какую цену им должен предложить МТС за свою украинскую бизнес-единицу, чтобы Vodafone решил войти сюда. Может, разве что подарить. Инвестировать в Украину для большой серьезной компании сейчас, я считаю, просто нереально.

- Что касается Укртелекома, вы верите в национализацию, которая может произойти?

- Укртелеком - это такая компания, которая как бы есть (в реестрах и все такое), но на самом деле ее уже нет. То есть она фактически на рынок не оказывает никакого влияния.

- Но деньги зарабатывает.

- Какие?

- 8 млрд грн в год, если не ошибаюсь.

- Во-первых, надо посмотреть эти 8 млрд. Во-вторых, я не думаю, что у нее остается хоть какая-то прибыль, если честно посчитать ее затраты и ввести туда replacement cost - надо же оборудование как-то заменять - я не думаю, что эта компания генерирует позитивный cash flow.

- То есть это не бизнес, грубо говоря?

- Это не бизнес. Для меня вообще не очень понятно, что это такое. И, кстати, это мог бы стать бизнес, если бы регулятор, наконец, разобрался с вопросом фиксированного интернета. Потому что в Украине с ним - абсолютный капитализм, полная свобода.

Мы с вами можем завтра открыть компанию, провести в каком-то доме интернет и начать что-то с этого пытаться зарабатывать. От этого страдает качество услуг. В фиксированном интернете эти компании, в основном, непонятно какие налоги платят, непонятно откуда берут интернет-сигнал, непонятно откуда берут контент.

Об интернет доступе 

- То есть вы считаете, что наша свобода в интернете должна регулироваться?

- Нет, я считаю, что у нас хорошая конкуренция в интернете и без этих компаний. По-моему, сейчас в Украине 3000 операторов фиксированного интернета. Если бы их было 20, 30, 40, конкуренция от этого бы никуда не делась, но эти компании платили бы налоги и, самое главное, они бы понимали, что у них есть какое-то будущее. То есть они бы куда-то инвестировали. Возможно, тогда и Укртелеком что-то смог бы сделать. Он пытается инвестировать в условиях, когда в домах по 10 операторов. Как можно с таким зарабатывать деньги в долгосрочной перспективе? Очень трудно.

- Есть обвинение со стороны небольших игроков в отношении Киевстара - что Киевстар занимается демпингом на рынке ШПД (скоростной доступ в интернет) и тоже разрушает рынок. К примеру, ваша акция, когда платишь за интернет, а мобильная связь дается бесплатно. Можно ли это назвать демпингом?

- Киевстар сделал огромные инвестиции в сеть домашнего интернета. Гигантские. Когда ты сделал такие инвестиции, ты, я считаю, имеешь право устанавливать такие цены, какие хочешь. Пусть покажут еще одну компанию, которая сделала такие же ивестиции в сеть домашнего интернета. Те маленькие игроки, которые предоставляют эти услуги в 2-3 дома и жалуются… У Киевстара пройдено 4 млн домашних хозяйств - то есть они могут подключиться к Киевстару в Украине.

- Но есть и большие компании - Ланет, допустим.

- Пусть расскажут, какие инвестиции они сделали. И сравните их с Киевстаром. У Киевстара есть огромный рынок - мобильная связь. И маленький рынок - домашний интернет. Я считаю, это очень логично - пытаться их комбинировать. Так происходит во всех нормальных странах мира.

- Но не кросс-субсидировать.

- Подождите. Во всех странах Европы и не только есть то, что называется Triple-Play (мобильная связь, домашний интернет и домашнее ТВ) или Quad-Play (еще плюс домашний телефон). За все выставляется одна цена. Кто там знает, где кросс-субсидирование или нет? Вся Европа так устроена.

- Я более чем уверен, что в Европе более жестко с этим.

- Почему? Рыночная ситуация - как хочешь, так и выставляй.

- То есть вы считаете, что в Европе много кросс-субсидирования среди ШПД и мобильной связи?

- В Европе этот вопрос не поднимается, потому что ты играешь на этом рынке и свободно ставишь цену…

- ...которая не должна быть ниже, чем затраты на эту услугу. Если услуга стоит 0 грн...

- А вы знаете затраты на услугу домашнего интернета?

- Точно не 0 грн.

- Затраты мы же должны считать, как маржинальные затраты, на каждого нового клиента. Если в дом уже проведена оптика, то затраты на каждого нового клиента - поставить ему “коробочку”.

- Окей. И оказывать ему услугу постоянно.

- Еще раз. Эта сеть оптическая недозагружена, всегда такая ситуация. Если по ней пройдет еще какой-то лишний гигабайт…

- Мониторинг, аварии, колл-центр, трафик?

- От того, что в доме 10 клиентов или 20 клиентов, мониторинг и аварии вряд ли меняются. Если в доме произошла авария, затраты на ее устранение одинаковы хоть для 10, хоть для 100 клиентов, согласны? То есть костинг в таких услугах очень непонятный.

Задам вам другой вопрос. Забудьте про мобильную связь.

Вы же, наверное, разбирались, как устроены цены на авиабилеты. В одном и том же самолете в economy class рядом могут сидеть 2 человека, у которых цена отличается в 5 раз. Возникает вопрос - а где же те затраты, чтобы провезти этого человека в самолете? Почему некоторых везут очень близко к нулю, а некоторых - в 5 раз дороже. Никого это не волнует. Никто в Европе с этим не разбирается.

- Но это в одном самолете. У вас тоже есть разные тарифы, больше и меньше, и никого это не волнует.

- Вот. Есть те тарифы, куда включается и домашний интернет.

- Есть еще и конкуренты. Есть себестоимость услуги.

- Если какому-то конкуренту не нравится это, я считаю, ему нужно идти к конкурентам Киевстара в мобильной связи и пытаться как-то с ними объединиться - сделать совместный тариф. Мне кажется, Воля с lifecell такое делали. Они реагируют рыночным способом - пытаются бороться с Киевстаром не жалобами куда-то.

- Петр, если так рассуждать, то кажется, что ШПД - это высокомаржинальный бизнес, в котором очень небольшое количество операционных затрат. Почему тогда никто не покупает никого из игроков? У нас очень много маленьких провайдеров.

- Потому что возникают очень большие последствия, если купить маленькую компанию. Как мы уже говорили: они, скорее всего, не платят налоги по-правильному. И если сейчас ими владеют люди, которые каким-то образом связаны с властью в этих регионах, то когда они не платят налоги, то к ним относятся как-то…

- ... снисходительно.

- Давайте так скажем. Так вот, если вдруг их купит какой-то мобильный оператор, который ведет свой бизнес прозрачным способом, то к нему, конечно, так снисходительно относиться не будут. И его, скорее всего, попросят доплатить налоги за все предыдущие годы, пока действует срок исковой давности. Зачем это кому-то надо? При этом, эти операторы, скорее всего, к контенту подходят очень...

- ... гибко.

- Да, правильно, гибко. Они показывают в своих телевизионных сетях пиратские фильмы. Скорее всего. И если сейчас, на них попытаются подать иск, то это будет несерьезно. Не очень даже понятно, какое юрлицо привести в суд. Другое дело, если бизнесом завладеет мобильный оператор. Тут уже придется судиться.

В Украине из фиксированных операторов, я считаю, можно купить только Волю. Они и налоги платят, я считаю. И у них все нормально с контентом. У них нормальные акционеры - американцы владеют большим пакетом.

Ни одного другого оператора купить, по названным мной причинам, просто невозможно. Какую бы ты цену за него не заплатил, хоть бесплатно, будут огромные убытки. Возможно, придется платить штрафы за “гибкий” контент и недоплаченные налоги.

- Хорошо. Например, Ланет тоже хорошо организован.

- Я же вам сказал - есть только Воля. И ее, наверное, в какой-то момент кто-то купит. Когда цена станет отображать реальное состояние компании. Пока цена, которая предлагалась за Волю, не отображала ничего.

- Сколько предлагалось?

- Я не буду комментировать.

- Но вы тогда рассматривали предложение?

- Конечно, мы всегда рассматривали, когда я был в Киевстаре.

- В Киевстаре последние 2 года происходили какие-то непонятные процессы с налоговой. Налоговики неоднократно приходили с проверками и что-то делали у вас в офисе. Что?

- Киевстар уже неоднократно по этому поводу публично высказывался.

- Это старые претензии по…

- Это высосанные из пальца претензии совершенно ни о чем. И представители инспекции понимают, что их надо закрыть. Но не хотят закрыть, потому что тогда к ним придет прокуратура и спросит.

О качестве связи и скоростях

- Петр, нас читают очень многие люди в телекоме. Что бы вы им пожелали в следующем году?

- Есть традиционный тост телеком-сотрудников, людей, которые работают в этой сфере. Они на праздники поднимают тост “За связь без брака”. Это стандартное пожелание.

Вообще я хочу сказать, что мобильная связь в Украине - очень конкурентная. Когда не только я, но и многие украинцы путешествуют по Европе, особенно когда у нас уже вовсю работает 4G, они видят, что там скорость очень часто ниже, а покрытие - хуже.

В Украине конкуренция это все поставила на очень хороший уровень. А когда вы сравниваете, сколько украинцы за это платят, это очень хороший deal, как говорится. Клиенты в этой стране получают за относительно небольшие деньги очень хороший пакет неважно от какой компании, не только от Киевстара - пакет с хорошим покрытием и хорошей скоростью. Я хочу пожелать, чтобы ни в коем случае из этой сферы не уходила конкуренция. Пока я работал в Киевстаре, мы постоянно смотрели, какую еще засаду нам предложат конкуренты. Это хорошая конкуренция. Соответственно, дай бог, чтобы она продолжалась. Это сильно, кстати, зависит и от регулятора.

- Засады не убивают рынок?

- Нет. В последнее время в Украине же достаточно сильно выросли суммы, которые люди платят за мобильную связь. В 2014 было довольно много территорий, где за 10 грн в месяц можно было получать услуги. Сейчас цена входа, по-моему, уже 100 грн. Ты приходишь в Киевстар и покупаешь пакет за 100 грн. Что это означает? 100 грн - это меньше $4. То есть для человека даже с украинскими зарплатами это нечувствительно. А для оператора это означает, что он сможет построить 4G-сеть там, где вы ее даже не ожидаете увидеть. Вы это знаете лучше меня по ежедневным пресс-релизам, в каких еще селах каждый из операторов запускает 4G. Этому надо радоваться. Может, это звучит парадоксально, но когда средний чек на мобильного оператора растет, пока он не стал европейским, пока он до 7 евро, надо радоваться. Это означает, что гораздо больше денег оператор будет инвестировать в сеть. Потому что у каждого оператора один из ключевых показателей - сколько процентов от доходов он инвестирует в развитие сети. Чем больше доходы - тем больше инвестирует. Все собственники так подходят. Радуйтесь, что все три оператора зарабатывают больше.

- Будем радоваться. Я бы, правда, еще уточнил  про качество связи. Open Signal делал исследование. Украина - одна из последних стран в Европе. Средняя скорость у нас 10 Мбит/с - это чуть лучше, чем в Беларуси, но чуть хуже, чем в России. В Европе выше скорость.

- Во-первых, в Европе ничуть не выше скорость. Попробуйте скорость в Лондоне - просто в городе. Думаю, скорость будет где-то 4 Мбит/с. У нас в Киеве и крупных городах точно будет гораздо выше. В Лондоне практически все имеют смартфоны и что-то там делают. В Украине, думаю, менее половины жителей имеют смартфоны, и даже те люди еще не так привыкли что-то делать с этими смартфонами. К сожалению, скорость упадет вместе с тем, как люди будут покупать смартфоны и на них смотреть разный видеоконтент - YouTube, например. Думаю, мы тоже придем к этой европейской ситуации. Но пока не пришли, надо радоваться.

Стас Юрасов
редактор ЛІГА.Tech
Стас Юрасов
Евгений Шишацкий
корреспондент ЛІГА.Tech
Евгений Шишацкий
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.