Содержание:
  1. Как заработала школа
  2. В чем проблемы
  3. О новом министре обороны
  4. Как поощрять гражданских
  5. О паритете с РФ и что будет "после войны"
  6. О работе с государством

AirUnit – украинская компания, начинавшая работу как дилер некоторых производителей дронов на территории Украины, а с начала войны России против Украины (еще до полномасштабного вторжения) начала переориентироваться и на военное направление. Сейчас компания имеет небольшое производство FPV-дронов и создала организацию, обучающую военных. "Все начиналось с энтузиазма и личных намерений помочь еще в 2015 году", – говорит соучредитель компании Андрей Штепа. Уже тогда было ясно, что такое ВОГ и оторванные пальцы или конечности.

Читайте нас в Telegram: главные новости коротко

Во время полномасштабной войны основные проблемы – недостаток кадров и недостаточная поддержка от государства, говорит Андрей. Liga.Tech поговорила с ним о вызовах отрасли БПЛА.

Как заработала школа

"Мы проводили первые учения групп ССО, работавших на "нуле" с такими системами как Matrice 300. Они работают не на линии столкновения, а немного дальше, потому что это позволяет оптика камеры", – рассказывает Андрей. Со временем обучать стали не только сотрудники компании, но и действующие военные, в свободное время от командировки на фронт, во время ротации, помогали вести курсы.

Когда число людей превысило 500 человек, компании "разошлись", говорит собеседник, и была создана общественная организация KozhanFly с программой Social Drone UA, которая занимается обучением операторов дронов. Она работает за счет спонсорских средств и там проводится бесплатное обучение. Ее директор, тоже айтишник, очень много общается с партнерами и смог договориться с компаниями, которые просто пополняют счета общественной организации.

Рук не становится больше. Почему у Украины проблемы с БпЛА – отвечает производитель FPV
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

Это 10-дневные курсы по направлению, которое считает интересным для себя сам оператор: "Как FPV, как обычные дрончики, так и крылья уже начинаем осваивать". "Это не какие-то диванные гении, которые пришли, сели и думают – сейчас мы здесь научим всех. Это реально военные, которые принимают участие в работе школы во время ротации", – объясняет Андрей. По его словам, курсы уже прошли не менее тысячи человек, а очередь до ноября.

В качестве консультантов курсы также посещают иностранцы, показывающие свои достижения и решения. Аудитория – это военные, которым интересно, а донести информацию помогает "сарафанное радио", говорит собеседник.

В чем проблемы

"Проблема всех направлений – нехватка специалистов. Их не становится больше – кого-то мобилизуют, кто-то уезжает из страны. Кое-кто по определенным причинам не хочет работать, все это морально сложно для всех", – объясняет Андрей, добавляя, что проблемы с персоналом – это самый главный фактор.

Рук не становится больше. Почему у Украины проблемы с БпЛА – отвечает производитель FPV
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

"Найти компоненты и комплектующие для сборки или производства чего-либо в Украине – это вообще не проблема. Мы недавно были на встрече с отделом Министерства обороны, который называется научно-исследовательский институт при Министерстве обороны Украины. Там нам предложили открыть фрезеровку карбона для наших нужд. С самой сферой и оборудованием нет проблем, даже несмотря на то, что Китай сейчас ограничил экспорт "товаров двойного назначения", – описывает ситуацию собеседник. Действия Китая, по его словам, удорожают стоимость на 3-4%, поэтому приходится прибавлять к цепочке поставок одну-две страны, идти через Тайвань.

Читайте также

Еще одна проблема – это кадры. "Многие подумали, что они – безумные инженеры, разработчики, и сейчас создают продукты, которые с руками и ногами заберут. Но уже больше года они сидят никому они не нужны и не включаются в наши команды из-за воображаемого первенства", – рассказывает собеседник.

Андрей сравнивает таких людей со студентами, которые только что закончили учебу и сразу хотят идти на директорскую должность: "С такими людьми коммуницировать почти невозможно".

Сейчас компания ищет инженеров через соцсети, интернет, знакомых. Единый инструмент поиска отсутствует. За месяц нашли двоих люей на инженерную должность.

О новом министре обороны

Для того чтобы делать определенные выводы о работе нового министра Умерова, прошло слишком мало времени, говорит Штепа. Но отмечает, что новый министр довольно быстро вышел на связь – отзыв был быстрый, Умеров пообещал встречу, как только появится окно. В планах – пообщаться по проектам, которые не были закончены с предшественником.

"У нас есть письмо запросов Минобороны, где мы будем передавать один из комплексов стоимостью примерно 2 миллиона евро бесплатно для Министерства обороны под опытные нужды. Они проводят исследования, подтверждают тактико-качественные характеристики приборов и будут использовать их на фронте", – объясняет Андрей.

Как поощрять гражданских

AirUnit и KozhanFly запустили программу, где человек может оставить заявку, ему пришлют инструкцию по покупке компонентов на $250 на Amazon. Затем эти компоненты можно будет собрать самостоятельно и передать на фронт или передать партнерским специализированным организациям, которые умеют это профессионально делать и соберут дрон.

Рук не становится больше. Почему у Украины проблемы с БпЛА – отвечает производитель FPV
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

"250 долларов, я считаю, это очень хорошая цена для FPV. Это не какой-то там космический прибор, но свою функцию выполнит", – говорит Андрей. По его мнению, эта программа должна заинтересовать гражданских – человек, который приобретет FPV, полетает и сам проявит интерес приобщиться к армии. Ведь сейчас сообщество не учит гражданских: "Если гражданский приходит и оставляет заявку, и стоит выбор, кого взять – его или действующего военного, то решение однозначно".

О паритете с РФ и что будет "после войны"

У России есть разведывательный БПЛА "Орлан", производимый в Санкт-Петербурге. Его дальность полета может достигать 600 км, что гораздо больше, чем у украинских разведдронов. Андрей Штепа считает, что в Украине в ближайшее время не будет аналогичной разработки: "Над "Орланом", "Ланцетом" и другими подобными дронами работают по 2000 человек, у нас такого в принципе нет".

"Говорить, что мы отстали или какие-то неполноценные, или мы что-то не умеем или не делаем – это немного неправильная точка зрения. Я на это смотрю так, что мы просто только начали".

"Российская Федерация готовилась к этому нападению и осваивала решения. В "Ланцете" и "Орлане" используется компонентная база 2006 года производства, они их закупили очень давно. Как только появятся мощные коллективы, которые будут работать вместе над общими решениями, тогда будет ответ", – объясняет Андрей.

Война не закончится до конца этого года, и до конца следующего, считает собеседник, а "шлейф" после войны будет в Европе и Украине еще долго после перевооружения. "Тем не менее, как только заканчивается война и снимается военное положение, все закупки, все спонсорства, все решения автоматически останавливаются. И дальше начинается другая игра – люди начинают в спокойном размеренном режиме формировать свои команды, свои компании. И те, кто будет ближе всех к информационной составляющей, и будут лидерами", – прогнозирует Андрей.

О работе с государством

"Недавно мне предлагали государственные помещения для переезда инженерного департамента, это ангарная новостройка. И у меня двоякое ощущение – туда переехать можно было бы, но где гарантии, что через год туда кто-то не придет, не опечатает мое помещение и не скажет, что вышло время ", – жалуется собеседник. Андрей сравнивает это с арендой коммерческого помещения, где он – "царь и бог".

Рук не становится больше. Почему у Украины проблемы с БпЛА – отвечает производитель FPV
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

"Государство вроде бы дает инструменты и ресурсы, но надо делать ремонт за свой счет – обычно это заброшенные предприятия и голые ангары. Такой вид сейчас имеет помощь. Но нужно что-то другое, ведь инструменты силой не работают", – продолжает собеседник. По его словам, Минобороны предлагает гранты от 10 000 до 50 000 евро, и последнее – это уже аккредитованные образцы, которые уже принимаются на вооружение. "Для организации производства унифицированных дронов – это не так уж много", – резюмирует Андрей Штепа и добавляет, что одновременно есть "неплохие решения" – United24 и то, что делают Госспецсвязи вместе с Минцифрой: "У них есть и достаточно мощные проекты, они и инвестируют немало.

Еще один вопрос – отсутствие возможности прозрачно подать заявку на кодификацию и сертификацию, чтобы получить допуск к эксплуатации (это не постановка на вооружение). Отсутствует открытый источник, где можно получить необходимый пакет документов и просто это заполнить и отправить. Это может сделать только куратор, назначенный министерством. Если его нет, то нет и инструкций. Есть варианты писать на официальные почты министерства, но вероятность, что там тебе быстро ответят и направят правильно, тоже незначительна", – говорит Штепа. По его мнению, первым шагом лояльного отношения к производителям должно быть создание контакт-центра и упрощение бронирования специалистов.

"Нет источников информационной осведомленности внутри государства. Нет понимания, где брать гранты, нет понимания, куда бежать со своим решением, нет понимания как, что, куда", – заключает собеседник.

Читайте также