09.12.2019, 10:55

Во Львове открыли лазерную лабораторию за $1 млн. Какие чудеса там творят?

Это лазер для точной резки деталей для гаджетов или медицины. Таким нас уже не удивишь. Но о нанолазерах мы знаем довольно мало. Фото - pixabay.com

В начале года во Львове открыли лабораторию с очень крутым нанолазером. Инвестиции - $1 млн. Среди заказчиков - топ-компании мира. Что же там делают?

Представьте себе очень точный лазер. Настолько точный и тонкий, что если направить его на любую поверхность, ее свойства сильно изменятся. Например, она начнет полностью отталкивать воду. Или притягивать очень много света. 

“Да это какие-то нанотехнологии!” - скажете вы. И будете правы - это действительно нанотехнологии. Только делаются они не где-то там в Штатах, Европах или Япониях, а прямо у нас во Львове. 

Казалось бы, где и зачем такое нужно? Например, в авиации. Зимой части самолета обмерзают, и их обрабатывают специальной жидкостью, чтобы полет был безопасным. Возможно, благодаря украинской технологии в этом больше не будет нужды. И это только один кейс.

Liga.Tech разузнала, кто придумал чудо-технологию и благодаря кому она осталась в Украине. А также сколько можно на таком заработать (спойлер: очень даже прилично).

Украинец с итальянским опытом

Автор технологии - Ярослав Гнилицкий. Родом из Киевской области, он изначально поступил в КПИ на факультет радиотехники, но позже увлекся темой лазеров и перевелся на кафедру лазерной техники и физико-технических технологий. В 2013 году уехал в Италию - работать над диссертацией в Университет Модены и Реджо Эмилии. 

Там, на современном лазерном оборудовании, Ярославу удалось разработать несколько новых методик обработки поверхностей на наноуровне. По его словам, они очень заинтересовали многие компании и университеты.

“Меня приглашали на работу в США, но самое денежное приглашение было в Катар. Я уже оформлял документы для переезда”, - вспоминает ученый. 

Причина была типично украинская - финансовая. По словам Ярослава Гнилицкого, для открытия нанолаборатории обработки поверхностей нужно было оборудование, как в его итальянской альма-матер. Это обошлось бы в $1 млн. Тяжеловатый проект для Украины. Катарцы же были готовы все обустроить и забрать ученого. Разумеется, вместе с технологией.

Уезжать отговорила коллега Инна Полякова. По ее наводке в 2017 году Ярослав выступил на конкурсе Falling Walls Lab, занял в национальном отборе первое место и представлял Украину на мировом финале в Берлине. 

Тогда же инноватором заинтересовались его менторы по Falling Walls Lab - IT-компания SoftServe. Ярослав Гнилицкий встретился с ее президентом Крисом Бейкером и директорами компании. Топы пообещали финансирование и окончательно убедили ученого остаться в Украине. 

Лазерная лаборатория Novinano открылась в начале 2019 года. Опираясь на пятилетний опыт в итальянском университете, Ярослав сам настроил нужное оборудование, научил людей. Кроме SoftServe, в проект вложились зарубежные и украинские инвесторы. Их имена сооснователи не раскрывают.

Согласно Единому реестру юрлиц, Новінано Лаб зарегистрирована во Львове. Ее основной собственник - компания Novinano LTD, зарегистрированная на Мальте. Ярослав Гнилицкий - контролер Novinano LTD. Еще одним основателем и руководителем лаборатории числится Богдан Самотис, также руководитель Софтсерв Смарт Солюшнс. На сайте Novinano также есть адрес в Остине, Техас, США.

Как сделать металл ненамокаемым, а солнечную панель - вдвое эффективнее

При слове “лазер” в голове обывателя мелькают красные лучи из глаз Супермена, которые плавят толстый металл. Но Ярослав Гнилицкий работает с лазерным лучом, который в миллиард раз тоньше. 

Сердце оборудования лаборатории - фемтосекундный лазер. Он работает на наноуровне, то есть уровне атомов и молекул. Благодаря такой точности и правильной методике можно изменить свойства любой поверхности. Для этого не придется воздействовать на нее химически или делать напыление. 

“Можно обработать поверхность нанолазером - и она перестанет смачиваться, будет полностью отталкивать лед. Это очень интересно авиастроительным компаниям. Также мы можем обработать солнечный элемент - и он будет поглощать вдвое больше солнечной энергии, вырастет КПД панели”, - рассказывает Ярослав Гнилицкий. 

По его словам, применять технологию можно где угодно - от медицины до механики. 

Кстати, о медицине. После нанообработки лазером импланты начинают лучше приживаться к кости и телу. Как рассказывает ученый, заживление сокращается с двух месяцев до одного. Плюс это помогает избежать кровоизлияний и раздражений во время имплантации. 

По словам одного из сооснователей Novinano Ярослава Любинца, лаборатория делает первые успешные эксперименты с одним из крупнейших глобальных производителей медицинских имплантов. 

А кожу тоже можно так обработать? “До кожи мы пока еще не добрались”, - смеется Ярослав Гнилицкий. Сейчас лаборатория работает с металлами, полупроводниками, диэлектриками - например, пластиком и стеклом. 

В Novinano работает шесть человек и еще несколько студентов. Ученый с особой гордостью говорит: дали импульс украинской науке. Ведь лаборатория сотрудничает с крупными украинскими вузами от Львова до Харькова, а также предприятиями - от химических до полиграфических. Студенты делают научные работы, подключились и преподаватели. Сам хозяин лаборатории ведет во Львовской политехнике курс лекций по лазерным технологиям.

Быстрее конкурентов в тысячи раз

По словам инноватора, в Украине подобного оборудования нет или оно уже устаревшее. Но лазер, даже такой дорогущий - только полдела. За чем же охотились американцы и катарцы, когда хотели переманить ученого?

“Преимущество - в умении делать уникальные наноструктуры. Никто такого не добился. И скорость обработки образца очень высокая”, - объясняет Ярослав Гнилицкий. 

Он рассказывает, что раньше один опытный образец размером 1 х 1 см обрабатывался целый день. В каждый невидимый глазу нанометр лазер выдавал по 1000 импульсов. Затем в лаборатории пришли к новой физической концепции, которая была признана и опубликована в известном научном журнале Nature: Scientific Report. При правильном подборе лазерных режимов все нужное стали делать за 1 импульс. Время обработки сократилось до секунд.

По мнению ученого, есть несколько конкурентских групп - в Китае, Европе и США. 

Лаборатория может работать и с большими образцами - длиной-шириной от полуметра. Но пока ученые только набирают скорость и кейсы. Да и конвейер по обработке деталей заказчика во Львове они устраивать не собираются. 

Вполне денежная наука

“Идея такая. Мы работаем над какой-то темой, доводим ее до коммерческого уровня. Разрабатываем методологию и технологию, лицензируем и передаем ее компании-заказчику. Помогаем настроить оборудование. За все это и получаем компенсацию”, - рассказывает Ярослав Гнилицкий.

Его коллега Ярослав Любинец добавляет: готовых договоров нет, но есть много протоколов о намерениях. По его словам, при таких высокорисковых наукоемких инвестициях нет смысла рассматривать лицензирование технологий меньше, чем за несколько миллионов долларов. 

“Наше сотрудничество сейчас - с лидерами разных глобальных рынков. Такие гиганты делают много поглощений научных компаний ежегодно, чтобы быть в ногу с инновациями. Поэтому такие цены для них нормальны”, - объясняет бизнесмен. 

По его словам, сейчас у лаборатории десятки контактов. Со многими из них компания делает первичные или серию рабочих экспериментов. 

Клиенты под грифом "секретно" и контакт с Apple

Сооснователи избегают называть клиентов - мол, очень строгие NDA. Поверхностно обрисовывают сферы: производители гаджетов, самолетостроительные и медицинские компании. А на самом старте даже успели сделать пробный проект для Apple: “шлифовали” им цветной логотип яблока. Пока что купертиновцы держат львовян на заметке. 

Есть интерес и в Украине. 

“Здесь много энтузиастов и намного проще сделать первые эксперименты, чем за границей. Причем здесь у нас уже несколько неожиданных идей. Например, использовать обработку лазером, чтобы печатать на поверхностях, к которым не пристает обычная краска. Есть очень большие перспективы использования в нанесении защитной маркировки против контрафактной продукции - вроде голограммы, которая наносится на изделие, а не делается наклейкой”, - объясняет Ярослав Любинец.

Сооснователи хотят за два года достичь бизнес-эффекта и реального производственного применения технологии. В Novinano понимают, что проект финансово может не взлететь. Но это все равно будет большое позитивное влияние на науку. 

“Мы уже сейчас можем технологию продать за сумму большую, чем инвестировали. Но таких планов нет”, - говорит Ярослав Любинец. 


корреспондент ЛІГА.Tech
Евгений Шишацкий
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ