СЕО lifecell: Мы демпингуем? Мне остается только посмеяться в ответ на этот вопрос

СЕО lifecell: Мы демпингуем? Мне остается только посмеяться в ответ на этот вопрос - Фото
Исмет Языджи Фото: пресс-служба lifecell
17.10.2019, 09:11

Интервью с СЕО lifecell Исметом Языджы о конфликте Киевстара и Интертелекома, блокировке смартфонов, 4G покрытии для сел и дорог и поднятии тарифов


На украинском рынке мобильной связи горячая пора. Операторы готовятся к большому обмену радиочастотами, чтобы покрыть всю страну 4G. Но переговоры застопорились. 

Продолжаются тарифные войны: Киевстар увеличивает расценки, а lifecell наоборот - запускает ряд почти "бесплатных" предложений.

Ну и третья линия: все ожидают продажу украинского Vodafone азербайджанскому Bakcell. В телеком-сообществе уже начали обсуждать конспирологические теории, согласно которым владелец lifecell, турецкий холдинг Turkcell, может через влияние на Bakcell получить контроль над Vodafone, а значит и над большей частью рынка (информация об этом появилась уже позже записи интервью).

Тем временем  СЕО lifecell Исмет Языджы встретил корреспондента Liga.Tech в своем кабинете на Соломенке, источая оптимизм и уверенность. Казалось, что он знает что-то такое, чего не знают другие.

На стене в офисе Исмета висят портреты Альберта Энштейна и Стива Джобса. Из гаджетов: клюшки для гольфа и несколько старых телефонных апаратов. И то, и другое Исмет очень любит. Ну и еще бегать по утрам и выставлять результаты на Фейсбук.

Исмет Языджи, который давно не общался со СМИ, рассказалчто думает о переделе частот в 900 диапазоне, в инвестициях для покрытия сел, тарифных войнах, выходе на прибыльность и еще много о чем.

О схватке вокруг диапазона 900 Мгц

- Сейчас на кону одни из самых ценных частот в Украине  - в диапазоне 900 МГц. Они дадут возможность предоставить 4G-интернет по всей стране. Но самый большой GSM-оператор Киевстар и самый большой CDMA-оператор Интертелеком не могут договориться. Какую сторону вы поддерживаете?

- Я вообще не вижу двух сторон в этом конфликте - Киевстар и Интертелеком. Я вижу тут только одну сторону (непрозрачно намекает - Ред.). А еще я хочу передать привет моему другу Александру Комарову (СЕО Киевстар - Ред.). Прочитал его интервью, которое вышло у на Liga.Tech. И он там фактически передает нам привет.

Но я хотел бы спросить их: почему Киевстар как компания - безусловный лидер, которая так много лет зарабатывает невероятно большие прибыли в этой стране, за весь этот период не инвестировала вообще ни одной копейки для того, чтобы внедрять мобильный интернет в сельской местности?

Я считаю, что у всех жителей страны независимо от места проживания должен быть одинаковый доступ к мобильному интернету. 

И почему так случилось, что крупнейшая компания, мега прибыльная, теперь конкурирует с наименьшим игроком? 

- Киевстар считает, что соседние с Интертелеком частоты, которые НКРСИ хочет ему выдать, плохие, потому что они имеют помехи и нуждаются в больших инвестициях для их устранения. Якобы, все игроки избегают этих частот. Как вы видите эту ситуацию?

- Здесь важно не мое личное мнение и не моя личная позиция, а результаты того исследования, уже проведенного и представленного НКРСИ. Среди 40 тысяч секторов базовых станций, где представлен Киевстар, есть всего-навсего 600 секторов (что составляет 2%), которые могут быть под влиянием этого CDMA-диапазона. Это означает, что мы говорим о настолько маленьких цифрах, что вообще нельзя говорить обоснованно, что вокруг этого можно поднимать какую-либо дискуссию.

 Я уверен, что инженеры Киевстар легко могут найти решение, преодолеть на таком маленьком участке секторов возможные препятствия, которые могут возникать вследствие взаимодействия с CDMA-диапазоном.

 

- В НКРС есть план, согласно которому Киевстар будет иметь в 900-ом диапазоне 10,7 МГц, Водафон — 7,9 МГц, а lifecell - всего 5,7 МГц. Достаточно ли это для вас?

- Мы достигли согласия и приняли условия, которые представил регулятор. 

- Что вы будете делать с этими частотами? Какая часть будет для GSM, какая часть для LTE.

- Минимальное требование к LTE — 3 мегагерц. Мы будем использовать эти 3 МГц для LTE, и оставшуюся часть мы используем для голосовой связи. 

- Будет ли этого достаточно для голосовой связи?

- Вне зависимости от того, сколько текущих абонентов у каждого из операторов большой тройки — все они будут использовать для LTE фактически по 3 МГц. Остальное - голос. 

 Это также будет означать, что, наверное, у людей, которые живут в отдаленной сельской местности, не будет того качества LTE, которое  сегодня есть у жителей больших мегаполисов. Но, так или иначе, это все равно позволит им сказать: привет, LTE!

О покрытии интернетом дорог и сел по всей Украине

- Александр Комаров также сказал: в случае, если правительство захочет, чтобы интернет был в каждом селе, где проживают более 500 людей ( сейчас регулятор предлагает Кабмину обязать операторов покрыть населенные пункты более 2000 человек, но есть идеи и относительно поселений более 500 человек - Ред.) , это обойдется в 4-5 млрд грн каждому мобильному оператору. Это огромная сумма денег. Что вы скажете по этому поводу?

- Могу сказать, что развертывание LTE в отдаленной сельской местности будет очень-очень затратно абсолютно для всех операторов. И это тот тип инвестиций, которые, наверное, никогда нельзя будет полностью вернуть, либо на их возврат уйдет очень-очень много времени. Потому что плотность населения там очень низкая, как и экономическая состоятельность.

Я точно не могу комментировать финансовое положение компании Киевстар, но, например, я могу предположить, что, имея такой большой охват сети, который у них есть на сегодня, наверное, им нужно будет меньше инвестировать, чем другим игрокам, в частности, нам. Но я также хочу отметить, что мы приняли эти правила и мы готовы инвестировать.

- Но это огромная сумма. Вы не думали, возможно ли это? Даже Киевстар, условно богатый оператор, говорит, что это займет два-три года, чтобы покрыть села с населением более 500 человек. Вы более бедный оператор, как вы сделаете это, ведь это действительно сложная задача.

- В первую очередь, мы не бедный оператор. Компания lifecell инвестировала почти те же самые средства, в том же объеме, что и другие операторы. Более того, если посмотреть на финансовые результаты всех операторов, то можно заметить, что lifecell является одним из крупнейших инвесторов в Украину, если сравнить финансовые показатели, такие, например, как прибыль, доход, который имеет оператор.

- Вы имеете ввиду инвестиции по отношению к доходу?

- Да. По отношению к доходу получается, что  lifecell является крупнейшим инвестором. Но если говорить об абсолютных инвестициях на развертывание 3G, 4G - так они, в принципе, абсолютно на одном уровне.

Если мы посмотрим на экономически развитые страны, особенно страны западного мира, то как правило ситуацию там такая: лидеры рынка - первый, второй оператор - уже давно должны были бы полностью покрыть всю территорию страны. Обычно в нормальных экономиках третьему игроку, который работает на рынке, нет даже необходимости идти в регионы, так как они уже покрыты. 

Поэтому настоящий вопрос на сегодняшний день должен быть таким: почему в течение такого длительного времени регулятор и государство вообще не проверяли деятельность крупных операторов и не задавали вопрос: почему за все это время — а мы говорим о периоде более чем в 20 лет — не покрыты мобильным интернетом до сих пор дороги, не покрыта сельская местность, не покрыта отдаленная местность? 

Потому что сложилась необычная ситуация, и это очень странно, что по состоянию на сегодня два так называемых лидера рынка и третий, маленький игрок должны инвестировать одинаковые суммы для обеспечения мобильным интернетом и услугами связи в отдаленной местности. 

 - Ни одно правительство не может давить на частные компании.

- Возьму для примера опыт Турции, потому что я не согласен с вашим замечанием, что правительство не может требовать от частных компаний предоставлять определенные услуги. В Турции, например, используется такой индикатор как universal service obligation – то есть, требования к универсальным услугам сервиса, которые предоставляются, что позволяет правительству и регулятору измерять, все ли население в стране имеет одинакового качества доступ к мобильным услугам. И это было обязанностью очень давно для всех игроков на телеком-рынке. В Украине этого никогда не было.

В Турции создан специальный госфонд, который финансируется как раз из того, что - если я не ошибаюсь — 1% от годового дохода операторы перечисляют в этот государственный фонд. И таким образом, если у компании самый высокий уровень дохода, то она в этот фонд инвестирует больше по отношению к тем, кто имеет меньше. Но наполнение этого фонда и позволяет обеспечить требования, которые выдвигает оператору регулятор и правительство - равномерно внедрять сервис по всей территории.

- То есть, вы поддерживаете создание такого рода фонда вместо того, чтобы платить налог на роскошь (7,5% в пенсионный фонд - Ред.), который есть сейчас?

- Если мы действительно говорим о создании цифровой Украины, то, конечно, необходимо переосмыслить подход к существующим налогам. 

- Как много времени вам потребуется, чтобы покрыть маленькие села?

- Когда начиналась дискуссия о распространении 900-го диапазона, я выдвигал требования, чтобы диапазон поровну делился между всеми операторами. Но, конечно, никто этого не поддержал. Тогда я предложил: окей, если мы подходим к распределению частот диапазона согласно долям на рынке, то давайте и требования по покрытию теперь также строить в соответствии с ними. И что я услышал на это? Нет-нет-нет, категоричное нет, никто не согласился. 

- Совместное использование инфраструктуры с Киевстаром и Водафоном — это интересно для вас?

- Конечно, это актуально. И для 900-го диапазона, и для 1800-го, и 2100-го. Но ни разу операторы это не поддержали, потому имеем ситуацию, какую имеем. 

- Когда три игрока будут делиться, lifecell будет платить больше, поскольку у вас меньшее покрытие. Вы согласны?

- Трудно прокомментировать заявление, которое вы озвучили, потому что под него нет никакой расчетной базы. В первую очередь я хотел бы увидеть, на чем базируются такие предположения. 

О деньгах, тарифах и "Ахтунг, ахтунг"

- Ваша материнская компания Turkcell даст вам деньги, 5 млрд грн, для инвестирования в покрытие сел?

- Расчеты, на которые вы постоянно ссылаетесь, 5 млрд грн — все-таки, надо сказать, что у разных компаний, разных операторов сметы могут быть разными. Для того чтобы реализовать план — а у нас уже есть в компании принятый план по расширению — нам хватит своих ресурсов, зная, где, когда и как нам нужно инвестировать.

Эти инвестиции lifecell закрывает за собственный счет. Конечно, если будет необходимость, дополнительно может возникнуть, то материнская компания может нас поддержать в этом процессе, но на сегодняшний день мы полностью будем готовы обойтись своими средствами.

- По вашим расчетам, сколько это может стоить?

- Мы говорим об уровне инвестиций, который измеряется миллиардами гривень. 

- Перейдем к другим темам, тарифам. В течение последнего времени lifecell был и есть оператором с самыми высокими тарифами, но некоторое время назад вы ввели низкие тарифы — 60 грн, 40 грн, 20 грн, 10 грн. Это выглядит так, будто вы хотите привлечь новых абонентов. Что вы делаете? Ваши конкуренты говорят, что вы демпингуете.

- Кто это говорит?

- Многие на рынке. 

- Вы говорите о тех конкурентах lifecell, которые давно поделили страну на, можно сказать, две зоны влияния и имеют там доминирующее положение, и кто уже давным-давно продает так называемый безлимитный мобильный интернет стоимостью всего-навсего 60-65 гривень. Особенно в тех регионах, где у них представлены сильные региональные позиции. И кто-то еще может обвинять  lifecell в том, что он демпингует на рынке? Мне остается только посмеяться в ответ на этот вопрос.

Можно сказать, что в Украине действительно существует этот клубный эффект, когда два крупных оператора уже давным-давно поделили между собой рынок. И lifecell невероятно трудно в принципе зайти в эти территории, где этот клубный эффект присутствует.

Говоря о наших специальных региональных предложениях стоимостью в 10 или 20 гривень, цена на которые будут действовать всего год, мы просто хотим дать абонентам возможность потестить и увидеть, что на рынке есть еще и другая альтернатива уже привычным им предложениям.

Я также хочу обратить внимание на то, что Антимонопольный комитет не исследует те существующие барьеры на рынке, которые не позволяют свободно заходить и конкурировать в других регионах. Почему комитет не интересуется реальными долями рынка, как и реальным количеством и оттоком абонентов в разных регионах?

- По поводу MNP. Вы рассчитывали на эту услугу, но она мягко говоря “не взлетела”, что случилось?

- Это второй самый смешной вопрос из того, о чем мы будем сегодня говорить. После 10-летнего ожидания, запустила услуги MNP, и мы видим, что оно не работает так, как оно должно. И первая проблема, с которой сталкиваются все абоненты, на что больше всего нарекают и жалуются, это отказ при попытке заполнить регистрационную форму, когда ты хочешь перевести свой номер к другому оператору.

На сегодняшний день этот отказ достигает 50% и даже немного больше, особенно когда мы говорим непосредственно об операторе Киевстар.

Фактически можно сказать, что Киевстар делает все лучшее, что может, для того, чтобы не позволить абонентам от него уйти.  

Украине досталась одна из самых сложных процедур MNP, которая вообще существует на рынках других стран, когда абоненту необходимо обязательно физически идти к текущему оператору для того, чтобы зарегистрироваться. 

Что еще меня удивляет — я не знаю, приходилось ли вам когда-нибудь звонить на номер Киевстара, который был перенесен в какую-нибудь другую сеть, но вы слышите невероятно шокирующее голосовое сообщение, что-то вроде «Ахтунг, ахтунг!», а потом идет очень длинный текст, который, в принципе, по-моему мнению,отпугивает абонентов от пользования услугой.

О выходе на прибыльность, кредитах в украинских банках и сильной гривне

- Глядя на ваши новые тарифные акции, можно сказать, что вашей задачей сейчас является прирорст абонбазы, верно?

- Конечно, как любой оператор мы очень заинтересованы иметь качественную базу абонентов. Но на чем мы фиксировались в последние годы — это обеспечить очищение нашей существующей базы абонентов, убрать из них так называемых zero value, которые не несут нам никакой пользы.

Мы внедрили новые системы, которые отслеживают поведение абонентской базы. Делаем фокус на абонентах, которые являются реальными пользователями 4.5G. 

В среднем в год у всех операторов происходит около 10 миллионов новых активаций sim-карточек в год, но их абонбаза наоборот уменьшается. 

Чтобы быть по-настоящему мощным и влиятельным на рынке, нужно иметь долю не меньше 17-18%, и к этой цифре мы как раз движемся сейчас.

- Когда вы планируете достичь этих показателей?

- Мы хотели бы достичь этого завтра. 

- А если серьезно, какие есть конкретные цели по датам, доле рынка или количеству абонентов?

- В стране, где отсутствует регистрация абонентов, поднимать вопрос о наращивании абонентской базы как один из главных целей деятельности компании — это просто абсолютно манипулятивно.

Завтра я могу вам позвонить и сказать: Антон, посмотрите, у нас 15 миллионов абонентов, потому что вот так (щелчок пальцами) можно легко обеспечить 15 миллионов активаций новых сим-карточек. Но вы не имеете никакой возможности проверить, настоящая ли это абонентская база.

Ведь важно не количество активаций, а количество реальных пользователей, реальный средний чек абонента. 

Наша настоящая задача, которую мы выполним в следующем году — это обеспечить чистую прибыль деятельности компании. И в следующем году мы уже увидим первые прибыльные месяцы, а в 2021 году компания полностью выйдет на чистую прибыль.

Если вы внимательно посмотрите на наши финансовые результаты, вы должны увидеть, что мы финансово прибыльная компания, просто в данное время те большие обязательства, которые были перед банковскими кредитами, которые были получены для развития и запуска сети, съедали большую часть денег. Но мы являемся очень прибыльными, и скоро вы уже увидите, что это приведет к тому, что у нас будет чистая прибыль.

- Что это за кредиты — ваши или Turkcell?

- lifecell. Для капитальных инвестиций привлекались средства, и речь идет о привлечении средств в местных, украинских банках.

- Украинская банковская ставка подходит lifecell? Поскольку в Vodafone например на нее жаловались и брали займы в иностранных банках.

- Можно сказать, что около 90% банковских займов, которые мы брали, они в гривне. Соответственно, кредитная ставка, о которой вы спросили, просто отражает текущее финансовое состояние банковского рынка.

- Вы можете назвать банк?

- Я не могу разглашать, какие банки обслуживают компанию, потому что подписано соглашение о неразглашении. Но могу сказать, что мы работаем с парой банков в Украине, абсолютно довольны.

- Это частные или государственные банки? 

- Оба вида.

О повышении тарифов и покупке Воли

- Еще маленький вопрос о тарифах. Я полагаю, что Александр Комаров сказал очень важную вещь: украинский рынок мобильных операторов нуждается в приросте инвестиций, а этому препятствует то, что в Украины один из самых низких средних чеков в мире и его нужно повышать.

- «Доброе утро», я бы сказал, «доброе утро».

- Вы согласны с ним?

- Доброе утро, то есть приехали. Да, конечно, это известная ситуация, что в Украине один из самых низких средний чеков на рынке, мы недавно обогнали Бангладеш. Обычно именно рыночный лидер задает тренды. И, конечно, когда средний чек почти на нулевом уровне, это приводит к тому, что никто не хочет инвестировать деньги в развитие услуг.

Но теперь вопрос: а кто маркет-лидер в этой стране, кто должен в первую очередь поднимать тарифы, обеспечивать более высокий чек для того, чтобы инвестировать и вести рынок за собой?

Поэтому, возможно, снова поднимем вопрос: а как там дела с теми тарифами, безлим интернет за 60-65 гривень, которые продаются в отдельных регионах. Может, нужно с этого начать? 

- Так они задали уже тренд и будут повышать. Присоединитесь ли вы к нему?

- Когда  lifecell устанавливает и определяет определенную тарифную политику, мы не смотрим на других. Еще год назад  lifecell первым в Украине существенно поднял цены на свои пакеты, на свои услуги. Наши конкуренты ничего тогда не делали.

Но я не хочу ни обвинять ни в чем, ни комментировать, это их право, это был их выбор. Но мы пошли на то, что для определенных категорий наших пакетов мы существенно подняли цены, давая качественное наполнение и услуги.

- Будете ли повышать цены в этом году в каких-либо тарифах?

Мы точно не планируем никакого поднятия цен. У нас могут происходить небольшие колебания на стоимости отдельных пакетов. Но это точно не будет касаться следующих трех месяцев.

- Когда вы купите Волю?

- Мы исследуем рынок, мы смотрим.  Но на сегодняшний день, хочу подчеркнуть, мы не находимся ни в одном активном переговорном процессе с каким-либо игроком этого рынка. 

О блокировке смартфонов по IMEI и впечатлениях от новой власти

- Вопрос блокировки мобильных телефонов по IMEI. Вы до сих пор поддерживаете идею блокировать серый импорт?

- А почему я должен изменить мое мнение? Каждая копейка должна быть учтена, когда речь идет о наполнении государственного бюджета.

И если бы не было этого серого рынка мобильных терминалов, то на сегодняшний день бюджетное наполнение, возможно, позволило бы открыть десятки новых, например, больниц в разных регионах Украины, чего не произошло.



К той выгоде, которую получает государство через наполнение бюджета, от того, что не будет серой или черной контрабанды, второй вопрос — это безопасность. 

Украинцам не нужно бояться регистрации IMEI-смартфона, как и регистрации sim-карточки. Потому что уже давно, например, мобильные номера используются при регистрации Google, Gmail, Facebook, Instagram, и если кто-то хочет узнать номер — он всегда узнает. 

- Вы помните, у нас был законопроект, где были эти вещи, о которых мы говорим. Вы видели реакцию общества, оно было тотально против. Есть мнение, что борьба с контрабандой — это очень хорошо, но этим должна заниматься таможня. Например, об этом говорит Розетка или Киевстар. Речь идет о том, что покупатели не виноваты, что купили серый телефон. 

- Во-первых, вообще абсурдно в чем-то обвинять абонента или делать его виновным. Я категорически не согласен с тем, что кто-то должен кого-то отключать. Речь идет о том, что должно быть принято решение и подведена определенная черта. Начиная с какого-то периода, все мобильные терминалы, которые завозят в Украину смартфоны, должны обязательно проходить через обязательную регистрацию IMEI-номеров. 

Таким образом, остается только два важных вопроса — это бороться с так называемым клонированием IMEI-номеров, чтобы не было перепрошивок, но для этого также есть специальный механизм софта, который можно применять.

- Вопрос безопасности — это круто, но мало кто может поверить, что оператор является альтруистом и беспокоится о всеобщем благе. Какой профит оператор получает, кроме продажи смартфонов?

- Единственная причина — иметь цивилизованный, прозрачный рынок продажи мобильных терминалов. Это позволит на равных условиях конкурировать всем продавцам. А мобильным операторам, как в США, - наконец-то предлагать абонентам так называемые бандл-сервисы. Когда абонент может покупать какой-то мобильный телефон, смартфон с кучей уже интегрированных услуг по очень хорошей цене.

И разве это не странно — мы, мобильные операторы, вообще не можем конкурировать в продаже мобильных телефонов, девайсов, смартфонов, потому что существует так называемый серый рынок. 

- Сколько смартфонов сейчас продает компания lifecell и какова доля этих доходов в общем доходе компании?

- Если говорить об общей доле всех трех мобильных операторов на рынке смартфонов и мобильных девайсов — это меньше 10%.

- У вас есть, как у Водафона, планы по наращиванию количества собственных магазинов?

- Я знаю о стратегии развития Водафона, что они ожидают перехода из серой зоны в белую, и более того, отмечу, что и lifecell, и Водафон имеют абсолютно общие позиции.

- Что насчет вашей стратегии?

- Мы также заинтересованы в активном присутствии на рынке продажи мобильных терминалов, и мы бы хотели туда двигаться, но при одном условии — это должна быть абсолютно белая, прозрачная зона и единые правила игры для всех. 

- В Украине поменялась власть, вы с ними встречались? Какие ваши впечатления?

- Да, мы стали свидетелями невероятно серьезных изменений — новый президент, новый премьер-министр, новое правительство. И я действительно очень-очень позитивно воспринимаю все эти изменения.

У меня уже была возможность встречаться и говорить с премьер-министром, с другими министрами, и что мне очень нравится — что они все нацелены на очень активные быстрые действия и изменения.



Могу сказать одно: меня действительно вдохновляет скорость позитивных изменений. Еще два месяца назад мы работали с Алексеем Гончаруком, который тогда не был даже кандидатом в премьер-министры, а недавно перешел из BRDO в Офис Президента, и мы обсуждали 900-й диапазон и развертывание 4G в сельской местности. И что мы видим? Прошло немного меньше двух месяцев, а мы уже стоим за шаг до начала реализации такого плана. Поэтому меня вдохновляет эта скорость изменений. Мне нравится такой темп. И я очень рад рад видеть, что за этим стоит много и много молодых лиц.


Последние новости