UA

История | "Айтишник? Делай нам эксельку!". Поговорили с IT-специалистами, которые пошли в ВСУ

IT-специалист Олег Берестовый, служащий в ВСУ. Фото из соцсетей
13.05.2022, 12:20

Узнали истории айтишников, которые пошли в ВСУ. Один из них стал разведчиком, а другой уже сменил несколько должностей

По данным ассоциации IT Ukraine, в рядах ВСУ сейчас служат 3% от общего количества IT-специалистов. А в правительственных проектах и кибервойсках заняты 9% украинских айтишников.

Liga.Tech нашла двух таких героев и расспросила их о том, чем они занимаются в армии, как им помогает опыт в IT-сфере и нужно ли освобождать айтишников от службы в ВСУ.

Олег Берестовый, бизнес-девелопер tech/Uklon: "Айтишник? Делай нам эксельку!"

Олег Берестовый – Business Development Manager из команды tech/Uklon. В компании он отвечает за развитие бизнеса новых продуктов, новых и имеющихся сервисов компании. Сам из Киева, но последние четыре года проживал во Львове.

"24 февраля я где-то до 3 утра не спал. Думал, если в четыре часа не прилетят ракеты – сегодня ничего не произойдет. Но не дотерпел, заснул. А уже в пять мне позвонила мама из Киева", – вспоминает парень.

Родители Олега – военные на пенсии. Всю жизнь прожили в военном городке. И именно по части возле их дома прилетели первые ракеты.

Как попал в ВСУ

Первые дни после начала полномасштабной войны Олег вместе с друзьями занимался волонтерством – помогал с размещением коллег и знакомых, которые хотели выехать из Киева и восточных областей. Таким образом удалось расселить до 50 человек. Но скоро это подхватили власти, другие волонтеры, поэтому парень понял, что его помощь здесь больше не нужна.

"Я – офицер запаса, давал присягу на верность украинскому народу защищать территориальную целостность – соответственно, когда, если ни сейчас, ее выполнять", – вспоминает Олег о моменте, когда решил идти в военкомат.

Об адаптации в армии

"Поскольку у меня специфическая специальность – противовоздушная оборона, очень долго решали, куда меня отправить, чтобы это было эффективнее. И наконец-то направили в 15-й полк реактивной артиллерии как оператора радиолокационных станций", – говорит девелопер.

На тот момент планировалось, что уже через неделю их полк уедет на фронт. Однако впоследствии ситуация изменилась, и поскольку удалось удержать Киев, такой спешки уже не было.

"Начала поступать новая техника и из реактивной артиллерии нас стали переформатировать в артиллерийскую разведку", – вспоминает Олег.

Как помогает опыт в IT-сфере

"Когда я только пришел в армию, было проблематично понять, как я могу использовать здесь свои профессиональные знания", – вспоминает Олег. С начала мобилизации численность их части выросла в пять или шесть раз. Это огромная нагрузка на структуру и менеджмент, поэтому сначала все адаптировались, затем уехали на боевое слаживание. Там уже были более конкретные задачи.

Ага! Айтишник? Делай нам "эксельку". У нас здесь штатки, секретки

"Ага! Айтишник? Делай нам "эксельку". У нас здесь штатки, секретки. То есть первое, чем нужно владеть в армии – это Excel", – шутит Олег.

Свой опыт в IT-сфере он сейчас использует для оптимизации этих процессов с соблюдением всех требований безопасности. Это его волонтерская нагрузка вне основных обязанностей.

"Есть очень много идей, как упростить жизнь самим военнослужащим, сделать их работу более эффективной. Но это уже после войны", – говорит девелопер. За это время были мобилизованы многие люди, которые возглавляли огромные IT-бизнесы, и увидев армию изнутри, как он надеется, смогут помочь сделать ВСУ более современными.

О разведке из айтишников

Недавно Олегу с коллегой доверили возглавить роту – это примерно сотня человек.

"Это будет уже пятая должность, которую я здесь занимаю", – рассказывает Олег, которому доверили руководить отдельным подразделением.

И чтобы эффективнее работать, они выступили с инициативой собрать этих людей самостоятельно. Поскольку Олег имеет большую аудиторию в социальных сетях, он напрямую обратился к IT-специалистам, желающим присоединиться к ВСУ и работать в разведке.

"Нам нужно набрать не один десяток людей с конкретными навыками. Поскольку военкоматы не сильно обращают внимание, соответствует ли военная должность человека его гражданским навыкам, мы сделаем эту работу вместо них", – рассказывает Олег.

После объявления, опубликованного Олегом в Linkedin, ребята получили несколько сотен заявок от людей с нужным боевым и техническим опытом. Теперь им нужно время, чтобы пообщаться с ними и каталогизировать. Некоторых, в частности, они попытаются перевести к себе из других частей.

"К сожалению, есть вопиющие ситуации, когда человек мобилизовался, но не на своем месте. В моем отделении есть солдат, который до войны руководил одним из самых мощных аналитических центров в Украине", – рассказывает Олег.

В армии мужчину назначили на должность, отвечающую за связи с общественностью. Хотя, как считает Олег, эти обязанности мог бы выполнять другой человек. Его аналитические возможности были бы полезны в силах особых операций. К счастью, на данный момент эту ситуацию уже решили. "Едет, куда нужно", – рассказывает Олег.

О бронировании айтишников

По мнению Олега, освобождать IT-специалистов от службы в ВСУ не нужно. Он считает, что эта инициатива принесет больше вреда, чем пользы. Как и всякая несправедливость.

"Не только айтишники у нас зарабатывают деньги и приносят добавленную стоимость государству. IT-специалисты – это люди умные, а в армии такие люди сейчас нужны. Единственное исключение – очень узкопрофильные специалисты, без которых компания действительно не может выполнять заказ, зарабатывать деньги и платить налоги", – говорит Олег.

Читайте также

Также он добавляет, что не следует бояться армии. Тем более попасть туда сейчас не так-то легко. Ситуацию может изменить подписание закона о ленд-лизе. Но Украине пока не хватает техники, чтобы привлечь даже всех тех, кого уже мобилизовали.

"Уехать на фронт воевать – на самом деле еще нужно заслужить. Мне, например, такой чести еще не доводилось. Мы ездили на некоторые задачи в те районы, где ведутся боевые действия. Но это не постоянная работа", – рассказывает Олег.

Тем, кто не на фронте, он советует продолжать свою работу и платить налоги. По его мнению, это не менее важно.

"У нас воюет вся страна. Каждая компания, айтишная или не айтишная – на своем месте. Один кофе, купленный на площади Рынок в городе Львове, – это один патрон для ВСУ, потому что кофейня заплатит налоги. Если вы не в армии и относительной безопасности – живите своей жизнью. Не надо себя ограничивать и корить. За это армия и воюет. Чтобы был мир, а не смерть".

Вадим Кузнярский, SRE Acceptance Engineer в AB Soft: "С телефоном можно нанести больше вреда, чем с автоматом"

Вадим Кузнярский – SRE Acceptance Engineer в IТ-компании AB Soft. Его команда обеспечивает надежность сервисов и бесперебойную работу. Война застала Вадима в Одессе, где он родился и прожил всю жизнь.

"Осознание того, что за окном взрывы, пришло только несколько дней спустя", – вспоминает айтишник.

Первое время они с несколькими коллегами интенсивно работали, так как большая часть команды в это время пыталась уехать из города.

Лишь когда часть людей оказалась в относительной безопасности и вернулась к работе, Вадим вместе с компанией друзей пошел оббивать пороги военкоматов, чтобы попасть в ВСУ или ТРО.

Близкие люди Вадима, семья, девушка его поддержали. "Мать, конечно, говорила: "Никуда ты не пойдешь", – вспоминает он. Но потом, зная характер сына, поняла: он не простит себе, если не уйдет.

Так Вадим оказался в Приморском военкомате.

Об адаптации к ВСУ

Атмосфера в армии, по его мнению, зависит от коллектива.

"Я общаюсь почти со всем офицерским составом, который приближен к нашей службе. И в 80 процентах случаев – это очень адекватные люди, которые находят баланс между субординацией, муштрой и человеческим пониманием.

Единственное, что ненавижу, воздушные тревоги. У нас они, скажем так, почаще.

Страх в армии, по словам Вадима, присутствовал первые пять-шесть дней, когда все только собирались, переезжали. В основном, из-за непонимания ситуации. Ведь в первые дни полномасштабной войны никто не знал, что происходит, где взорвали, что захватили.

Сейчас стало проще. "Единственное, что ненавижу, воздушные тревоги. У нас они, скажем так, чаще. Срываться пять или шесть раз в ночь немного надоедает", – объясняет Вадим.

Однако здесь адаптации способствовал опыт профессиональной жизни и хобби. На работе их команда часто работала ночью, а когда занимался организацией ролевых страйкбольных проектов, мог не спать двое-трое суток подряд.

Сложнее всего было овладеть иностранным гранатометом, а важнейшим навыком Вадим считает "медицину", которую им прогоняли пять раз.

"Есть несколько моментов не очень сложных, но их надо понять. Этих турникетов уже множество видов. И, например, те, которые нам показались поначалу самыми сложными, в конце концов оказались наиболее удобными", – говорит военный.

О нуждах ВСУ

По словам Вадима, никто не ожидал, что нужно будет собирать армию таких размеров и одевать такое количество людей.

"Поскольку у меня специфическое хобби – страйкбол и организация страйкбольно-ролевых проектов, практическая стрельба, то из необходимой одежды я имел практически все. Отсутствовала только каска", – рассказывает Вадим.

Впрочем, некоторые потребности в экипировке остаются и сейчас. У некоторых это в основном "хотелки": например, хочу взять себе более удобные сапоги. "Я заказываю это за свои деньги, потому что здоровье дороже", – объясняет IT-специалист.

Во время службы компания сохранила за ним должность и зарплату. Также волонтеры компании объявили среди сотрудников сбор, который помог купить для части Вадима дрон, бронежилеты и аптечки.

На питание парень тоже не жалуется, хоть и отмечает: он, в принципе, неприхотлив.

"Завтрак я особо не видел. Там молочные каши, а у меня к ним еще со времен садика какое-то отвращение. На обед – борщ или овощной суп и каша с курицей, которую разорвало на противопехотной мине, как мы это называем. Ужин – по-разному. Обычно тоже каша с курицей. За время в армии я понял, что с курицей в нашей стране все в порядке", – шутит Вадим.

Куда распределяют айтишников

Вадим – не единственный IT-специалист в своей части. Встретил даже парня, работавшего в той же компании еще в 2014 году. Таких, как они, с высшим образованием, обычно стараются распределять ближе к штабу.

"Мое звание – старший солдат, поскольку я раньше не служил", – рассказывает Вадим.

В начале Вадим занимался "волонтеркой", потому что имеет знакомых из этой сферы и мог их скоординировать. В целом же за время в ВСУ он успел побывать на нескольких должностях – от поставок до финансовой части. В их части обращают внимание на опыт, навыки и на основании этого происходит обмен между службами.

О кибербезопасности в армии

Есть правила – не давать местонахождение, локации, не пользоваться определенными ресурсами. Однако, по словам Вадима, не все соблюдают все требования, поскольку люди еще не осознают: в ХХІ веке информационная сфера может нанести не меньше вреда.

"Это война не только живых людей в поле или на расстоянии артиллерии. Человек с телефоном может нанести больше вреда, чем человек с автоматом. Однако после некоторых случаев, надеюсь, до людей уже дошло", – рассказывает Вадим.

Нужно ли бронирование IT-специалистов

Вадим считает, что не надо против воли тянуть человека в военкомат, если достаточно желающих туда попасть.

"Зачем осуждать человека, который не готов или не создан для этого?" – говорит он.

Специалист считает, что сейчас от любого человека может быть больше пользы, если он будет просто работать.

"Если все из нашей компании побегут воевать, работа над продуктом на время просто остановится. Вытаскивать специалистов, которые годами учились и приносят деньги в экономику страны, не вижу в этом смысла", – объясняет Вадим.

Поэтому людям, которые сейчас находятся в относительной безопасности, он советует в ней оставаться, не игнорировать воздушные тревоги и овладеть базовыми курсами "медицины": "Сейчас этого будет с головой".

Читайте также
Ольга Лицкевич
Ольга Лицкевич
корреспондент LIGA.Tech
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости