Содержание:
  1. О возвращении сериалов HBO
  2. О собственных сериалах
  3. Об украинской озвучке

В сентябре украинской стриминговой платформе Megogo удалось вернуть права на контент HBO и Max. До полномасштабного вторжения покупать его они могли только через российских посредников, контракт был действителен до конца 2022 года.

Читайте о бизнесе без политики на канале LIGA.Бізнес

"Украину воспринимают частью Европы, поэтому иногда ожидания слишком завышены. В плане цены – это не преимущество для нас", – рассказывает директор по контенту Megogo Мария Панченко. Liga.Tech пообщалась с Марией об отношениях с правообладателями во время войны, падении просмотров детского контента, стоимости подписки, украинской озвучке и почему в нашем стриминге пока не появится собственный "Карточный домик".

О возвращении сериалов HBO

– Что тормозило возвращение сериалов HBO за все время с прекращения показа?

– Контракт подписан был буквально вчера (разговор состоялся 14 сентября. – Ред.). Мы очень рады, что это наконец-то произошло. Дело в том, что HBO сейчас относится к корпорации Warner Bros. Discovery, которая проходила через этапы мерджинга с другими компаниями. К ним присоединились Discovery, HBO. Внутренние процессы этих организационных конфигураций были монументальны. После вступления в силу, мы смогли очень оперативно двигаться. Вторая сложность, конечно, финансовая.

Была очень высокая конкуренция на украинском рынке по этому контенту. Мы смогли достичь компромисса, но, конечно, эта покупка для нас очень дорогая.

– Почему все же решили принять эти условия? Пришлось ли из-за этого ограничить количество контента, который мы увидим?

– Не пришлось. Нам пришлось согласиться из-за того, что этот контент всегда запрашивают наши подписчики.

Обычно человек даже не знает, кто студия-производитель, правообладатель. Он говорит, что хочет смотреть определенное кино: фильмы о Джеймсе Бонде, Marvel и т.д. Здесь уникальная история, когда на вопрос, чего вам не хватает на платформе, четко называют HBO, даже не определенные любимые сериалы. Люди знают бренд, и почти весь контент им так или иначе нравится.

Почему в Украине европейские цены на контент. Megogo о деньгах, озвучке и сериалах
Фото: ajay_suresh/flickr

– Чтобы один раз посмотреть фильм "Барби", например, на британском Amazon зрителю придется заплатить почти 16 фунтов – это почти 700 гривен. Вы предлагаете такую возможность за 142 грн, но это цена билета в кино. Чем вы хотите привлечь зрителя по сравнению с кинотеатром?

– Есть люди, готовые платить, чтобы пойти в кино, а есть люди, готовые платить, чтобы никуда не ходить. Это разные модели потребления, которые не конкурируют между собой, потому что разведены по окнам.

Сначала идет кинотеатральный показ, затем цифровая премьера (VOD). Мы видим, что во время войны этот спрос не вырос, но он и не упал.

Мы проводим колоссальную работу с правообладателями, чтобы убедить их именно в этой цене, сравниваем с бигмаками, походами в кино, объясняем курс и инфляцию. Украину воспринимают частью Европы, поэтому иногда ожидания слишком завышены. В плане цены – это не преимущество для нас.

– Легче ли покупать тот же контент в других странах?

– Бывает по-разному. К примеру, мы запустились в Польше полноценно в феврале этого года, но переговоры с правообладателями начали летом 2022 года. Тогда все были очень тревожны, эмоциональны. Когда наша команда выходила на связь с польскими правообладателями, они спрашивали: "Окей, украинская компания, а где вы сейчас находитесь?"

Они не могли поверить, что женщины с детьми в Киеве выходят на связь.

Тогда они очень эмоционально включались, потому что очень много польских топ-менеджеров у себя приютили украинскую семью или две. Поляки рассказывали, как брали выходной, ехали с рюкзаками, с лекарствами в Украину, в Харьков, помогать.

Нам очень сильно шли навстречу, потому что мы объясняли, что у нас украинская команда, все эти люди в Украине, а мы как компания должны обеспечить их зарплатами, рабочими местами. Мы не хотим никого увольнять.

2023 год – это уже больше о бизнесе. Война длится долго: эмоции улеглись и у западных партнеров, и мы приспособились преодолевать свой стресс. Сейчас больше калькулятор ложится между нами.

Мы начинаем считать, что выгодно, что нет, как сделать сделку эффективной или не покупать вообще.

– Приходилось отказываться от действительно громких проектов из-за цен?

– Да, конечно. Есть несколько каталогов, которые я очень хочу иметь, но, к сожалению, цены пока слишком высокие.

Если в 2022 году правообладатели могли пересмотреть условия, чтобы помочь нам выжить, то в 2023 году все настроены на бизнес. Это очень больно, потому что курс вырос на 40%, население уменьшилось, а стоимость подписки не выросла. Разницу мы буфером держим на себе.

– Теперь, когда к вам возвращается каталог HBO и Max, планируете менять цены на подписку?

– Пока это дискуссионный вопрос внутри компании. Еще не готова ответить однозначно.

Абсолютное большинство наших контрактов в долларах или евро, поэтому изменение курса драматически на нас влияет. Более полутора лет сдерживаем цены на том же уровне, сколько еще продержимся – я не знаю.

Сейчас давление невероятное на то, чтобы пересмотреть наши цены.

О собственных сериалах

– В 2019 году Megogo запустил свой продакшн Megogo originals. В то же время Федор Дроздовский, соучредитель и совладелец компании, недавно сказал, что производство контента не является доминирующим в планах компании. Это значит, что собственный "Карточный домик" или "Очень странные дела" на вашем сервисе в ближайшее время не появятся?

– Развитие собственного производства ограничивает наша стратегия держаться в точке безубыточности, потому что собственное производство – это значительные инвестиции с окупаемостью в сроках 3,5-7 лет.

По статистике, всего от 5% до 10% единиц контента становятся мощными хитами. Чтобы был новый "Карточный домик" или "Очень странные дела" надо выработать, например, 10 тайтлов.

Производство каждого тайтла может стоить на украинском рынке минимум миллион долларов. Эти деньги нужно вложить сейчас, контент появится через год-два, если все условия складываются. Плюс три-пять лет, чтобы окупить этот контент. Это очень тяжело и для платформ, и для телеканалов. Мы должны собирать миллионные аудитории для того, чтобы выйти в условный ноль.

Сейчас мы все еще интересуемся продакшеном: тесно общаемся с продюсерами, медиагруппами, производящими этот контент и спонсорами. Посмотрим, как это будет вырисовываться.

– На производстве какого типа контента вы планируете сосредоточиться в ближайшее время?

– То, что мы можем профинансировать здесь и сейчас сами – это такие проекты, как наш документальный сериал "Воины", про парней, которые пошли защищать Украину после 24 февраля и не были военными, а сейчас выполняют важные боевые задания. 

Мы решили снимать второй сезон "Воинов", потому что были приятно удивлены, как этот проект восприняли зрители и в медийном пространстве. Теперь будем искать деньги, думать, где и как мы что-то сэкономим. Первый сезон был почти полностью выполнен внутренним продакшеном Megogo. Наша группа продюсеров на силе и воле ехала в Бахмут, в Харьковскую область и все это снимала.

В планах есть проект о будущем Украины. Мы хотим опросить наших опинион-лидеров, какой они видят Украину через пять лет и из их ответов составить картину, которая будет вдохновлять людей во время войны. Чтобы через все пройти, нужно, чтобы что-то вдохновляло и поощряло.

– Есть ли четко заложенная цифра, которую можете потратить на производство контента в ближайшее время, или она постоянно меняется?

– У нас такая цифра есть каждый год, когда составляем бюджет. Просто в этом году не все удалось запустить из-за того, что было запланировано много партнерств с медиагруппами, но у них тоже сильно меняются планы. Они меняют свои сетки, чаяния, количество премьер, потому что тоже очень тщательно считают каждую копейку. Такие сейчас реалии для всех.

Почему в Украине европейские цены на контент. Megogo о деньгах, озвучке и сериалах
Мария Панченко. Фото – пресс-служба Megogo

Поэтому мы все ограничены и зависим друг от друга. Надеюсь, на следующий год получится зайти в большее количество проектов, чем сейчас. Кое-что в разработке, но без медиагрупп-партнеров я не готова выходить с этим анонсом.

– А планы производства контента касаются только сервиса в Украине?

– Мы рассматриваем возможность производства контента в Украине с международным потенциалом, который может заинтересовать зрителя в Польше, Румынии, Казахстане. Но большинство наших подписчиков – украинцы, поэтому в первую очередь ориентируемся на украинский рынок.

Об украинской озвучке

– Правда ли, что зрители чаще всего выбирают именно украинское озвучивание на сервисе?

– С началом полномасштабного вторжения люди точно очень активно выбирают украинский язык и высказываются, где еще его нужно добавить.

Если у пользователя выбран украинский интерфейс Megogo, первым запускается украинская дорожка.

Это важно, когда речь идет о детях, потому что обычно они не умеют выбирать ее вручную. А украинский на нашей платформе доступен для 76% контента.

Мы инвестируем в создание украинских дорожек очень большие деньги. Мы полностью загрузили примерно три студии озвучивания, плюс нашу собственную Megogo Voice, созданную еще в 2021 году, когда спрос на украиноязычные дорожки был намного ниже.

Наше внутреннее правило – не выпускать новинку на платформе, пока у нее не появится украинская дорожка. Это создавало прецеденты, когда некоторые конкуренты могли поставить как есть, а мы ждали дорожку от правообладателя и экстренно за 3-10 дней создавали украинскую озвучку. Из-за этого теряли эти премьерные дни.

Библиотечный контент мы сортируем по просмотрам. Чем больше он востребован, тем быстрее получает озвучку.

– Как решили вопросы с украинской озвучкой HBO и Max?

– Там не будет 100% украинского звука на старте. Но мы поставили себе две цели. Все такие новинки как The Last of Us будут выходить только с украинской дорожкой. Без этого они не могут стартовать. Поэтому несколько новинок откроются на неделю – три позже.

Второе – это каталог. Эту работу мы начали давно и дали себе полгода, чтобы как можно быстрее озвучить 100% контента HBO и Max на украинском языке. Это около 1700 часов, из них около 500 часов уже готовы.

– А какая вообще ситуация с детским контентом у вас? Планируете собственное производство?

– Производить мультики гораздо дороже, чем снимать кино или сериалы. Именно поэтому так мало украинских. "Мавку" готовили около восьми лет.

Пока у нас упали просмотры мультфильмов и мультсериалов, потому что многие дети с мамами уехали за границу и еще не вернулись.

Но, тем не менее, у нас есть очень хорошие каталоги мультфильмов Disney, Nickelodeon.

– Вы не скрываете, что после 2022 года большое количество аудитории ушло. А есть ли данные куда именно – на пиратские сайты, зарубежные стриминги?

– Если мы ссылаемся на интервью Федора Дроздовского, он говорил о драматическом падении в целом. (В 2022 году Megogo вышел из России и Беларуси. Аудитория подписчиков платформы упала с 1,5 млн до 750 тысяч. – Ред.)

В Украине в самом начале большой войны отток аудитории был 20%. Мы связываем это с тем, что часть аудитории уехала и перестала потреблять контент.

Мы строго следим за геоблокингом и никогда не показываем контент, на который нет прав на другой территории.

Затем последовало сезонное падение. Всегда есть приблизительно 10% проседания летом. Осенью мы начали догонять наши довоенные цифры и вышли на довоенный уровень по подписчикам в Украине. Пока я ожидаю только роста, потому что мы усиливаем библиотеку.

– На какой контент приходят новые подписчики?

– Это спорт, новинки кино и сериалов и, конечно, телеканалы. Наши зрители с большим удовольствием следят за такими шоу как "Холостяк", "Мастер-шеф", "Голос страны", то есть это не те люди, которые говорят: "Я никогда не смотрю телевидение".

– А что чаще всего выбирают люди, которые заходят на платформу, – бесплатный контент, покупают отдельные фильмы или подписку?

– Самая популярная – подписка. Она сразу решает ряд вопросов и потребностей.

– Как, на ваш взгляд, меняется поведение украинцев во время войны и принятие того, что за контент нужно платить?

– Еще до 2022 года мы видели положительный тренд в том, что все больше людей выбирает легальный контент. Особенно, когда все в одном месте, в высоком качестве, относительно недорого, можно выбирать дорожку – смотреть на украинском или английском с субтитрами.

В то же время и правообладатели, и платформы создают "пиратам" все больше неудобств, чтобы им было некомфортно и невыгодно работать на территории Украины. Половина "пиратских" лайв-трансляций блокируется. Это высший пилотаж, потому что у нас есть всего 90 минут, чтобы определить, этот контент только у нас или еще где-то на пиратском сайте.

Сейчас люди все равно не отказываются от легального потребления контента.

Мы вернулись к довоенным цифрам, хотя количество населения, находящегося сейчас на территории Украины, снизилось примерно на 8-10 миллионов.

То есть фактически доля рынка даже выросла. И мне кажется, этот тренд будет только усиливаться.

Читайте также